ЛитМир - Электронная Библиотека

Генри взглянул на Тристана:

— А о чем мечтаешь ты, лорд Тристан? Отправишься со мной в Лондон, чтобы смыть кровь с рук и отдохнуть в роскоши? Проси чего хочешь, дружище: я всегда плачу долги, а тебе я обязан жизнью!

Тристан улыбнулся и покачал головой:

— Я предпочел бы вернуться в Иденби и захватить замок, сэр. Мне надо кое с кем свести личные счеты. Если желаете наградить меня, отдайте мне этот замок… и его хозяйку.

Генрих Тюдор осадил гарцующего на месте коня.

— Как угодно. Тебе нужны воины?

— Нет, я взял бы с собой только свой отряд. Мне известию, как захватить замок без лишних жертв.

Генрих задумчиво посмотрел на него:

— Тристан, я действительно стремлюсь к миру. Нам пришлось долго воевать; я не прочь лишить некоторых лордов власти и бросить их в Тауэр. Кое-кто из них лишится и головы, ибо, если они осмелятся выступить против меня, я обвиню их в измене. Но устраивать бойню я не намерен: пусть за свою шкуру дрожат только те, кто откажется принять мои условия. Иденби твой, но помни: он должен процветать и платить налог в казну. Война изнурила Англию. Надеюсь, ты понял мои намерения.

— Но леди Иденби… — начал Тристан. Генрих нетерпеливо перебил его:

— До женщины мне нет никакого дела. Поступай с ней, как знаешь.

Тристан улыбнулся:

— Ваше величество, дайте слово, что она останется моей.

— С чего ты так настаиваешь на этом?

— Она молода, очень красива, у нее прекрасное происхождение. Я не допущу, чтобы эта женщина стала чьей-то добычей или пешкой в игре. Как бы я с ней ни обошелся, она принадлежит мне.

— Да, да, обещаю! — вскипел Генрих. — Боже милостивый, сколько слов из-за какой-то женщины! Оставь меня в покое, больше я не желаю слышать об Иденби. Меня ждут государственные дела!

Развернув коня, Генрих поскакал прочь.

Тристану казалось, что солнце вдруг разорвало густые тучи и озарило поле битвы. Охваченный ликованием, он громко закричал.

Перепачканный кровью, усталый Джон подъехал к другу.

— Неужели ты так рад нашей победе?

— Нам разрешили захватить замок Иденби, но предупредили, что налоги придется платить сполна. А в остальном предоставили свободу действий!

Повеял легкий прохладный ветер, обещавший дождь. Тристан торжествовал. После всего, что с ним случилось, после всех пережитых испытаний теперь до победы рукой подать. Он посмотрел на Джона возбужденно блестящими глазами.

— Собери наших людей. Мы отправимся в путь сегодня же вечером. Нельзя терять время.

Ветер казался сладостным — как предвкушение долгожданной мести.

Женевьева сидела в кабинете, просматривая с Темкином счета арендаторов. Буквы и цифры расплывались у нее перед глазами. Вчера ночью жители замка устроили себе «майский праздник». Женевьева пила эль вместе с крестьянами, плясала с ними вокруг шеста, веселилась вовсю, а сегодня утром бурно проведенная ночь напоминала о себе мучительной головной болью.

Внезапно дверь с треском распахнулась, и она увидела на пороге бледного сэра Хамфри.

— Все кончено! Мы проиграли битву при Босуорте. Ричард убит.

— Что?!

Сэр Хамфри кивнул:

— Генрих Тюдор отправился в Лондон, на коронацию.

— Откуда вы узнали? — воскликнула Женевьева, борясь с нарастающей тошнотой. Этого не может быть! Перевес был на стороне Ричарда! Что произошло?

— В замок вернулся один из наших воинов. Он ранен и очень слаб, но утверждает, что сам видел труп короля Ричарда. Войско йоркистов разбежалось. Генрих Тюдор победил.

— Боже мой! — Женевьева уронила голову на стол. — Но… может, это еще ничего не значит. Найдутся и другие претенденты на престол. Этот выскочка Тюдор наверняка погибнет!

В комнату вошла Эдвина.

— Женевьева, мы должны смириться! У нас нет другого выхода. Если мы не признаем этого человека королем, он прикажет разрушить замок. Прошу тебя, дорогая, подумай о нас! Если ты сама поедешь к нему и принесешь ему присягу, нас, возможно, пощадят!

