ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ты поела? — спросил я, сорвав ее попытку сбежать.

Она покачала головой.

— Тебя тошнит по утрам? — спросил я, внезапно осознав, что я не знаю об этой части ее жизни. Заставляет ли наша малышка чувствовать ее плохо по утрам?

Она снова покачала головой. — Нет. Больше нет. Это проходит…, - она замолчала.

Я встал и пододвинул стул слева от себя. — Садись, Ева. — Она стояла там и смотрела на стул, будучи неуверенной, сможет ли она убежать, или я поймаю ее.

— Если ты не сядешь и не поешь, я выйду отсюда и начну работать. Я умираю от голода, и твои пирожные невероятно пахнут, но если мое присутствие здесь сдерживает тебя от того, чтобы сесть и поесть, то черт меня подери, если я останусь здесь сидеть. Тебе нужно поесть.

Она подняла глаза, чтобы встретиться со мной взглядом, и мне понадобилось все мое самообладание, чтобы удержаться и не заключить ее в свои объятия и не начать ее целовать, чтобы прогнать это удивление и недоумение с ее лица. Неужели она не поняла, что я по-прежнему безумно ее люблю?

— Хорошо, — сказала она, присаживаясь и не отрывая от меня взгляд. Я отодвинул ей стул, а затем сел обратно на свое место.

— Хорошо. Потому что пахнет это просто восхитительно, — сказал я ей, прежде чем протянуть руку, взять печенье и положить его ей на тарелку, после чего уже обслужить себя. Тоже самое я сделал и сбеконом. — Ты хочешь чтобы я намазал его маслом? — спросил я, беря масло.

Она сидела и смотрела на меня, будто была неуверена, как вести себя со мной. — Нет, я могу сделать это сама. Спасибо, — ответила она и забрала у меня масло.

— Так что на счет урожая пекана? — спросил я, глядя на Джереми.

Он медленно пережевывал кусочек бекона и разглядывал меня также пристально, как и Ева. Он сглотнул. — В этом году урожай выдался хороший, учитывая что я никогда не занимался урожаем без Уилсона и прошло уже несколько лет с тех пор как я вообще этим занимался. Нам нужно рассмотреть вариант с выделением дополнительных средств на удобрение. Это выйдет нам в копеечку, но это того стоит.

— Мы пользуемся каждый год одним и тем же удобрением? Уилсон отдавал чему-нибудь предпочтение или нам следует проехаться по магазинам и найти что-нибудь по более выгодной цене?

Никто из них не проронил ни слова, поэтому я откусил кусочек печенья. Ева положила нож, намазав печенье и я потянулся к ее тарелке. — Соус?

Она просто кивнула. Я подлил ей соус, который она обычно предпочитала и поставил назад перед ней тарелку. — Как я это вижу, нам нужно поступить так, как поступил бы Уилсон. Он прошел весь этот путь проб и ошибок. Его метод будет самым безопасным. Как часто в год он удобрял культуры?

Опять же, сверчки. Я встал, налил Еве стакан апельсинового сока и поставил его возле ее тарелки.

Джереми наконец прочистил горло, когда я снова сел и поднял взгляд на него. — Да, я согласен. Когда урожай был хорош, он делал дополнительные опыления. Они платили за себя именно так.

Я перевел внимание на Еву. — Ты хорошо себя чувствуешь по этому поводу? Делать это так, как твой папа?

Она разрезала ее бисквит на маленькие кусочки, но не откусила ни разу. — Я, э-э, да, конечно.

Я протянул руку и скользнул пальцем под ее подбородком и наклонил голову так, чтобы она могла видеть мое лицо, когда я сказал следующее. — Если ты не поешь, я собираюсь вернуться к работе. Пожалуйста, ешь.

Она сглотнула достаточно громко, чтобы я услышал ее. — Ладно, — ответила она.

Я опустил руку и вернулся к еде. Мои слова, по-видимому, повергли их обоих в такой шок, что Джереми не знал, что сказать, и Ева не могла есть, так что я молчал, пока я не был удовлетворен тем, сколько она съела. Тогда я встал и отнес свою тарелку к раковине, чтобы ополоснуть ее и поместить в посудомоечную машину.

— Спасибо за завтрак. Это было лучшее, что я ел в течение длительного времени, — я сказал ей, перед тем как взять мою шляпу и направиться наружу. Это не было легко, но, надеюсь, она поняла намек, что я не ухожу.

