ЛитМир - Электронная Библиотека

Братия оказалась на редкость толковая, никто не хотел погибать зазря. Цай гонял капсулу вверх вниз, выверял координаты централа. Они с Иваном-Гугом понимали друг друга с полуслова.

Лива терлась о плечо, не отходила, ей было плевать на заложников, она думала о себе и своем Гуге, она уже не хохотала, нервное напряжение прошло.

– Гуг, оно сбудется!

– Что – оно? – не понял Гуг-Иван.

– Мое предчувствие!

– Блажь! И бабья дурь! – сейчас надо было говорить именно так, Иван знал. – Мы у цели, надо набраться терпения… и надо взвести себя, взъяриться, мы пробьем любые заслоны, мы их прорежем как раскаленный клинок масло! – Он понизил голос, придвинулся к ней ближе. – Любимая моя, нам с тобою отбрасывать лапки нет смысла. Все! Хватит! Будешь отставать, падать, хватайся за меня, все время держись справа, чуть позади! А ты, – он кивнул Кеше, – слева. И рукам больше воли не давай, Мочила!

Карлик Цай поднял вверх свою корявую лапку. Он призывал к тишине.

Двенадцать отпетых головорезов, смертников, двенадцать вместе с ненастоящим, подмененным Гугом и красавицей-мулаткой. Рик Чумазый, Цай ван Дау, Иннокентий Булыгин, Элвис Сучье Вымя, тихоня и скромник, Крис Галицки, наемный убийца – три министра и один премьер на счету, Абдула Сунь-Чжень, он же Бабай, толстяк Гога Сванидзе по кличке Мордоворот, аферист и пройдоха Чак Гастролер, безъязыкий и одноглазый Моня Колесо, вор-неудачник, любитель девочек, и наконец Крон Чикаго, медвежатник-мокрушник, любитель-одиночка – все отпетые, обреченные, пушечное мясо. Эх, мать-каторга! Еще и не до того довести ты можешь! Иван ощущал себя одним из них.

Где ты Гугова торба? Что там в тебе! Не время! Всегда не время! Опять в бой, опять на прорыв! Под пули и плазму, дельта-лучи исигмагранаты, под сенсорные капканы и сети-парализаторы.

– Все. Централ, – сказал будничным голосом карлик Цай, – уровневый централ.

– Приготовиться! – взревел Гуг-Иван. И заглянул в глаза Ливы. Она верила ему, она была вся в надежде, в упоении на чудо. Но не время для сантиментов. Иван-Гуг вскинул к плечу лучемет. – Долой заслонку, на всю ширь! Вперед!!! Разом!!! Огонь!!!

Ураганной силы залп смел все и всех. Целый океан пламени вырвался из шара-капсулы, стремительно пронесся по титановой трубе-проходу, выбился наружу… Иван почти не видел ничего за стеной бушующего огня. Никакой засады не было. Им повезло! Лишь промелькнули в дыму и гари два-три искореженных скафа – дежурная охрана, андроидыивертухаи.

– Вперед!!!

Титанобазальтовый пол содрогнулся от мерного топота. Искры полетели из-под шаромагиитных подошв, заскрежетало, загремело. Прорыв! Бежали неторопливо, слажено, в три шерегни, не опуская стволов, готовые ко всему и на все.

Бежали молча.

Иван знал, сейчас за ними наблюдают, операторы по всем зонам прильнули к экранам, боевикам уже дали координаты прорыва, они несутся сюда… сколько им понадобится времени?! Вперед! Только вперед!

– У-у, падлы-ы!!! – Кеша ткнул андроида стволом плазмомета в спину. – Не спать, кукла чертова!

Бомба разорвалась совсем рядом – рухнувший сверху стеноход перегородил туннель, только металлические лапы скребли по стенам и полу.

– Не остававливаться!

На несколько секунд строй сбился, но уже за искореженной машиной вновь обрел плотность и силу. Только Бабай вдруг вскрикнул, засипел, остановился, качнулся – щиток изнутри залило густой багровой кровью. Однорукий, издыхающий киборг с развороченной грудью высовывался из люка стенохода, целился в следующую спину.

Кеша опередил его на мгновение. Выматерился, споткнулся. Но сумел удержаться в строю – Иван-Гуг подхватил его под локоть.

За поворотом их ожидал сюрприз.

Бежавший впереди андроид рухнул без ног – сгусток шаровой плазмы прожег его, скользнул по кремниевой пластине-хребту, ушел вверх.

– Огонь!!! – заорал Иван-Гуг во всю глотку. Но он немного опоздал.

