ЛитМир - Электронная Библиотека

Джереми приблизился и остановился прямо передо мной. — Я подразумеваю это.

* * *

На следующей неделе я узнала, что у меня действительно будет маленькая девочка. Я не взяла с собой Джереми. Я пока еще не была к этому готова. Я согласилась выйти за него замуж, но у моей малышки есть отец. Прежде чем я смогу позволить Джереми быть частью жизни моего ребенка, я должна была настоящему отцу дать шанс быть отцом. Если он захочет принять участие в ее жизни, тогда я позволю ему. Если нет — у нее есть Джереми. Она никогда не будет чувствовать себя нелюбимой.

Говорить Кейджу, что я беременна — это другая вещь. Просто пока я не могла с этим справиться. Я не была уверена, что он из-за этого вообще приедет домой. Был даже шанс, что он не ответит на мой звонок. Я не могла оставить информацию на голосовой почте или написать сообщение. Я должна быть уверена, что он знает. А затем он решит, что будет делать. Глубоко внутри я боялась, что он ничего не будет делать. Если так случится, то мое сердце снова разорвется. Если там еще есть, чему разрываться.

* * *

Две недели спустя мой папа скончался, когда я сидела около его кровати, держа его руку и исполняя ему старый церковный гимн "Чудесная Благодать". Это было его последней просьбой.

КЕЙДЖ

Межсезонье и отсутствие социальной жизни означало, что мой средний балл был выше, чем когда-либо. Мой тренер был в восторге. Я не только заменил их звездного подающего, но и сам получил звездный ранг. Если бы меня это только волновало. Каким-то образом мне удалось функционировать без чувств. Я был чертовым роботом.

Я не поехал домой на День Благодарения. Лоу умоляла меня, но я не мог. В прошлом году мой День Благодарения прошел с Евой. Ехать домой на выходных — тоже не вариант. За исключением рождения малыша Лоу. Ради этого мне придется ехать домой. Но я не поеду в свою квартиру. Останусь в чертовом отеле.

Мой телефон зазвонил десятый раз, когда я наконец сдался и ответил. Посмотрев на экран, я увидел имя Лоу. Или она будет пытаться уговорить меня поехать домой на последней минуте Дня Благодарения, или у нее начались схватки.

— Ты в порядке? — спросил я.

— Да, но дело не во мне, — ответила она.

— Тогда в чем же? Потому что десять звонков — это многовато. Ты должна была позвонить хотя бы три раза подряд.

Лоу глубоко вздохнула, и я сел прямо из своей расслабленной позиции на диване. — Отец Евы скончался. Джереми позвонил мне с ее телефона. Он знал, что она не позвонит мне. Или тебе. Он подумал, что….Мы…Ты должен знать.

У меня было ощущение, что кто-то толкнул меня в желудок. Черт. Прямо в День Благодарения. Она любила этот праздник. — Как она? — спросил я. Я ничего не знал, и от этого болело только хуже. Я хотел знать. Знать, как она справлялась с отцом, который медленно умирал прямо у нее на глазах. Было ли у нее плечо, в которое она могла поплакать? Нужен ли ей был я? Думала ли она вообще обо мне?

— Джереми сказал, что она была к этому готова. У них на дому была медсестра из Хосписа. Ей удалось провести достаточно времени с ним в конце.

— Когда похороны? — спросил я, встав. Она не захочет видеть меня. Но как я могу не поехать? Я оставил ее справляться с этим в одиночку, но я должен был поехать на похороны. Он был хорошим мужчиной. Он дал мне шанс, когда больше его давать никто не хотел.

— В субботу. Ева захотела подождать до дней после Дня Благодарения. Там закрытый гроб.

Я должен был поехать. Даже если она этого не хотела. Я должен был. Она могла не хотеть видеть меня там, но, черт возьми, я дал ей то, чего она хотела, и от этого не стало легче. Моя жизнь была ничем. В ней не было смысла.

— Могу я остаться с тобой? — мне не нужно было объяснять Лоу, что мне было нужно. Она знала, что я не мог заходить в квартиру, которую я делил с Евой. Теперь, когда там нет ее пианино, он словно призрак. Она действительно ушла. Я не мог.

— Конечно. Езжай осторожно.

