ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Снег над проспектами кружится. Слышно куранты Кремля. С кем тебе, милый мой, дружится Без меня?

Не может время приостановиться Несчастьем, не бедой и не войной, Но если суждено чему-то страшному случиться, То лучше пусть со мной, а не с тобой.

Все притихли. На глазах у женщин, да и у некоторых мужчин, появились слезы. Вера пела нежным красивым голосом, глядя в одну точку перед собой. В начале второго куплета возле Лешки остановился и присел на подоконник Василий. Один из немногих, он понял, что происходит. Это было Верино объяснение в любви. А на третьем куплете Казарин не выдержал. Когда зазвучали слова:

Наступит долгожданная Победа.

Мы плакать будем, слезы не тая,

И может быть, спасет тебя, о чем ты и не ведал,

Любовь неразделенная моя…

Лешка быстро, не глядя по сторонам, пересек комнату и вышел в холл.

Верина песня всколыхнула в нем какое-то странное, непонятное чувство, и он хотел сейчас немного побыть в одиночестве. Разобраться. С Верой, с Таней, а прежде всего с самим собой. Он начал медленно подниматься по лестнице на второй этаж, но вдруг входные двери открылись, и в Васькином особняке появилась Татьяна в сопровождении высокого, статного красавца майора. Он галантно держал ее под руку и что-то увлеченно шептал на ухо. Лешка мог даже поклясться, что, помогая Тане снять плащ, майор нежно приобнял ее за плечи, и Татьяна не сделала никаких протестующих жестов. Его жена продолжала улыбаться и явно кокетничала со своим спутником. Когда они скрылись за дверью комнаты, где собрались все гости, Лешка со всего маху ударил кулаком по стене и тут же сморщился от боли. Вначале он сделал несколько шагов вниз, затем вверх. Сел на ступеньку, вскочил и вдруг услышал:

– Нашел все-таки…

На верхней площадке стояли Светлана и холеный импозантный мужчина лет сорока.

– Познакомься, Казарин. Это Алексей Каплер. Мой… друг.

– Капитан Казарин. Алексей, – Лешка пожал протянутую руку и резко повернулся к подопечной. – Светлана Иосифовна, я очень прошу вас больше так никогда не делать.

Светлана насупилась, молча уставилась на Лешку, и взгляд ее не предвещал ничего хорошего. Но в разговор вмешался Каплер:

– Алексей, у нас сегодня замечательный вечер. И если можно, не портите его. Послезавтра я уезжаю на фронт, поэтому заказал столик в ресторане. А вдруг это в последний раз? – Каплер хитро посмотрел на вмиг побледневшую Светлану.

Казарин в отчаянии махнул рукой.

– Делайте что хотите.

Его мозг отказывался что-либо соображать. Танька с красавцем майором не выходили из головы.

– Вот и ладно, – примирительно заметила Света. – Вы тут постойте, а я с братом попрощаюсь.

Она скрылась в глубине дома, и мужчины остались один на один. Лешка достал коробку папирос «Дели», раскрыл ее и предложил Каплеру.

– Благодарю покорно, – улыбнулся знаменитый сценарист и вытащил из кармана пальто черную лакированную трубку. – Я как-то привык к своему…

Он не успел закончить, как появилась Светка. Она ехидно посмотрела на Лешку и сладким голоском сообщила:

– Вместо того чтобы следить за мной, последил бы за своей женой. Сдается мне, майор Мартынов не ровно дышит в ее сторону.

Ни один мускул не дрогнул на Лешкином лице.

– Моя жена никогда не допустит, чтобы я за нее краснел, – жестко, как будто вколачивая гвозди, проговорил Казарин. Затем он вдавил окурок папиросы себе в ладонь и так же жестко закончил: – У нее работа – в газеты сочинять, а моя – ходить по ресторанам. Мы вроде бы куда-то собирались?

Светка открыла и тут же закрыла рот. Такой силе воли ей нечего было противопоставить. Каплер незаметно улыбнулся и одобрительно подмигнул Лешке, но когда Светлана обернулась к нему, он уже был абсолютно серьезен.

– Вперед, товарищи! Нас ждут великие дела…

Когда они вышли, чья-то тень отделилась от противоположного дома и нырнула в машину за углом.

Ресторан Дома литераторов был одним из уютнейших уголков военной Москвы. Атмосфера легкого угара окружала посетителей и дарила им блаженство и сладостную иллюзию мира. В зале звенели бокалы и рекой лилось шампанское. Пили за освобожденные города и, конечно, за скорую победу над врагом.

Каплер был здесь частым гостем. Посетители, все как один, бросились здороваться, а швейцар, гардеробщик и официанты в благоговейном поклоне предлагали свои услуги, едва он появился в фойе.

– Я гляжу, вы тут свой, – заметил Алексей. Никогда раньше он не бывал в таких заведениях, и поэтому ему все было в диковинку.

– Мой юный друг, принимаю ваше замечание не как комплимент, а как сожаление. Поверьте, среди этой банды графоманов нет ни одного достойного писателя.

К ним подбежал официант, и Каплер на ходу распорядился:

– Для начала – шампанского и икорки «по Стендалю».

– Сию минуту, – ответил тот и исчез.

– Что значит «по Стендалю»? – переспросил Алексей. Светка рассмеялась.

– А это значит: икра красная и икра черная, – сказала она и отошла к зеркалу припудрить нос.

Алексей нахмурился. Содержимое его кармана не соответствовало такому ужину, поэтому он мрачно заявил:

– Значит так: я сяду за сценой, а вы постарайтесь не теряться из виду.

– Как это? – запротестовал Каплер. – Я пригласил – значит, сядем вместе.

Алексей взял Каплера за рукав и тихо шепнул:

– Не положено… Я на работе… Да и не могу я, люди на фронте кровь проливают, а они…

Каплер раскурил трубку и спокойно ответил:

– Так устроен мир, Алексей. С этим ничего не поделаешь. У каждого своя судьба.

Алексей иронично кивнул:

– Я вижу, – и, быстро пройдя зал, опустился за свободный столик.

Он приметил его еще на входе. Отсюда почти не была видна сцена, зато вся публика находилась как на ладони. Правда, он не обратил особого внимания на двух летчиков и женщину, которые появились в ресторане вслед за Каплером и Светланой. Они были явно не из числа завсегдатаев этого заведения, разместились за столиком напротив и, тихо разговаривая между собой, стали понемногу пить заказанный коньяк, закусывая легкими салатами. Женщина изредка бросала короткий взгляд на Светку, а когда та встала и пошла в сторону уборной, аккуратно положила приборы на скатерть, отодвинула стул и направилась следом.

66
{"b":"21863","o":1}