Женевьева вопросительно посмотрела на сэра Хамфри.

Он грустно покачал головой:

— Другого пути я не вижу, миледи. Леди Эдвина права: мы должны присягнуть на верность новому королю. И молиться о том, чтобы он проявил к нам милосердие!

— Пожалуйста, Женевьева! — Эдвина бросила на племянницу умоляющий взгляд.

У Женевьевы застучало в висках, и она прижала к ним похолодевшие ладони.

— Вы правы. Мне придется просить нового короля о снисхождении! Если он действительно станет королем, половина дворян Англии наверняка угодит в Тауэр или на плаху. Что ж, я поеду к нему и принесу присягу.

— Я помогу тебе собраться, — сказала Эдвина. — Король молод. Если ты наденешь свое лучшее платье и драгоценности, он не откажет тебе.

— Я слышала, что он хитер, проницателен, бесстрастен и любит шиллинги и фунты больше, чем женщин. Но я послушаюсь твоего совета, Эдвина. Если мне придется молить о пощаде, надо сохранить достоинство хотя бы в одежде…

Эдвина вышла. Устало поднявшись, Женевьева взглянула на сэра Хамфри:

— Сэр, вы отправитесь со мной. Мы возьмем Мэри и пять…

— Лучше десять, леди Женевьева, — перебил сэр Хамфри. — Страна кишит воинами и разбойниками. Мы должны быть готовы к нападению.

— Ладно, берем десять стражников. — Женевьева вздохнула. — Поедем сегодня же: надо добраться до Лондона как можно скорее.

Менее чем через два часа Женевьева и ее спутники были готовы покинуть замок.

Отец Томас и Эдвина вышли во двор пожелать им доброго пути.

— Когда вернутся наши воины, позаботьтесь о них. Они верно служили Иденби и дому Йорков.

Священник кивнул.

— А если вернется сэр Гай, встретьте его, как полагается.

— Я сама приму его, — отозвалась Эдвина.

Малышка Анна стояла рядом с матерью, широко открытыми глазами глядя на всадников. Женевьева спрыгнула с седла и поцеловала девочку.

— Анна, детка, я еду в город! Будь умницей, и я привезу тебе красивую куклу. Или паяца — хочешь? Да, да, чудесного паяца!

Анна улыбнулась и поцеловала Женевьеву. Та обратилась к отцу Томасу и Эдвине:

— Не беспокойтесь, все будет хорошо. Я буду молиться всю дорогу!

— Женевьева, будьте осторожны, — промолвил отец Томас.

— Постараюсь, отец. У меня нет ни малейшего желания расставаться с замком или с собственной головой. С Божьей помощью, я скоро вернусь. Удачи!

— Да благословит вас Господь, дитя! — Священник пожал руку Женевьевы. Она держалась гордо и надменно, но пальцы слегка дрожали.

— Отец, подумайте: если бы мы согласились приютить Тристана де ла Тера и его воинов, сейчас мне не пришлось бы унижаться! Мы избежали бы войны и потерь… А на мне не лежал бы груз предательства и убийства. Я была бы чиста перед Богом.

— Женевьева, забудьте о прошлом. Помните, что я вам говорил? У вас не было выбора. Вы просто подчинились велению сердца и желанию защитить своих подданных.

— Спасибо, отец. — Она взмахнула рукой. — Все будет хорошо!

Огромные ворота открылись. Женевьева и ее спутники покинули замок Иденби.

Глава 8

Луна уже взошла. Ее серебристый свет едва пробивался сквозь туман, который окутывал утес и придавал кустам причудливый вид.

Вода была почти ледяной. Тристан и его двенадцать воинов дрожали от холода, их сапоги промокли и отяжелели. Но никто ни на что не жаловался. Маленький отряд собирался штурмовать утес и стену замка.

Тристан вел своих воинов по знакомому пути. Его лицо выражало решимость. Джон следовал за ним, время от времени тихо чертыхаясь и хватаясь за крючья, с помощью которых отряд взбирался по скале. Вокруг слышались только тяжелое дыхание да звук скатывающихся вниз камней.

Наконец отряд взобрался на вершину утеса. Усталость Тристана сняло как рукой при виде места, где обитатели Иденби похоронили его, кое-как забросав камнями.

Джон подошел к другу. Тристан поднял руку и указал на стену, освещенную луной.

25
{"b":"218413","o":1}