— Увидимся в субботу, — ответил я. Я не мог поехать ни днем раньше. Мне нужно было подготовить себя к встрече с ней. Иметь друзей, которые будут задавать мне миллионы вопросов, потому что я не приезжал к ним целое лето, не было тем, к чему я был готов.

Мой телефон снова зазвонил, и я увидел, что на экране опять имя Лоу.

— Я не передумал, — сказал я ей.

— Я не сказала тебе еще одну вещь, которую мне сказал Джереми. Я не собиралась, но Маркус заставил меня перезвонить и сказать тебе. Он сказал, что ты должен это знать, прежде чем приедешь.

— Что?

— Ева помолвлена, Кейдж. Она помолвлена с Джереми.

Больше я не слышал ничего, что она сказала. Мое тело полностью онемело. Стало невозможно дышать. Все вокруг помутнело. Ева была моей. Я никогда не представлял ее с кем-нибудь другим. Никогда. Даже если прошло шесть месяцев, я ни разу не посмотрел ни на одну девушку. Ева была единственной, кого я мог видеть. Как она могла быть помолвлена? С Джереми? Она не любила Джереми настолько сильно. Разве не так?

Лоу больше не говорила в мое ухо, и я посмотрел вниз, чтобы увидеть, как мой телефон был разбит на миллионы кусочков на полу, а в стене оказалась вмятина. Отрицание, которое прорывалось сквозь меня, оставило сырье в моем горле. Затем я сел на диван и во второй раз заплакал из-за Евы Брукс.

Глава 15

Настоящие дни

ЕВА

Я стояла напротив церкви, смотря на мрачные лица семьи и друзей. Стоять здесь у всех на виду было не тем, чего я хотела. Я хотела свернуться клубочком у гроба, стоящего передо мной и плакать словно ребенок. Это все казалось таким несправедливым. Я делала это раньше. Я уже стояла лицом к толпе с заплаканными лицами и говорила о человеке, которого любила, но которого у меня отняли.

И вот теперь, я вновь стою здесь. Все ожидали, что я буду произносить речь. Скажу что-нибудь о человеке, который лежит передо мной. О том, которому я доверяла всю свою жизнь. О том, в объятиях которого я плакала, когда обнаружила, что стану матерью одиночкой. О том, который, я уверена, никогда бы меня не покинул. А теперь он ушел.

Я осмотрелась, найдя взглядом Джереми, который стоял в костюме и галстуке, с осторожностью наблюдая за мной. Он по-прежнему был здесь. Он не собирался меня покидать. У меня по-прежнему был он. Он молча мне кивнул и я знала, что если только попрошу, он поднимется сюда и возьмет меня за руку, пока я буду делать это. Я не отрывала от него взгляд, когда отрыла рот, чтобы начать говорить. Видя его там, я получала силы, необходимые мне, чтобы с этим справиться.

— В жизни никто не ожидает потерять тех, кого он любит. Мы не планируем стоять напротив наших друзей и членов семьи и говорить о ком-то, кто был для нас всем миром. Но это случается. И это больно. И никогда не станет легче. — Я замолчала и проглотила ком, застрявший в горле. Джереми сделал шаг в мою сторону, но я покачала головой. Я сделаю это без его помощи. Я должна.

— Нам никогда не гарантирован завтрашний день. Папа учил меня этому, когда я была маленькая и не понимала, почему мама не возвращается домой. Затем вновь, когда я потеряла парня, с которым надеялась состариться, мне вновь напомнили об этом факте еще раз. Жизнь коротка. — Я оторвала взгляд от Джереми. Я не могла смотреть на него, говоря о Джоше. От боли в его взгляде слезы лишь больше начинали жечь мне глаза.

— Мне посчастливилось узнать, что такое безоговорочная любовь. В своей жизни я испытала ее дважды, от двух разных людей. Они любили меня до самой их смерти. Я буду хранить это в своем сердце всю свою оставшуюся жизнь. Я только надеюсь, что остальной мир также удачлив, как и я. — Задние двери церкви открылись и я замолчала. Мир вокруг меня, казалось, замедлился.

Голубые глаза Кейджа встретились с моими, когда он стоял в другом конце церкви. Я не ожидала увидеть его сегодня. Я вообще не ожидала когда-нибудь снова его увидеть. Я не была готова столкнуться с ним лицом к лицу. Особенно сегодня.

26
{"b":"218172","o":1}