ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Руигат : Рождение. Прыжок. Схватка
Мой ребенок с удовольствием ходит в детский сад!
Трансформа. Альянс спасения
Квази
Имя розы
Купите мужа для леди
The Game. Игра
Алиса
История болезни, или Дневник здоровья
A
A

Верка кивнула на подругу.

– Если бы Танька вчера про шкаф не спросила, в жизни бы не вспомнила…

Слушая Веру, Лешка вдруг сообразил, что тень Свердлова опять, как и четыре года назад, неотступно следует за ним. Могло получиться так, что та далекая история с бриллиантами не закончилась. Как-то так сложилась жизнь, что Лешка и думать забыл о бриллиантах, Алмазном фонде, сейфах и таинственных монахах…

На улице накрапывал дождь.

– Странно, – задумчиво сказала Танька.

– Чего тебе странно? – не понял Казарин.

– Я сейчас поймала себя на мысли, что забыла про войну. Вот ты, я, Вера – как будто и не было ничего.

У Лешки на этот счет было иное мнение, но он промолчал. К чему ворошить былое?

– А давай погуляем по Москве? – неожиданно для себя предложил Казарин.

Через несколько минут они вышли из Кремля и направились в сторону Парка культуры. В самом начале Волхонки какие-то люди копошились на развалинах дома, пострадавшего от бомбардировки и пожара. Эта картина привела Таньку в ужас.

– Слушай, я так не хочу, – вдруг заупрямилась она. – Давай пройдем старыми двориками. Там так красиво.

– Двориками, так двориками, – согласился Лешка. – Только туда тоже бомбы залетают.

Но Танька пропустила подначку мимо ушей и свернула в переулок, за Пушкинский музей. Лешка последовал за ней. Не успели они пройти и нескольких шагов, как где-то за углом послышался звон разбитого стекла и женские крики. Лешка на мгновение замер и тут же бросился в сторону, откуда доносился шум.

Он подоспел вовремя. Два мужика в телогрейках выносили через разбитую витрину лотки с хлебом, а продавщица в белом халате безуспешно пыталась их образумить:

– Прекратите! Это мародерство! Я вызову милицию. Она даже попыталась схватить одного из грабителей за край телогрейки, но тот ударил ее ногой.

– Заткнись, стерва!…

Мародер выхватил нож и помахал им перед лицом продавщицы.

– Кишки выпущу!

Но сделать ничего не успел: женщина отшатнулась, а перед ним возник какой-то долговязый лейтенант в летной форме. Перехватив руку грабителя, лейтенант резко подался вперед и ударил его лбом в переносицу, после чего подсек преступника ногой. Тот упал и завыл, схватившись за переломанный нос. Но в этот момент второй мародер набросился на лейтенанта сзади и, накинув ему на шею веревку от мешка, принялся душить. Парень оказался ловким и здоровым – Казарин никак не мог освободиться от его железной хватки и уже начал терять сознание, но неожиданно удавка ослабла. Лешка вывернулся и наконец-то сумел ударить противника вначале каблуком по голени, а затем локтем – в солнечное сплетение. Но этого можно было и не делать. Обернувшись, Казарин увидел, что голова грабителя залита кровью, а рядом стоит Танька с увесистым булыжником в руке и размахивает им в воздухе:

– Ну, кто еще хочет?! Кто еще хочет, гады?! Гады, гады, гады!

– Ох, мама моя! – Лешка бросился к Татьяне, выхватил камень и прижал ее к себе. – Все, концерт окончен. Гадов больше нет.

Танька никак не могла успокоиться. Она тяжело дышала ему в плечо и продолжала возбужденно вздрагивать. Продавщица тупо смотрела то на Лешку, то на преступников и только качала головой.

– Эй, тетя! – крикнул Лешка. – Свисток есть? Женщина ошалело закивала головой, но не шелохнулась.

– Ну так свистите!

Но свистеть не пришлось – со стороны Гоголевского бульвара уже бежал патруль.

Лешка продолжал гладить Таньку по волосам и вдруг повернул ее голову на уцелевшую витрину, за которой висел плакат: «Боевые подруги, на фронт!»

– Во, это про тебя! – Лешка ткнул пальцем в плакат. Решив не дожидаться разбирательств, он незаметно увлек Таньку в соседний переулок, а через несколько минут они уже были на Метростроевской.

– Ничего себе прогулочка получилась, – вымолвила Таня, когда они отошли на почтительное расстояние.

– «Гады! Гады! Гады!» – засмеялся Лешка.

– А ты-то? «Тетя! Свисток есть?» – заливалась в ответ Танька.

Оба смеялись так, что еле стояли на ногах. Но в самый разгар веселья в небе завыли сирены. Казарин схватил любимую за руку, и они бросились в сторону метро. Забежав под своды станции «Парк культуры», молодые люди остановились, чтобы перевести дух. А когда отдышались, Лешка направился прямиком к эскалатору.

– Э, куда! А билет? – остановила его Танька.

– А разве теперь не бесплатно?

– Нет, дорогой. Будьте любезны – три гривенничка… Они купили билеты и спустились вниз.

Вся платформа была занята. Люди расположились прямо на полу и с испугом ждали налета. Ребята уже собирались присесть возле третьей колоны, но грозный окрик распорядителя остановил их:

– Не положено. Тут только для стариков и детей. Спускайтесь в туннель.

Они протиснулись к туннелю, который был заставлен деревянными щитами. Лешка спрыгнул вниз, а затем помог спуститься Тане. Щиты лежали прямо на рельсах и пружинили под ногами.

– А если включат ток? – испуганно спросила Ша-пилина.

– А если поезда пойдут? – зловеще пошутил Лешка. Танька толкнула его в плечо.

– Ну тебя!

Она уселась поудобней и закрыла глаза…

Глава 9

Ha следующий день Казарин отправился в архив, где его встретил суетливого вида майор.

Выслушав Алексея, архивариус безапелляционно заявил:

– Ты что, лейтенант? Опомнился… Не видишь – многие документы уже эвакуированы.

Лешка огорченно вздохнул:

– Будем смотреть те, что остались.

Опытный майор сразу понял, что перед ним упрямый клиент. Он прищурился и спросил:

– Кофе будешь?

Лешка удивленно кивнул, и майор, сняв с плитки закипевший чайник, налил в две кружки кипяток, предварительно насыпав в них какой-то коричневый порошок. Казарин отхлебнул варево и тут же скривился.

– Что это за отрава? – Лешка сплюнул на пол. – Это же не кофе!

– Ты что? С дуба рухнул? – усмехнулся майор. – Конечно не кофе. Где его возьмешь? Это желуди. Очищаешь, сушишь, снимаешь кожицу, обдаешь кипятком, опять сушишь и затем поджариваешь. Потом размолол и готово. А тебе чего приспичило в документах рыться? Нашел время…

Неожиданный переход от желудей к документам сбил Лешку с толку.

42
{"b":"21863","o":1}