ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Есть проблемы? Шапилин осушил стакан.

– Все, Алексей, угомонись. Мы свое дело сделали – остальное не нашего ума. Понял?

– Так точно, понял…

Алексей еще раз внимательно посмотрел на Шапили-на и вдруг произнес:

– Товарищ генерал, прошу освободить меня от занимаемой должности и отправить на фронт.

Петр Саввич сунул Казарину кукиш под нос.

– А вот это видел? Видел?! Да и не получится уже на фронт. На тебя особый наряд имеется.

Шапилин выждал паузу, отдышался и уже спокойно произнес:

– Короче! Завтра утром в Москву возвращается Светлана. – Петр Саввич хитро посмотрел на Лешку и пояснил: – Светлана Иосифовна. Встретишь на аэродроме и приступишь к охране. Будешь лично отвечать за нее головой.

Алексей насупился еще больше.

– Ты на меня зубами-то не скрежещи. Это тебе как знак особого доверия, за мозги твои, да и трепаться ты не будешь.

Последний пассаж тестя Казарин не понял.

– Что вы имеете в виду? Петр Саввич замялся.

– Есть тут кое-какие обстоятельства… Сам догадаешься. А твою фамилию Власик назвал. Понял?

Алексей нехотя кивнул.

– Понял.

– Ну так выполняй! – миролюбиво закончил Шапилин.

Глава 7

Утром следующего дня, когда Москва еще только просыпалась, Казарин уже ждал Сталину на аэродроме для спецрейсов. Народу в этот час было немного: на кожаных сиденьях вдоль стены расположилась группа боевых летчиков, а рядом с выходом на летное поле стояли три человека и тихо разговаривали по-английски. Алексей прислонился к стене и, насвистывая, стал наблюдать за прибывающими бортами. Опытным глазом он оценил, как четко заходит на посадку «Дуглас» с британскими опознавательными кругами на хвосте, крыльях и фюзеляже. Когда самолет остановился, на выброшенном летчиками трапе появились мужчина и женщина.

Это были сэр Джеральд и Анна. Если бы в тот момент кто-то сказал Лешке, что вскоре эти люди круто изменят его жизнь, он бы ни за что не поверил.

Как только ноги англичан коснулись земли, к ним направились встречающие, поздоровались, подхватили клетчатые чемоданы и понесли их к машине. Джеральд, с интересом оглядываясь по сторонам, взял под руку спутницу и направился следом.

Проходя мимо Казарина, англичанка бросила на него быстрый взгляд, и их глаза встретились. Она на мгновение остановилась. Возникла неловкая пауза. Алексей не нашел ничего лучшего, как приветливо улыбнуться в ответ.

Но в этот момент в небе вновь загудели моторы, и Казарин бросился на взлетную полосу встречать приземляющийся самолет из Куйбышева. Англичанка еще несколько минут смотрела ему в спину.

– Анна! Ну что ты стоишь? Нам пора, – окликнул ее муж.

Женщина обернулась и, выйдя из оцепенения, направилась к машине.

– Что с тобой? – спросил ее сэр Джеральд. – Тебе нехорошо?

– Нет-нет. Все в порядке…

Анна еще раз взглянула вслед удаляющемуся Казари-ну и села в машину…

Алексей, придерживая на голове фуражку, чтобы ее не сдуло ветром, поднятым пропеллерами, спешил к самолету. Самолет как-то лихо сделал последний поворот и замер. Через минуту открылась дверь салона, и сразу за пилотом, спрыгнувшим на землю, в проеме двери появилась молоденькая девушка с рыжими волосами. Это была Светлана Сталина – дочь человека, чей портрет занимал половину фасада здания аэродрома.

Лешка протянул руку, чтобы помочь ей спуститься.

– Алексей? Казарин?! – Светкиному изумлению не было предела.

– С мягкой посадкой, – улыбнулся он.

Светлана спустилась по лесенке и капризно воскликнула:

– Да уж, с «мягкой»! Если б ты знал, что это был за полет. Сначала трясло, затем крутило, потом вдруг воздушные ямы…

И тут она споткнулась на полуслове:

– Постой, а ты как здесь оказался? Кого-то встречаешь?

– Уже встретил, – спокойно ответил Казарин. Светлана удивленно огляделась, Алексей расхохотался:

– Не ломайте голову, Светлана Иосифовна. Капитан Казарин прибыл в ваше распоряжение. Приказ, – развел он руками.

Светлана смерила друга своего брата оценивающим взглядом.

– Что ж, охраняй, но так, чтобы мне это не мешало. Лады? В ее голосе проскользнула хозяйская нотка.

– Свет, я за тебя в ответе перед Иосифом Виссарионовичем. Лично. Поэтому, как получится…

Казарин распахнул перед Сталиной дверь автомобиля. Уже поставив ногу на подножку, Светлана еще раз смерила его взглядом, холодно улыбнулась и, выдержав паузу, тихо произнесла:

– Как я захочу, так и получится. Понял, капитан Казарин?

И это пришлось проглотить Лешке. Он дождался, когда Сталина сядет в машину, а затем занял место на переднем сиденье.

– В Кремль! – скомандовал Алексей водителю и обернулся к Светлане, чтобы сгладить возникшую неловкость. Но та неотрывно смотрела в окно, всем своим видом демонстрируя, что продолжать разговор не намерена.

В тот же вечер Казарин заглянул к Шапилину, чтобы попытаться еще раз обсудить свое новое поручение.

– Заходи, заходи. Давай без церемоний, – забасил с порога Петр Саввич. – Верочка!…

В кабинет вошла Вера, и Шапилин встал навстречу:

– Верочка, организуй нам с Казариным чаю.

Алексей посмотрел на тестя и заметил, что тот не сводит глаз со своей воспитанницы. Когда Вера вышла, Алексей подошел к столу, внимательно посмотрел на шахматы, расставленные на доске, и сказал:

– Вы, Петр Саввич, как Чапаев. Шапилин смутился:

– Это в каком смысле?

Но тут в комнату вернулась Вера, неся на подносе два дымящихся стакана, несколько кусков хлеба и розетку с варением.

Услышав последние слова, она покраснела, но Алексей тут же объяснился:

– Ну, помните сцену в фильме, когда Чапаев говорит Фурманову: «Это я в бою тебе командир. А вечером я тебе первый товарищ. Заходи, посидим».

Шапилин облегченно усмехнулся:

– Точно! Ну у тебя и память!… Ладно, рассказывай. Встретил? Казарин с улыбкой кивнул, но тут же помрачнел. Он поставил стакан с чаем на стол и, поднявшись с кресла, заявил:

– Петр Саввич, освободите меня от занимаемой должности. Прошу отпустить на фронт.

Шапилин всплеснул руками-.

– Опять двадцать пять. Ну что ты, ей-богу, заладил одно и то же. Навоюешься еще.

56
{"b":"21863","o":1}