ЛитМир - Электронная Библиотека

Я хотел спросить ее, как отнесется к этому Джереми, но хотел, чтобы она сама мне рассказала. Я не хотел вынуждать ее признавать, что она больше не обручена. Если она сейчас хотела удержать это в себе, то я не буду мешать. Я сделал шаги, перешагивая сразу через две ступеньки, и остановился на верхней. Я открыл дверь, затем придвинул ее, чтобы она зашла внутрь. — После тебя, — сказал я.

Она улыбнулась, и облегчение в ее глазах заставило все мои внутренности согреться. Я убежусь, что моя девочка сегодня поспит. Она вошла, и я последовал за ней, почувствовав первую настоящую надежду, с тех пор как я все это начал неделю назад. Ева не была готова простить меня и вернуться ко мне, но она не сопротивлялась признавать, что я ей нужен. И это было хорошо.

— Возьми комнату, в которой ты спал, — сказала она, зная, что это было редкостью, когда я там спал. Обычно в те ночи все заканчивалось сараем.

— Мне тоже нужен душ. Я приду помогу тебе с чили, как только помоюсь.

Она кивнула. — Не торопись, — сказала она, и я оставил ее здесь, даже к ней не прикоснувшись. И не поцеловав. Я скучал по этому. Я скучал по этой возможности к ней прикасаться и обнимать ее, когда хочу. Интересно, скучает ли она по этому.

* * *

После того, как я помылся и переоделся в чистую одежду, я направился вниз и услышал, как Ева напевала, пока резала перец. Я не мог сдержать улыбки. Она пела эту песню, в то время как делала всякие хлопанья чашками. Она увидела это в кино и думала, что это забавно. Так много маленьких деталей, по которым я соскучился.

— Где твоя чашка? — спросил я.

Она перестала напевать и посмотрела на меня. Улыбка на ее лице была игривой. Эта ночь должна быть медленной. Потому что прямо сейчас я хотел, чтобы все было очень и очень быстро. — Тебя не было как раз достаточно времени для того, чтобы я успела все закончить. Теперь все, что мне нужно сделать, — это добавить это и оставить чили закипать, — сказала она, подбирая перец.

Я подошел и поднял крышку, пока она опускала перец в кастрюлю.

— Вот видишь, я успел на самую тяжелую работу, — сказал я.

Она закатила глаза. — Неважно. Но теперь мне нужно принять душ. Ты смотри за кастрюлей. Помешивай каждые пять минут или около того.

Я мог с этим справиться.

Глава 21

ЕВА

Обедать с Кейджем, когда он был очаровательным и пытался заставить меня улыбнуться было приятно. . и тяжело. Я не попросила его остаться. Я должна была отпустить его в амбар. Я должна была быть большой девочкой и справиться с этим. Но я так устала этим вечером. Я не спала всю предыдущую ночь, и хотя доктор сказал, что снотворное, которое он дал мне, было безопасными для ребенка, я не доверяла им.

Так что я уступила и попросила Кейджа остаться. Я знала, что я чувствовала бы себя в безопасности с ним. Как бы глупо это было, я хотела знать, что он спал в комнате дальше по коридору в эту ночь. Даже после того, как он обидел меня так сильно. Он по-прежнему был Кейджем. Он был отцом моего ребенка, и он отдал все, чтобы вернуться домой. Для нашего малыша.

Мы ходили вокруг того, что было между нами. В какой-то момент я наберусь сил заставить себя поговорить с ним об этих фотографиях. И об этом-я сделала глубокий вдох — видео. Боль всегда мучила меня, когда я думала о них. Кейдж был игрок. Он любил женщин. Я знала это, когда в первый раз я позволила ему поцеловать меня. Его сексуальная улыбка и красивые тела заставили меня выбросить весь здравый смысл в окно и влюбиться в него.

Я заплатила за это. Я положила руку на мой живот и поняла, что это того стоило. Кейдж мог поставить меня на колени и уничтожить меня, но он также дал мне это. Он помог мне снова обрести жизнь после Джоша. И теперь, когда я снова нуждалась в ком-то в моей жизни, чтобы опереться, он был там. Мы могли быть друзьями? Было ли это еще возможно?

