ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Общаться с ребенком. Как?
Отличная квантовая механика
Дикий вьюнок
Моя драгоценность
Путешествие домой. Майкл Томас и семь ангелов. Роман-притча Крайона
Дети мои
Наши против
Это очень забавная история
Свет дьявола
A
A

– Вот, Анна, наконец-то моя работа заинтересовала разведку ее величества, – выпалил он.

По всему было видно, что его просто распирало от гордости.

– Разведку? – женщина удивленно вскинула брови. – Джеральд, поясни мне, что все это значит?

Саймон не дал ему ответить. Он поднял руку и начал свой рассказ:

– Третьего дня лорд Бивербрук выступил с докладом на секретном совещании у нас на Даунинг-стрит и сообщил такое, что лично меня повергло в замешательство. Или старик сошел с ума, или немцы хотят сбить нашу разведку с толку…

Саймон на секунду остановился, чтобы перевести дух. То, что он сейчас говорил, составляло государственную тайну, и все присутствующие это хорошо понимали. Однако Анна была заинтригована.

– Саймон, не темните! Выкладывайте все. Ваша гайна умрет в стенах этого дома, – успокоила она.

Саймон развел руками:

– Да выкладывать-то, собственно, нечего. Вы. наверно, читали в газетах про поиски фашистами Шамбалы и изучение ими Тибета? Мы к этому до недавнего времени относились с усмешкой. Но теперь у Гитлера новая мания. Фюрер, черт бы его побрал, помешался на каких-то книгах, связанных с историей этрусской цивилизации. Причем для этого он не жалеет ни сил, ни средств…

Саймон посмотрел на брата и в сердцах воскликнул:

– Джерри, ты можешь мне объяснить, что все это значит и какое отношение вся эта чушь имеет к действительности? Зачем понадобилась этому параноику цивилизация, канувшая в небытие двадцать веков назад?

Джеральд лукаво улыбнулся и небрежно заметил.-

– Двадцать три.

– Что «двадцать три»? – не понял Саймон.

– Считается, что этрусская цивилизация прекратила свое существование в третьем веке до нашей эры. Двадцать три века назад.

Сэр Саймон вскочил с дивана и заходил по комнате.

– Это все безумно интересно, но какая разница, в каком веке это произошло? Все равно от них ничего не осталось! – все сильнее распалялся он.

Джеральд не торопился с пояснениями, однако по выражению лица было понятно, что «разница» имелась.

– Разница? В принципе, для интеллектуалов с Даунинг-стрит – никакой! – с достоинством произнес он. – А для людей образованных – существенная. Дело в том, что, по всей вероятности, Великий Рим и сама Римская империя были основаны именно этрусками. То есть можно утверждать: племена Этрурии заложили основу всей будущей европейской цивилизации.

Сэр Саймон только недовольно крякнул на это. История не была его коньком, и слова брата больше запутывали, чем объясняли суть дела.

– Ну и что? Итальянцы – союзники немцам. И это вполне вписывается в теорию Гитлера о расовом превосходстве.

Сэр Джеральд замолчал и задумчиво посмотрел на бокал, который держал в руках.

– А кто здесь говорит об итальянцах? Анна, ты слышала, чтобы я поставил знак равенства между этрусками и этими ничтожными прихвостнями Гитлера, этими макаронниками? – обратился он к жене.

– Нет, – улыбнулась Анна.

– Вот то-то и оно! Взгляни-ка, братец, вот сюда.

С этими словами Джеральд снял с полки альбом старинных гравюр и раскрыл книгу на рисунке, изображающем мальчика с птицей. Поверх гравюры следовала едва заметная надпись на непонятном языке.

– Забыл сказать самое интересное: этрусские надписи никто не может прочесть до сих пор. Это одна из главных загадок мировой истории. Перед тобой одно из сохранившихся этрусских изображений. Как ты думаешь, к какой языковой группе относится эта надпись?

Саймон задумался.

– Древнееврейской? – нехотя ответил он.

– Нет.

– Индийской?

– Не ломай голову. Джеральд взял с камина газету.

– Вот, свежая польская газета, которую выпускает их правительство в изгнании. Ничего не напоминает тебе?

С этими словами Джеральд очертил карандашом заголовок и положил издание рядом с этрусской надписью. Глаза Саймона округлились.

– Черт побери. Да ведь это очень похоже! – пробормотал он.

Джеральд самодовольно усмехнулся.

– Вот так когда-то воскликнул и я. А потом сообразил: «эт-руски». «Руски»! Понимаешь? Рус-ски-е. Как просто.

Саймон ударил себя ладонью по лбу.

– А я-то, дуралей, понять не могу, почему немцы главную из этих книг в России ищут!

Джеральд раскурил трубку и сел рядом с Анной на диван.

– Так что ваш Бивербрук совсем не спятил. Представь только, что благодаря расшифрованным книгам этрусков Европа узнает, что всему обязана славянской цивилизации. Не арийской расе, как считает Гитлер, а тем самым неполноценным славянам, от которых он хочет нас освободить. Что же будет с его бесноватой идеей, если выяснится, что голубоглазых блондинов еще и в помине не было, когда прародители поляков и русских закладывали основы европейской цивилизации?

Анна поставила бокал на камин и возразила:

– Но… Подождите! Почему нельзя Черчиллю позвонить напрямую Сталину и рассказать все как есть? Найти эти книги и опубликовать их в мировой прессе.

Теперь разъяснять суть вопроса пришлось Саймону.

– То-то и оно, дорогая Анна! Во-первых, их еще нужно расшифровать. А во-вторых, такие книги страшны в руках любого диктатора. Сегодня это грозное оружие интересует сумасшедшего расиста и шовиниста. А завтра им завладеет идеологический фанатик. Представь себе: однажды нам докажут, что коммунистическая Россия – богом избранная страна и тому есть историческое подтверждение. Нет, этого нельзя допустить. И вообще, получается, что в публикации этих книг заинтересованы только русские.

Саймон сел напротив брата и посмотрел ему прямо в глаза.

– Скажи, Джеральд, не хотел бы ты прокатиться в Москву? Ты ведь пишешь кншу об истории России. Мы договоримся с союзниками, они дадут тебе поработать в русских архивах и библиотеках. Да и Анна, мне кажется, будет не против.

Джеральд задумался.

– За счет твоего ведомства?

Сэр Саймон утвердительно кивнул.

– Ничего не выйдет. Эту книгу никто не видел. Даже я, положивший жизнь на изучение истории этрусков, весьма приблизительно знаю, как она может выглядеть.

– Ну, это как раз дело поправимое.

Сэр Саймон залез в карман сюртука и извлек сложенный вчетверо лист бумаги, с изображением книги.

53
{"b":"21863","o":1}