ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Черт, ее раньше здесь не было! – выругался Герман Степанович и, обернувшись к одному из своих спутников, скомандовал: – Афанасий, ваш выход!

Здоровый детина с трехдневной щетиной на лице пробрался вперед и оглядел преграду. Затем он достал из вещмешка ножовку и начал быстро перепиливать прутья решетки. Резкий звук гулким эхом разносился по подземелью, отчего Варфоломеев заметно нервничал.

Когда работа была закончена, он отстранил Афанасия и первым сделал шаг в темноту. За ним последовали остальные. Пройдя несколько поворотов, группа остановилась перед старой массивной дверью, окованной железом.

– Реставрационные мастерские библиотеки там, за дверью, – пояснил Варфоломеев шепотом. – Работники – люди ненормальные, могут сидеть и до глубокой ночи.

Герман Степанович приложил ухо к двери и прислушался.

– Если сидят – это их проблемы, – сориентировал он соратников. – Свидетелей не оставляем. Вперед.

Несколько минут ушло на возню с замком, но дверь в конце концов скрипнула и, вздрагивая на старых петлях, с трудом поддалась.

В подвале, посередине которого чернел огромный каменный столб, было пусто. Варфоломеев разочарованно покачал головой:

– Опоздали…

Он вытер вспотевшее лицо и грустно добавил:

– Впрочем, это было бы слишком просто.

Глава 11

Таня вышла из машины, поставила чемодан на траву и огляделась. Ей навстречу спешил молоденький капитан.

– Татьяна Петровна? – окликнул он на бегу Казарину. Таня неуверенно кивнула:

–Да.

Капитан подхватил чемодан и, улыбнувшись, представился:

– Капитан Субботин. Василий Иосифович вас уже ждет.

Он указал свободной рукой на ворота части и быстро зашагал вперед, да так, что Таня еле поспевала за ним. Уже на территории части Субботин подвел ее к группе офицеров, стоявших возле автомобиля, в центре которой выделялась фигура Василия Сталина. Увидев Таню, Василий прервал разговор:

– А вот и пресса! Как добралась, одноклассница?

– Неплохо! – деловито ответила она и тут же покраснела, потому что не знала, как обращаться к Сталину в присутствии офицеров его штаба.

«Вот дура, – ругала себя Танька. – Все продумала, даже в парикмахерскую сходила…» Но тут ее взгляд упал на Васькины погоны, и выход нашелся сам собой.

– Неплохо, товарищ полковник!

– Ух! – расхохотался Сталин. – Чувствуется отцовское воспитание.

Вася взял Таню под руку и обратился к своему окружению:

– Хочу, товарищи офицеры, представить вам моего старинного друга, можно сказать, однокашницу, Татьяну Шапилину… то есть Казарину, – тут же поправился он.

Все, от лейтенанта до полковника, с восхищением глядели на московскую красавицу. Мужское внимание смутило Таню, но Василий пришел на выручку.

– Это что еще за взгляды?! – грозно осадил он подчиненных. – Татьяна… э… Петровна прибыла к нам с важным, можно сказать, правительственным заданием. Она будет писать о буднях нашего героического полка.

Молодой офицер хихикнул, но тут же получил локтем в бок.

– Семенов, прекратить ржать! – сам еле сдерживая улыбку, скомандовал Василий. – Так о чем это я?

– О буднях, товарищ полковник! – подсказали хором офицеры.

– Сам знаю! Да, и вот об этих наших буднях газета будет информировать читателей еженедельно. Понятно?

– Так точно! – грянул хор голосов.

– Ух, стервецы! – Вася погрозил всем кулаком и отвел Таню в cropoiry: – Не обращай внимания – ребята хорошие, но спуску в мое отсутствие им не давай. Кобели те еще!

Танька удивилась:

– Как «в отсутствие», ты уезжаешь?

– Надо, Танюшка, – помрачнел Василий. – Надо! Тут у меня неприятность вышла. Слыхала про Клещева?

Танька кивнула.

– Вот еду, понимаешь, «разбираться», – передразнил кого-то Вася. – Или меня разберут – не знаю.

Было видно, что предстоящая поездка и воспоминания о друге его сильно тяготили. Поэтому Татьяна решила не расспрашивать о причинах гибели Клещева. Вся Москва шушукалась, что известный летчик и друг самого Василия Сталина, женатый на знаменитой актрисе, летел к ней на свидание и так нелепо разбился при посадке. Несчастный случай…

– Ну вот, обещал встретить, все рассказать, показать, – сделала вид, что обиделась, Танька. – А сам?…

Васька дружески обнял ее и улыбнулся:

– Да ты не расстраивайся! Я мигом – дня на три. Кстати, мне Лешка звонил. Просил присмотреть за тобой. Умолял тебе ничего не говорить, но ты же меня не выдашь.

Татьяна закусила губу.

– А откуда он знает, что я уехала именно к тебе? Василий понял, что наболтал лишнего и поэтому смутился.

– Так… ладно… бывай! – Он быстро засобирался в дорогу. – А устроиться, то да се, тебе поможет Мартынов… Мартынов!!! – закричал Василий.

От группы офицеров отделился высокий красавец майор. Он подошел, отдал честь и с нескрываемым восхищением посмотрел на Таню.

– Майор Мартынов, – отрекомендовался он. – Сергей.

– Татьяна Петровна Казарина, – четко, по-деловому представилась Таня. – Очень приятно.

Мартынов неожиданно снял фуражку и поцеловал протянутую руку. Таня не привыкла к такому обращению и потому невольно покраснела. Василий, уже поставивший ногу на подножку машины, обернулся, погрозил кулаком и крикнул:

– Мартынов, осторожнее заруливай на взлет. У нее муж – гений-следопыт, из-под земли достанет! – И, подмигнув Таньке, добавил: – А я помогу.

Хлопнула дверца, и машина, набирая ход, двинулась в сторону ворот.

В офицерский корпус они попали через отдельный вход. Мартынов показал Тане небольшой холл, куда выходило всего две двери:

– Вот тут пока вы и будете жить. – И, как бы между прочим, сообщил: – Кстати, сегодня вечером у нас крутят новую картину. Позвольте вас ангажировать.

Таня холодно парировала попытку ухаживания:

– Позвольте отклонить ваш ангажемент.

– Отчего ж? – не сдавался Мартынов.

Таня через силу улыбнулась и язвительно заметила:

– Вас жалко. Муж у меня, слышали, какой? Мартынов понял, что с наскока эту крепость не взять.

Он сокрушенно вздохнул и, отворив перед Таней дверь в маленькую комнатку, галантно произнес:

60
{"b":"21863","o":1}