ЛитМир - Электронная Библиотека

Эдвина расскажет ему правду. Только бы он поверил ей! Только бы пришел на помощь… Но найдет ли он ее? Неужели Гай решил увезти ее в Ирландию? Или спрятать где-нибудь поблизости, а потом убить вместе с Кэтрин, как убил многих других?

Она чуть не вскрикнула, почувствовав его прикосновение. Через минуту Мэтью привел лошадь и подвел ее к тумбе, Женевьева забралась в седло. Гай легко вскочил на своего жеребца, прижимая к себе Кэтрин. Женевьева боялась, что он задушит ребенка или уронит его, нарочно бросив под копыта лошади…

— Мы погуляем в лесу, — объяснил Гай улыбающемуся Мэтью.

— Да, сэр Гай.

— Беги вперед и вели стражникам открыть ворота. — Гай бросил конюху монету.

— Слушаюсь, сэр. — Мэтью побежал к воротам. Гай подхлестнул гнедую кобылу Женевьевы, и та послушно пошла вперед. Через несколько секунд стражники помахали им вслед, и ворота Иденби закрылись. Гай опять хлестнул лошадь Женевьевы, и они рысью поскакали вдоль моря.

Кэтрин разразилась слезами, Женевьева подъехала ближе к зловеще усмехающемуся Гаю.

— Прошу тебя, Гай, отдай ее мне! Здесь я не стану поднимать тревогу. Отдай мне дочь!

Гай небрежно протянул ей ребенка.

— Возьми. И заставь ее замолчать. Немедленно!

Женевьева прижала к себе Кэтрин. Гай схватил поводья ее кобылы. Малышка продолжала плакать.

— Пусть заткнется! — рявкнул Гай.

— Она голодна…

— Так накорми ее!

— Но не могу же я кормить ее в твоем присутствии! Надо остановиться, найти место…

Он рассмеялся так, что по коже Женевьевы побежали мурашки.

— Корми сейчас, при мне. Мы не остановимся, пока не отъедем далеко от замка.

— Тристан догонит нас.

— Тристан занят. — Он усмехнулся так, что Женевьеву снова охватил леденящий страх. Гай указал назад. Женевьева обернулась и увидела, как над замком в воздух поднимается столб дыма.

— Замок горит! — ахнула она.

— Верно. — Гай опять засмеялся. — Я же говорил, Женевьева: если он не будет моим, то не достанется никому. — Его губы сжались, лицо стало безжалостным. — Я уничтожу его.

— Ты убил их! Всех, кто был в замке! — вскрикнула она.

— Кое-кто спасется. Молись за них, Женевьева. И едем!

Мэтью сразу заподозрил неладное: леди Женевьева улыбалась, но казалось, она вот-вот разразится слезами. Сэр Гай и прежде бывал в Иденби, вместе с посланцами короля, но этот приезд был неожиданным. Мэтью помнил: как бы ни ссорились милорд и миледи, они были нежны с малышкой. Леди никому не доверяла ребенка… почему же теперь отдача его почти незнакомому рыцарю?

К счастью, он размышлял не долго. Уверенный в том, что случилась беда, Мэтью бросился в большой зал и увидел сэра Хамфри, лежащего на полу. Из кухни доносились звуки, которые разбудили бы и мертвеца. В воздухе пахло дымом.

Мэтью выбежал из зала, призывая на помощь. Через секунду в замке поднялась суматоха. Взбежав наверх, Мэтью чуть не упал, споткнувшись о лежащего на полу человека. Роже де Трейн, застонав, пришел в себя.

— Пожар, сэр, пожар! — закричал Мэтью. Шатаясь, Роже поднялся и вошел в комнату Женевьевы. Шторы и постель уже полыхали вовсю. А у постели лежала леди Эдвина.

Роже бросился к ней. Пламя потрескивало. Преодолевая головокружение, Роже подхватил Эдвину на руки и успел выбежать из комнаты прежде, чем обрушилась одна из потолочных балок.

Роже остановился только во дворе, постанывая и хватая ртом воздух. Эдвина открыла глаза, и ее лицо побелело.

— Анна! Моя дочь! Роже, скорее…

— Миледи, она уже здесь! — Мэтью вел за собой маленькую леди Анну, Мэри, Мэг и других слуг. Зарыдав, Анна прижалась к матери. Эдвина начала успокаивать ее, но вдруг вспомнила все.

— Женевьева! Они увезли Женевьеву! Надо срочно найти Тристана и Джона…

— Я еду за ними, — сказал Роже.

— Нет, постой! Он не поверит тебе, зато наверняка выслушает меня! Она покинула замок не по своей воле, — объяснила Эдвина, и Роже кивнул.

— Сейчас приведу лошадей, — сказал Мэтью.

