ЛитМир - Электронная Библиотека

Скандал.

Кенан повернулся к Невину спиной. Он слегка пожал плечами, ясно дав понять, что не боится нападения сзади. И пристально посмотрел на мисс Бедгрейн. Красавица так сильно сжимала веер своими нежными пальцами, что казалось, он вот-вот треснет. Выражение ее лица красноречиво говорило о том, как она взволнована и умоляет его принять ее игру.

Милрой заметил, как перешептываются окружающие, ожидая, как он поступит. И не стал прятаться за любезностью, за женской юбкой.

– Мои извинения, мисс Бедгрейн.

Девушка откашлялась. Заметила, что они оказались в центре внимания.

– Наш танец, мистер Милрой. Вы обещали мне танец.

– Сожалею, что мы не поняли друг друга. Я вам ничего не предлагал.

Вокруг послышались смешки, Уинни побледнела от такого унижения.

Лотбери кашлянул в руку.

– Хм, Милрой.

Пальцы у Невина скрючились, как у зверя, готового к прыжку, но он не шелохнулся.

– Ублюдок, – чуть слышно пробормотал он.

Мисс Бедгрейн посмотрела Милрою в глаза. Но что бы она в них ни искала, она этого не нашла. Девушка опустила ресницы, но лишь после того, как Кенан заметил набегавшие слезы.

– Ах. – Она облизнула губы – слова застревали в горле. – Как я ошибалась. Джентльмены, извините меня. Сожалею, что мое присутствие помешало вам превратить бал в турнир. Желаю всем приятного вечера.

Высоко держа голову, с грацией и достоинством королевы она пробралась сквозь толпу гостей, с болью в сердце осознавая, что все над ней потешаются.

Кенан вовсе не хотел унизить ее. Злость и гордость заставили его задеть ее чувства. От досады мужчина провел рукой по волосам. Броситься следом? Нет, это все только усложнило бы.

Невин подошел к боксеру. Они были почти одинакового телосложения. Невин заговорил низким голосом, так, чтобы его мог слышать только Кенан:

– Я бы вызвал тебя на дуэль за то, что ты так обидел мисс Бедгрейн. Но дуэли – привилегия джентльменов. Мы оба знаем, ты не из их числа. – Отчитав Кенана, аристократ уничижительным взглядом упрекнул и Лотбери. – Милорд, на вашем месте я бы тщательнее выбирал друзей. – И поспешил за мисс Бедгрейн.

Взглянув на друга, Кенан понял, как он упал в глазах маркиза.

– Я потерял голову. Я ублюдок, как меня и назвал Невин.

Лотбери покачал головой:

– Думаю, она поступила смело, отдав предпочтение вам, а не человеку, который намерен жениться на ней. – Он смотрел на танцующие пары и не заметил разочарования в глазах Кенана. – Посмотрим, что будут говорить завтра. Возможно, еще остался шанс ввести вас, друг мой, в светское общество.

Кенана мало заботило, что о нем думают люди. Но его взволновало выражение лица мисс Бедгрейн, когда та увидела, что оказалась в неловком положении. Милрой ни на миг не поверил, что эта красавица расстроилась из-за того, что он отказался с ней танцевать.

Кенан пробежал взглядом по гостиной в поисках ее розового платья. Впечатлительная, она, наверное, скрылась где-нибудь в уединенном месте, где можно поплакать.

И тут он увидел девушку. Она стояла у дверей, ведущих в сад. Кенан вытянул шею, стараясь разглядеть, кто преградил ей дорогу. Перед ним мелькали танцующие пары, заслоняя ее фигурку.

Танец закончился, когда его терпение было на исходе. Милрой уже был готов нарушить данное себе слово и пойти за ней. Однако, увидев, что рядом с ней не кто иной, как Невин, боксер застыл на месте как вкопанный и невольно заскрипел зубами. Когда же они вместе вышли в освещенный факелами сад, он подался вперед. «Значит, Невин положил глаз на мисс Бедгрейн. Что ж, – мрачно отметил он, – честолюбивая леди не откажется от состояния графа, будущего герцога». К несчастью для нее, Невин – настоящая свинья, он это знал как нельзя лучше, но не мог предостеречь ее. Не сейчас.

Смирившись с необходимостью постоянно отвергать мужчин в этот вечер, Уинни надеялась, что лорд Невин поймет ее намек и оставит ее одну в саду. Девушка присела на каменную скамейку у большого неглубокого пруда. Мерцающие огни факелов создавали спокойную обстановку для раздумий.

