ЛитМир - Электронная Библиотека

Анна Стриковская

Горсть Песка

Два солидных господина сидели в удобных креслах перед огромным панорамным окном, пили кофе, курили сигары и любовались видом. Правда, вид этот только условно можно было назвать красивым, но интересным – наверняка. Превращенный в сад внутренний двор шикарного отеля был заполнен людьми. Элегантные дамы в роскошных нарядах, мужчины в традиционных серых в полоску праздничных костюмах для свадьбы, оркестр и официанты в белых униформах занятно смотрелись среди экзотических растений. Помещение, в котором сидели и курили наблюдатели, находилось на втором этаже гостиницы, поэтому они могли прекрасно видеть всё: от лиц и нарядов дам до наклеек на бутылках с винами.

Панорамное окно было из стекла с односторонней видимостью, так что никто из присутствующих в саду не замечал мужчин в креслах. А если бы заметил… На первый взгляд они производили впечатление ровесников, принадлежащих к одной расе и одной социальной группе. Оба высокие, видные, с красивыми лицами и прекрасными фигурами богатых людей, могущих заплатить за самые лучшие модификаторы. Но, присмотревшись, можно было понять: тот, что был чуть пониже и посубтильнее, старше второго лет этак на сорок-пятьдесят и относится к практически чистокровным потомкам землян. А второй, более высокий и мощный, гораздо моложе, да и к чистокровным людям его трудно отнести.

Но в описываемый момент они казались такими схожими, потому что сидели с одинаковыми выражениями лиц. Господа только что заключили взаимовыгодную сделку, причем каждый полагал, что нагрел на ней партнера. Это привело обоих в благодушное настроение. Мужчины отдыхали после трудных переговоров, пили кофе с коньяком, курили сигары, не потому, что так уж это любили, а просто по обычаю, и болтали о пустяках, пытаясь лучше узнать друг друга. Им теперь предстояло работать вместе, а знать о партнере что-то личное всегда полезно.

Старший, Сирил Вязовски, был местным, уроженцем мира Четверки. Только что он продал часть своих акций Дилмару Дейтону, одному из самых богатых и влиятельных магнатов Галактической Империи. Теперь дело Вязовски, сеть отелей и торговых центров, можно будет расширить и прибавить к ней несколько транспортных компаний, используя влияние Дейтона в Империи. Сирил глянул на Дейтона и улыбнулся. Несмотря ни на что имперец ему нравился. Умный, жесткий, холодный, выгоды своей не упустит, но и не стремится вытянуть из души три души. Вменяемый. Пожалуй, лучший из тех, с кем Сирил вел переговоры за свою долгую жизнь. Если бы его сын был таким… Любой из двух… Сирил бы знал, на кого оставить созданную им огромную компанию торговли и развлечений, покрывшую сетью все планеты Четверки. Но сыновья пошли не в него. Пустоцветы.

Он снова оглядел Дейтона, примериваясь. Привязать к семье? Но как? Внучку за него выдать не удастся, у той уже есть жених. Да и репутация Дейтона в этой сфере скорее пугала: трахает все, что шевелится, предпочитает мимолетные связи, трижды был женат и трижды бросал своих жен, мотивируя это тем, что «эта дура ему надоела». Зная свою внучку, он понимал, что Лидия надоест Дейтону даже раньше, чем он на ней женится. Что ж, придется привязать его договором и надеяться, что потомков Вязовски эта мера обеспечит по гроб жизни.

Конечно, роскошный красавец Дейтон по галактическим меркам ближе всего к людям, но все же не совсем человек. Есть в нем и эльфийская кровь, и гены орков, даже что-то вампирское. Сам Вязовски гордился чистотой земной крови, но понимал, что такие, как он, доживают в галактике последние дни.

С тех пор как люди нашли во Вселенной братьев по разуму, расы разумных существ получали названия по тем литературным персонажам, какие имели с новооткрытыми существами хоть малейшее сходство. Нашлись эльфы и гномы, орки и гоблины, вампиры и дриады (или друиды), все вполне себе человекообразные, а также разумные рептилии, получившие название драконов, и забавные роевые организмы с коллективным разумом, которых земляне окрестили колесниками, хотя у тех не было никаких колёс.