— Сэр Хамфри, какое счастье, что вы живы! — воскликнула Эдвина. — Надо потушить пожар. Грисвальд, займись слугами! Анна, дорогая, с тобой останется Мэри. Я скоро вернусь.

Усевшись в седло, Эдвина рысью последовала за Роже.

Испытанное средство не помогло. Он пьянствовал допоздна, но уныние не покидало его. Тристан только усмехался блудницам из таверны, которые умильно поглядывали на него и вкрадчиво обещали исцелить от всех печалей. Он знал: ничто не избавит его от мучительного желания. Только одна женщина могла бы пролить бальзам на его душу, опьянить, как крепкое вино.

«Ступай к ней, — сказал себе Тристан. Это был вопль сердца и души. — Ступай к ней и заключи ее в объятия». Он ударил кружкой по столу. Джон, украдкой посматривавший на него, вздрогнул.

— Тристан…

Тристан поднялся и швырнул на стол монету.

— Едем домой.

Джон с облегчением вздохнул. Он не понимал, в чем дело, но обрадовался и поблагодарил кокетливую девицу, которая прислуживала им и была явно разочарована равнодушием благородных лордов. Тристан решительно направился к двери, но она вдруг распахнулась.

— Эдвина!

При виде перепачканного копотью лица жены Джон бросился к ней.

— Эдвина, Роже, что все это значит?

— Что произошло, черт возьми? — спросил Тристан.

Эдвина заговорила сбивчиво и быстро:

— Сэр Гай… увез Женевьеву и Кэтрин… поджег замок, но это уже не важно. Тристан, никакой это не заговор! Гай украл твои бумаги, а Женевьева пыталась спрятать их, чтобы ты не убил Гая и не попал в Тауэр. Но это еще не самое страшное. Тристан, он безумен! Гай сам сказал, что убил отца Женевьевы, Акселя и собирается прикончить твою жену. Сейчас она с ним и… — она всхлипнула, — и малышка тоже! Они уехали неизвестно куда. Гай знает эти места. Тристан, найди Женевьеву, иначе ей конец! Она отбивалась изо всех сил, пока он не пригрозил убить ребенка! Долго ехать верхом она не может, иначе потеряет малыша…

— Когда? — рявкнул Тристан. — Кто с ним? Сколько у него людей?

— Час назад. Один человек. Он назвал его Филбертом…

Тристан яростно выругался.

— Филберт! Слуга из Бедфорд-Хита! Клянусь, я убью его. Если он прикоснется к ней, если дотронется до Кэтрин… — Он выбежал. В его глазах пылала ярость. Через секунду Тристан уже сидел верхом на пегом жеребце. Переглянувшись, Роже и Джон последовали за ним.

Но они не могли угнаться за Паем, который несся галопом. Крик огласил всю округу. Это был боевой клич, леденящий кровь, ужасный, древний, как вражда Ланкастеров и Йорков.

Глава 26

Женевьева уже не раз пожалела о том, что они едут по тропе, ведущей вдоль моря, между густым лесом и скалистыми утесами. Эти места она знала как свои пять пальцев. Гай тоже часто бывал здесь. Тревога Женевьевы не утихала. Если кобыла оступится, она вместе с Кэтрин рухнет на острые, как кинжалы, камни. За себя Женевьева не волновалась, но малышка…

Наступил вечер, а Гай все скакал вперед. Отчаяние и усталость Женевьевы усиливались. К счастью, Кэтрин мирно спала у нее на руках, ни о чем не подозревая, и ради нее Женевьева считала необходимым цепляться за жизнь.

Следом за ней скакал Филберт. Внезапно Гай остановился, и Женевьева прикусила губу: тропа в этом месте была особенно узкой. Гай улыбнулся, радуясь, что она боится.

— Потерпи, дорогая, скоро мы сделаем привал. Поблизости есть глубокие пещеры. Там мы проведем несколько дней, нас никто не найдет.

Женевьева знала, о чем он говорит: в детстве они называли эти пещеры, тянущиеся до самого моря, «берлогами дьявола». Здесь прятались мятежники, кельты, спасающиеся от римлян, англы, сбежавшие от саксов, и саксы, преследуемые норманнами и ютами.

Женевьева опустила голову. Гай хотел запугать ее, но вместо этого пробудил в ней надежду. Эти пещеры она хорошо знала, поскольку выросла неподалеку. Если ей повезет, она сумеет сбежать. Чтобы не сойти с ума, Женевьева ухватилась за призрачную надежду и провела весь день, страстно молясь. Если бы еще знать, что Эдвина, Анна и остальные уцелели во время пожара! Но все могло кончиться плохо. Возможно, Тристан уже разыскивает ее. Да, он наверняка гонится за ними. Если не за ней, то за Кэтрин…

76
{"b":"218413","o":1}