– Уинни.

Она топнула ножкой по гравию.

– Вы всегда так настойчивы, лорд Невин, или просто не расслышали? – поинтересовалась она.

Зашуршал гравий – мужчина подошел ближе. Она встала, чтобы уйти от него и избежать неловкости, которую почувствовала в гостиной.

Невин остановил ее, прикоснувшись.

– Пожалуйста. – Он жестом предложил ей сесть обратно на скамейку и сам присел рядом. – Вы просили меня подождать, но у меня не хватило терпения. Я должен кое-что объяснить. – Лорд Невин уставился на воду, от которой исходило умиротворение.

– Вы слишком самоуверенны, если считаете, что я обязана выслушивать вас или что это может быть мне интересно.

Она лгала. За последние полгода между ней и этим дамским угодником установилось вынужденное перемирие. К своему удивлению, Уинни открыла для себя человека умного, с хорошим чувством юмора, совсем не похожего на поверхностных людей. Но она не могла признаться в этом отцу, так как чувствовала, что испытывает нежность к неподходящему человеку – человеку, которого никогда не примут.

– Почему вы разговаривали с Милроем? Не моргнув глазом Уинни ответила:

– Лотбери представил нас друг другу. Не вижу в этом ничего дурного.

– Вот как? – спросил Невин, хотя ему и не нужен был ответ. – Каким-то образом Милрой узнал, что я питаю к вам определенный интерес, и теперь через вас постарается досадить мне.

– Милорд, что за бредовые фантазии? Мы с мистером Милроем встретились совершенно случайно. – Она беспомощно развела руками. – Лотбери сказал, что этот человек первоклассный боксер. А здесь… видимо, просто наслаждается славой и связями, которые получил благодаря своим победам.

Она не могла понять, с чего лорд Невин так взъелся на этого боксера. Даже если бы тот вел себя разумно, она все равно не поняла бы, почему Милрой хотел, чтобы их познакомили.

– Лотбери не умен, – резко заявил лорд Невин. – Слишком много пьет, играет и в долгах как в шелках. Но у него обширные связи в обществе, так что Милрой сделал правильный выбор.

Уголок рта у Уинни поднялся в легкой улыбке.

– Хм. Злоупотребление выпивкой, азартные игры, распутство. Полагаю, эти грехи вам тоже знакомы.

Не поняв иронии, Невин изменился в лице.

– И даже больше, чем вы думаете.

В воцарившейся тишине Уинни подумала об отце. Когда тот увлечен игрой, его лучше не трогать. Возможно, тетушка уже устала и согласилась бы поехать с ней домой. Но для этого надо было вернуться в зал и найти в себе силы выдержать косые взгляды. Уинни поднялась.

Лорд Невин сжал ее руку в своей.

– Обещайте мне… ради нашей дружбы. Держитесь подальше от Милроя.

Это было явно слишком. Она высвободила руку и направилась в дом. У нее и в мыслях не было снова разговаривать с этим боксером. И все же слова Невина прозвучали как приказ, что вывело ее из себя. С какой стати она обязана потакать его прихотям?

Прежде чем Уинни успела войти в гостиную, Невин опять схватил ее за руку. Но это было лишним. Она и так остановилась, как громом пораженная.

Лорд Невин до боли сжал ей руку.

– Черт!

Мистер Милрой сидел рядом с ее тетушкой Молли и что-то нашептывал ей на ухо. Та, засмеявшись, погладила его по щеке.

Уинни уже не пыталась вырваться из рук Невина. Она вскинула голову и устремила взгляд своих холодных зеленых глаз прямо на него.

– Забудьте свои клятвы и предостережения. Этот человек любезничает с тетушкой Молли. Чем он опасен для моей семьи? Что он вам сделал?

Длинные белокурые волосы Невина блеснули в свете свечей, когда он наклонился к ней. Одна прядь выбилась и легко коснулась виска Уинни.

– Кенан Милрой жаждет уничтожить мою семью. Он готов на все ради этого. Не поддавайтесь на его обаяние.

Обаяние? Этот человек унизил ее в присутствии гостей. Все же она верила утверждению Невина о том, что Милрой безжалостен. Она видела искаженное яростью лицо, когда он оттащил от нее Эггера, и была свидетелем жестокости, с которой он наказал негодяя за преступление.

12
{"b":"21871","o":1}