Эльфы, как и следовало ожидать, не были бессмертными, орки дикими, а вампиры не пили кровь. Вместо этого они отсасывали жизненную энергию. В общем, все расы отличались от того, что им приписывало человеческое воображение, но названия прижились, а выработанный для межмировых контактов всеобщий язык закрепил их.

Так как ничего другого, кроме таблицы Менделеева, во всем космосе не нашлось, то и существа эти были белковыми, а генетический материал состоял из ДНК и РНК. Природа два раза одно и то же выдумывать не любит, пользуется проверенными клише. Вот и оказалось, что все эти расы при желании скрещиваются между собой если не напрямую, то через посредника. Так эльфы оказались универсалами, от них рождались дети у представителей любой расы. А уж эльфийские полукровки помогли соединить несоединимое, например, орков и вампиров. Конкретно красавчик Дилмар Дейтон явно был результатом дружбы галактических народов.

Дилмар тоже поглядывал на своего нового компаньона. Головастый тип, хоть и допотопный. В этом мире Четверки народ пользовался всеми благами современной цивилизации, а вот стиль жизни здесь отстал от передовых миров этак на тысячелетие. Местные очень гордились, что являются прямыми потомками переселенцев с Земли и блюдут чистоту расы. Каждый здесь мог проследить свою родословную хрен знает до какого колена. Местные крепко держались за традиции, позаимствованные с родной планеты, хоть и говорили на всеобщем, но до сих пор называли экоры – глайдерами, КСК – бластерами, а своты – сейрами. Так, видите ли, их окрестили земные фантасты.

Да и традиционные межпанетные обращения «эдер», «эдра» и «эдри» (искаженной эльфийское «эдейерэ» и «эдейера») на Четверке не прижились. Здесь всех называли «мистер» и «мисс». В общем, древность ходячая, анахронизм.

Вот и этот Вязовски из таких. Мягкие старомодные манеры, доброжелательность в каждом движении и любезность в каждом слове, а внутри – самый высококачественный металл, который только можно найти во Вселенной. Вести с ним дело – одно удовольствие. В свое время, когда Дейтон выбирал, с кем работать в этом мире, с Вязовски или с его главным конкурентом Годером, он выбрал совершенно непохожего на него самого законопослушного чадолюбивого семьянина Сирила и не ошибся. С помощью этого мозговитого старичка он подломит под себя всю Четверку, возможно, сделает ее частью Империи.

О том, что договор с Сирилом может стать ступенькой в достижении его заветной мечты, Дилмар старался не думать.

Мир Четверки на окраине Галактики земляне заселили одним из первых, тут можно было найти прямых потомков легендарных капитанов прошлого. Этот захолустный мир особо никого не интересовал до недавнего времени, когда одна из его планет была объявлена рекреационной, и на ней, как грибы, выросли отели, торговые центры и увеселительные заведения. Стоило начаться строительству, и к Четверке присоединились еще две близлежащие независимые планеты, одна из которых тоже была рекреационной. Мир с двумя рекреационными планетами – это такая редкость, что сюда народ валом повалил. Если еще учесть, что две планеты Четверки сельскохозяйственные…Дешевая и качественная еда еще никому не помешала. Четверку в Шестерку переназывать не стали, но ценность мира возросла в разы. Интерес таких акул как Галактическая Империя, Союз Миров и Вселенская Республика из осторожного стал навязчивым.

Дейтон гордился тем, что первым из всех сумел проникнуть на внутренний рынок Четверки и заключил договор с ее самым влиятельным предпринимателем. Он знал свои возможности: стоит ему всунуть хоть палец, он и все остальное паровозом протащит. А этот Сирил Вязовски будет его… как это называется? Флагманом? Форпостом? Нет, что-то другое, не на «ф». Троянским конем! Точно! Эти земляне так привержены своим древним мифам и легендам… Дейтон прочитал их прежде, чем соваться на Четверку, и не жалел об этом. Древние жили в другом мире, но хорошо разбирались в природе человека.

1
{"b":"218438","o":1}