Я наблюдала, как он положил последний горшочек в посудомоечную машину и его рубашка, повязанная на его талии, открывала мне две идеальных ямочки на нижней части его спины, прямо над его удивительным низом. Я облизывала эти ямочки более чем один раз, прежде чем укусить его за задницу. Улыбаясь над воспоминаниями, я не осознавала, что Кейдж смотрел на меня.

Когда я почувствовал его взгляд на мне, я быстро перевела взгляд от его обнаженной кожи, повернулась и пошла в гостиную. — Спасибо тебе за уборку. Ты не должен был этого делать, — сказала я, как бы невзначай, как я смогла.

Я взял одеяло со спинки дивана и завернулась в него, покрывая себя, хотя мое тело разогрелось от воспоминаний о голом заде Кейджа. Я могла видеть уголками моих глаз, как Кейдж вошел в комнату, но я взяла телевизионный пульт и начала переключать каналы. Я не могла на него смотреть. Он должен был пойти в постель.

— Ты отказываться разговаривать со мной сейчас или я могу посмотреть телевизор с тобой? — Не было никакого юмора в его голосе, так что я случайно глянула на него. Он не развлекался. Хорошо. Может быть, он не видел, как я разглядывала его задницу, словно хотела ее укусить. Потому что мы оба знали, что я была фанатом его зада.

— Конечно. Что-то конкретное хочешь посмотреть? — спросила я, заставив себя улыбнуться, прежде чем вернуться к телевизору.

Кейдж двинулся по комнате, и я затаила дыхание, ожидая увидеть, где он собирался сесть. Когда он сел в дюймах от меня на диван, я продолжала задерживать дыхание.

— Дайте мне твои ноги, — сказал он, потянувшись за одеялом, покрывающем меня с ног до шеи. Прежде чем я успел что-либо возразить, он потянул одну мою ногу к себе на колени и начал стаскивать мой носок.

— Что ты делаешь? — спросила я, хотя уже знала.

— Именно то, на что это похоже, — ответил он. На этот раз его забавная ухмылка была на этих полных губах.

— Зачем?

Кейдж начал массировать мои ноги в нужном месте. Он знал, что я любила, когда мои ноги потирают, и он точно знал, где натереть их и как. Он делал это сотни раз до этого. Мое тело мгновенно расслабилась под его прикосновениями. Я не могла контролировать это.

— Потому что ты была весь день на ногах. Потому что я люблю касаться тебя. И потому что ты издаешь самые удивительные звуки в то время, как я делаю это.

Я не поднимала взгляд от моих ног в его руке, чтобы взглянуть ему в лицо. Его глаза смотрели на меня. Наблюдали за мной. Я знала это. Я могла чувствовать его. Но я не собиралась смотреть на него. Это было уже слишком.

— Дай мне обе ноги, — сказал он, доставая другую ногу и потянув до тех пор, пока обе мои ноги не были у него на коленях. — Почему ты не надела мои боксеры сегодня вечером?

Я сглотнула. Я начала толкать одеяло вниз, чтобы покрыть мои босые ноги, и он остановил меня. Он взял его и бережно накрыл меня. — Мне нравится видеть тебя в моих боксерах.

Я должна пойти к себе в комнату. Кейдж дошел рукой до моей голени, которая была теперь под одеялом, и начал массировать мою ногу, удерживая взгляд на мне. Наконец, я сдалась и встретила его взгляд. — У меня только одна пара. Их нужно постирать.

Кейдж ухмыльнулся. — Я принесу тебе еще.

— В этом нет необходимости.

— Да, я думаю есть.

В этом не было ничего хорошего. — Кейдж, — сказала я суровым голосом.

— Ева, — ответил он, ухмыляясь сейчас.

На него действительно было очень трудно злиться, когда он был таким очаровательным и заставлял мои ноги чувствовать небесно. — Что ты делаешь? Почему ты это делаешь? — спросила я.

— Я думаю, я уже ответил на этот вопрос, милая, — он растягивал слова.

Я издала разочарованный вздох и попыталась убедить себя лечь в постель. Убрать мои ноги с его колен и пойти в постель. Но мое тело слишком наслаждалось его помощью. Чертово тело было предателем.

— Просто расслабься, детка. Я не пытаюсь сделать ничего такого, кроме как помочь тебе отдохнуть получше сегодня вечером. Клянусь, все, что я собираюсь трогать — это твои ноги и стопы.

37
{"b":"218172","o":1}