– Первая шеренга приняла на себя залп засады. Все четверо упали. Они уже были свободными, они умерли сразу.

– Прими, Господи, их души! – прошипел Кеша Мочила.

Залп! Еще залп!! Третий!!! От засады осталась куча расплавленного металла. Вперед! Только вперед! Иван быстро переглянулся с карликом Цаем. Тот не знал ни боли, ни страха, ни усталости. Вид у него был нелепый – полутораметровый кривобокий и косорукий человечек в полудетском скафандре держал на ребристом Плече огромный четырехствольный сигма-бомбомет – тот самый, выпавший из рук несчастного андроида. Залп!!! Это был уже иной залп, упреждающий. Надо было жечь все – на сотни метров вперед, жечь!

– Не останавливаться!!! Огонь!!!

Пять трупов позади, с андроидом шесть. Семеро, всего семеро из тридцати семи! И ни малейшей надежды. Это конец. Это труба. Где рубка централа? Где?! Боезапасы на исходе. На десять, от силы на пятнадцать залпов. Надо успеть!

Надо добраться!

– Заложников вперед, Лива!!!

– Я слышу! – мулатка совсем выбилась из сил, голос ее был прерывист, хрипл. – Я все слышу, любимый!

Подчиняясь команде, заложники вырвались вперед.

Оии бежали в своих легких скафах, надеясь только на одно лишь чудо, на то, что свои их пощадят.

– Еще немного, – подал голос Цай, – метров двести. Надо поднажать!

– Вперед! – заорал совем дико, нечеловечески Иван-Гуг. И ударил стволом в спину бегущего впереди Криса Галицки. Тот даже не оглянулся. Они рванули из последних сил, не своих – их несла гидравлика скафов, но она была беспомощна и бесполезна без движений их рук, их ног, без стука их сердец. – Вперед! Огонь!!

Бущующее пламя разметало по стенам выскочивших из-за укрытия стражников. Нет, это еще не каратели. Это простая охрана! Иван знал, с карателями-боевиками им так запросто не совладать.

А вот это уже они!

Восемь черных фигур стояли на пути, укрываясь щитами. Они преграждали путь в рубку. Сети-парализаторы шли верхом. Еще миг… Иван вскинул лучемет, дал на полную. Жечь! Их надо жечь!!!

– Не останавливаться! Вперед!! Огонь!!!

Две стены зримого и незримого пламени налетели одна на другую, схестнулись в исполинском, чудовищном единоборстве, взмыли огненными бущующими языками к черным сводам. Ад, кромешный ад бесновался в титанобазальтовых подземных лабиринтах.

– Вперед!!!

Иван видел, как рухнули Чак Гастролер, Гога Мордоворот, Моня Колесо… Четверо! Их всего четверо! От заложников остался один лишь пепел. Но и от карателей остался только пепел.

– Бей! – закричал он карлику Цаю.

Но тому не надо было указывать. Из всех четырех стволов он ударил в бронированный люк-дверь. Многотонная громадина треснула, вдавилась внутрь, оставляя узкий лаз.

– Быстрей! Ну!!!

Иван втолкнул внутрь Ливу, потом Цая. Кеша замотал головой.

– Я прикрою. Гуг! Лезь давай! – прохрипел он.

Иван протиснулся в щель. Огляделся – где Д-статор? Где?!

Иннокентий Булыгин отчаянно долбил по какой-то цели из своего плазмомета, неужели они настигают их, неужели настигли?!

– Живей сюда! – крикнул Иван в щель.

Кеша влез не сразу. И был он без своего черного бревна.

– Все заряды вышли, – смущенно оправдался он, разводя руками. – Хана нам!

– Да, погоди ты! Давай-ка поднапрем! – Иван навалился плечом на внутреннюю заглушку. – Ну! Разом!

Заглушка сдвинулась, поехала. Хорошая это была штуковина, хотя и предназначалась на случай аварии, на случай затопления зоны… а вот ведь, пригодилась. Из-за заглушки разрывы почти не были слышны. Торба! Надо срочно… Иван отстегнул клапан. Но чья-то рука дернула его вперед.

– Скорей!

Лива умоляющим взглядом глядела на него.

– Куда?!

– Вниз!

Они долго спускались по винтовой лестнице. Кеша отчаянно матерился, хромал – ему все же крепко досталось в бою.

Цай крутился в полумраке возле тороида средних размеров.

– Ушли! – сказал он тоном победителя, когда заметил Гуга-Ивана, Ливу и Кешу. – Теперь им никогда нас не достать!

– Ливу вперед! – скомандовал Иван-Гуг.

23
{"b":"21846","o":1}