Глава 18

ЕВА

— Я не думаю, что он уедет, Ева. Вам нужно поговорить, — сказал Джереми, как только мы услышали рев грузовика на улице.

— Но…у него школа. Скоро начнется бейсбол. Что…Он с ума сошел? Я не вижу в этом никакого смысла. — Я поставила вилку. Я должна была заставить себя поесть, потому что я хотела, чтобы поел Кейдж.

— Он не уезжает, — повторил Джереми. — Я пока еще ничего не выяснил, но я точно знаю, что он никуда не собирается.

Я встала, выбросила в мусорку свой недоеденный завтрак, соскребла тарелку, чтобы она была чистой, прежде чем подойти к раковине и увидеть, как грузовик грохочет на заднем дворе моей собственности, будто он принадлежит к ней. — Я думала, что он сегодня направится в школу. У него скоро начнутся экзамены. — Это был его способ сказать мне, что он нормально относится к нам с Джереми. Он собирался быть частью жизни Блисс и делал для этого все возможное. Он не знал, как мне сказать, поэтому он просто показывал. — Он уедет завтра. Он должен вернуться обратно.

— Думаю, ты ошибаешься, — сказал Джереми, как только положил тарелку в раковину и направился к двери. — Я не думаю, что он куда-то собирается, Ева.

Я уставилась на сарай, размышляя, о чем думал Кейдж. Передняя дверь хлопнула, когда она закрылась за Джереми. Он считал, что Кейдж остается… Но почему? Ради чего? В конце концов, ему придется уехать.

* * *

Прошло три дня, но Кейдж все еще появлялся в шесть утра и все еще вел себя, будто так и должно быть. Я продолжала готовить завтраки. Он продолжал их есть и разговаривать, словно он здесь и остается. Каким-то образом ему всегда удавалось уйти, прежде чем я могла остановить его и поговорить с ним. Он словно уворачивался от моих вопросов. Если бы я не боялась позвонить Лоу после всего этого времени, я бы позвонила ей и спросила, знает ли она, какого черта он делает.

Джереми стоял на крыльце, что-то погружая в свою губу спустя 3 часа после завтрака. Это было его обычное время для перерыва. Я вышла на улицу, чтобы поговорить с ним. Мы на этой неделе не очень много разговаривали. Нахождение Кейджа здесь поглотило мое внимание.

— Я думаю, планирует ли он уезжать на этих выходных? — спросил я, осознавая, что я была напугана, что он действительно так сделает. За три коротких дня я привыкла, что он всегда здесь.

— Неа. Его задница никуда не уезжает, — сказал Джереми, заталкивая свой табак в задний карман.

— Что насчет его уроков?

— Не думаю, что он заботится о своих уроках.

— Почему?

Джереми посмотрел на меня и ухмыльнулся. — Потому что, Ева, он доказывает тебе себя. Он не оправдывается и не объясняет, что он сделал. Он справляется с этим, как мужчина. Вот что он делает. — Он покачал головой и пошел вниз по лестнице, но остановился. — Черт меня подери, если это не заставляет меня уважать его жалкую задницу, — сказал он, а затем ушел.

Он доказывал себя? Сейчас? Зачем? Я села на ступеньку и начала изучать свою пустую левую руку. Я не могла одеть свое кольцо уже два дня. Обычно мне просто нужен был день, но сейчас это чувствовалось неправильным. Будто я бы была намеренно жестокой, если бы одела его. К Джереми, потому что он любил меня так, как я никогда его не полюблю, и к Кейджу, потому что оно было символом того, что между нами все кончено.

— Я продолжаю ждать, когда наша девочка зашевелится. Она когда-нибудь собирается шевелиться для меня? — сказал Кейдж, как только его тень упала на меня. Я посмотрела вверх, и его мерцающие глаза улыбались мне.

— Тебя никогда нет поблизости, когда она двигается, — сказала я, положив обе руки на свой живот.

Кейдж кивнул на место рядом со мной. — Можно присесть?

Можно ли ему присесть? Конечно, можно, но смогу ли я выдержать такую близость с ним? Мне удалось кивнуть, а он снял шляпу и занял место рядом со мной, не оставляя пространства между нами. Наши тела соприкасались от колена до бедра.

32
{"b":"218172","o":1}