ЛитМир - Электронная Библиотека

— О Пристанище все говорят. Болтают лишнее. Кому Пристанище, а нам — Земля! Ты лучше слушай, смертный, что тебе говорит всемогущий Балор, внук Велса! Мы завоюем всю Землю и небеса. А потом мы пойдем на Пристанище и покорим его. Что?! Ты сомневаешься, смертный?!

Иван и не думал сомневаться. Ему было наплевать на все планы завоевателя и его отряда. Странно было другое, эти допотопные дикари в кольчугах знали про Землю. Мало того, они всерьез считали, что и находятся на Земле! Точнее, подумал Иван, под землей.

— Я мог бы уйти назад, — вяло предложил Иван.

— Это не слово мужчины! — грубо ответил Балор. И снова ударил в щит. Улар, ты будешь первым. Готовься, смертный!

— Может, вы сначала попробуете меня воплотить? — снова попытался найти точку соприкосновения Иван. — Или перевоплотить?!

Балор осклабился. Глаз его запылал презрением.

— Нет! Мы тебя просто убьем! Но если ты не примешь схватки, не вступишь в бой, как полагается бойцу, воину, мужчине, мы будем резать тебя на малюсенькие кусочки неделю подряд, пока ты не издохнешь. А твоя прекрасная подруга нам пригодится. Верно я говорю, ребята?!

— Верно!!! — проорали бойцы будто в одну глотку. И снова загоготали.

— Не бойся. Улар тебя долго мучить не будет. Лови меч! Из строя Ивану выбросили тяжеленный меч. Он упал под ноги, жалобно звякнул.

Вышедший на середину пещеры Улар, крутоплечий трехметрового роста мужичина, огладил бороду. И уставился на Ивана.

— Ну ладно, — согласился тот, — я тоже не буду долго мучить вашего бойца.

Он подобрал меч, подбросил его на руке. И не желая оттягивать развязки, прыгнул вперёд.

— У-ох! — гулко ухнул великан Улар.

И Иван отлетел от него мячиком. Реакция у бородатого бойца была отменная. Всё воинство довольно закряхтело, заскрипело, заскрежетало. Лишь Балор стоял каменным изваянием, уперев руки в бока.

Иван понял — они просто забавляются с ним, как кошка с мышкой. Это игра. Игра с заведомым кровавым исходом.

Проще всего сесть на землю или подставить голову под клинок, под палицу. И всё. И конец его миссии. И никто на всем белом свете не вспомнит про него, не пожалеет. Лишь одна Аленка. Да и той при подобном раскладе долго не прожить. Нет, надо бороться до конца, пока есть силы двинуть хоть мизинцем.

— Ну что же ты? — прохрипел сурово Улар. И медленно пошёл на Ивана.

Так мог надвигаться динозавр или бронеход — неумолимо, неотвратимо, подавляя своей мощью. Но… простой смертный? Иван был не совсем простым смертным. Годы учения и тренировок кое-что значили.

— Получай, вражина!

Слова Ивана прозвучали запоздалыми глухими раскатами грома. А молнией был меч — он сверкнул в воздухе, сделал двойную спираль-винт и вонзился прямо в рот великану, предварительно выбив ему половину зубов. Прежде; чем хлынул фонтан крови, ржавое острие вышло из затылка Улара. Падение великана было неспешным и величественным, будто замедленные кадры прокрутили перед всей ратью. От удара его тела содрогнулась глинистая земля.

Но Балор даже не моргнул. Он лишь чуть приподнял палицу. И коротко бросил:

— Исган!

Рыжебородый толстяк с бревнообразными ручищами сделал два шага вперёд и застыл, чуть наклонившись вперёд, поигрывая коротким пилоообразным мечом.

Ещё один. Иван стоял перед ратью. Он понимал, им нравится эта игра. Но долго ли он в ней продержится, вот в чём вопрос. Краем глаза взглянул за плечо. Алена стояла одеревенелым изваянием там, где он её оставил. Была она несказанно хороша. И от этого жалко её было нестерпимо.

— Держи!

Ивану бросили копье и щит. Им просто хотелось растянуть удовольствие.

Ладно! Поглядим ещё, кто кого! Иван, ухватив щит за край, метнул его в рыжебородого. Сбил с головы рогатую каску-шлем. И воспользовавшись коротким замешательством бойца, с лету ударил его обеими ногами в пах. Исган упал, согнулся калачом. Он выл на всю пещеру. Но лишь хохот и хмыканье стояли в рядах воинства подземелий. Ни один из бойцов не вышел на помощь. Вторым ударом Иван переломил лежавшему шейные позвонки — ему самому стало неприятно от резкого внезапного хруста, такого осязаемого, зримого. Он знал, что любое сострадание к поверженному будет воспринято как слабость. А надежда была только на одно — силу, ловкость, умение.

— Вот так! — прорычал он, оборачиваясь к Балору.

— Неплохо, — мрачно заметил тот.

— Его можно взять в дружину! — выкрикнул кто-то из задних рядов. Пригодится в бою!

— Арзак! — процедил одноглазый Балор.

И ещё один исполин вышел из строя. На этот раз Ивану ничего не дали.

Но он успел нагнуться, подхватить копьецо. Великан был наготове и с легкостью отбил копье щитом. Наконечник вонзился в свод подземелья, копье дрогнуло древком, затрепетало и застыло.

Арзак не хотел разделить участи первых двоих. Это было видно невооруженным глазом. Он сразу бросился на Ивана разъяренным носорогом, выставив вперёд острие меча-гарпуна. Таким можно было покончить с жертвою одним ударом, даже слабым — меч-гарпун вырывал внутренности из тела, прошибал щиты.

— Ух ты какой! — Иван еле успел увернуться от бойца-носорога. Он действовал машинально, выучка работала на него и за него. Почти без разбега, в три толчка он взлетел на глинистую шероховатую стену, оттолкнулся от неё обеими ногами и, перевернувшись через голову, опустился на плечи великану. Под левым сапогом хрустнула ключица. Огромная волосатая рука с мечом взметнулась вверх, но не успела, дело решили мгновения — Иван чуть раньше сорвал с патлатой головы тяжёлый литой шлем, перевернул его и с силой вонзил острый чуть изогнутый рог прямо в глаз противника. Падая с трехметровой высоты, он извернулся и выхватил меч. Теперь всё зависело только от него. С Арзаком было покончено. Но сейчас важно другое — важно отвлечь всё внимание рогатой рати на себя! Надо дать Алене момент, минутку, секундочку, мгновение, чтобы она растворилась в лабиринтах. И пусть он погибнет под их мечами, пусть! Зато она уйдет, выживет, она всё расскажет землянам. А может, у них родится сын… у неё, одной. И он будет продолжением Ивана, его вторым «я». Надо только выиграть мгновение. И всё!

Эти мысли промелькнули в голове Ивана молнией. Он уже выполнял задуманное — отработанным приёмом, не давая воинам опомниться, он снова взлетел на стену, ещё выше, используя каждую трещинку, уступчик… и почти с потолка, с отвесного крутого свода прыгнул в самую гущу воинства. Внезапность дала ему миг удачи — первым же ударом он снес голову одному бородачу, каблуком сапога проломил переносицу другому — теперь тот не боец, да и не жилец — третьему вогнал острие меча за ключицу. Замешкался, выдергивая меч. Но всё-таки успел отразить удар копья. Хорошо! Теперь у него было пространство для боя. Он стоял на двух трупах, возвышаясь над землей. А вокруг, ощетинившись мечами, копьями и палицами, замерла в предвкушении развязки вся балорова рать. Иван видел не только это. Он был в отчаянии.

Он хотел крикнуть: «Беги! Да беги же ты!!!» Но не мог, он не мог её выдать! Как она не понимала?! Почему она стояла всё на том же месте?! Это же смерть! Иван полоснул по горлу первого из подступивших. Рукоятью вышиб глаз другому. Он крутился волчком. Но он знал, что обречён. Это забава кошки с мышкой.

— Ну, гады, держитесь! Росвед свою жизнь дорого ценит! — прохрипел он, почти не слыша себя в общем гуле, хрусте, вое.

Он собрался в стальной комок. Он вновь стал алмазной палицей Индры.

Вся мощь арийских тысячелетий сконденсировалась в нём. Он веером ссекал головы, отбрасывал от себя тела, разрубал их снизу доверху, но рать не убывала. Это было нелепо, чудовищно… но это было так. На смену убитым вырастали другие бойцы. И имя им было — легион! Из мрака сумерек тенями выходили всё новые и новые рогатоголовые бородачи с иззубренными мечами и короткими копьями — Беги! Беги же!!! — кричал Иван, не скрывая уже ничего. — Беги, Алена!!!

Но она стояла статуей. Прекраснейшей из всех земных и неземных статуй.

64
{"b":"21844","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Доктор Евгений Божьев советует. Как самому вылечить суставы
Текст
Тот, кто приходит со снегом
Спроси маму: Как общаться с клиентами и подтвердить правоту своей бизнес-идеи, если все кругом врут?
FreshLife28. Как начать новую жизнь в понедельник и не бросить во вторник
ДНК и её человек
Чистый лист: Природа человека. Кто и почему отказывается признавать ее сегодня
Девушка в лабиринте
Охотница