ЛитМир - Электронная Библиотека

– Еще, – прошептал он. – Ближе. Уинни чмокнула его в ямочку на подбородке.

– Ладно.

Пальцы его забегали по ее спине, расстегивая прозрачные пуговки на корсаже. На полпути он потерял терпение и, извинившись, рывком распахнул платье, отчего в стороны дождем разлетелись маленькие капельки-пуговки.

Она тихо рассмеялась.

– Животное. Как я теперь поеду домой в разорванном платье?

Дерзкая усмешка Кенана не решила ее проблемы.

– А может, я не собираюсь отпускать тебя домой. – Он взялся за рукава-фонарики и сдернул платье до пояса – Я бы мог оставить тебя обнаженной у себя и кормить своими поцелуями. – Он развернул ее, чтобы разобраться с кружевным корсетом. – Чертова сбруя.

У нее все горело внутри. Ее тело еще никогда так не трепетало и не находилось в таком состояния, как будто можно отделить сознание от плоти. Избавившись от преграды корсета, кровь быстрее побежала по телу. Уинни поняла: Кенан не остановится, пока не устранит все препятствия. Все еще одетая от пояса и ниже, она скрестила руки на груди, скрываемой прозрачной сорочкой.

– У нас кое-какое несоответствие, которое не мешало бы исправить, – сказала она, бросив взгляд на его костюм.

Кенан тут же сбросил сюртук и снял жилет.

– Я предпочел бы раздевать тебя, – игриво заметил он.

Уинни не могла не ответить на коварный блеск в его глазах. Этот человек ввергал ее в пучину, о которой у нее и представления не было, всем своим видом он приглашал ее присоединиться к нему в озорной любовной игре. Решив, что ее скованность и страх могут лишить ее того, чего она уже и сама желала, Уинни протянула к нему руки, чтобы развязать галстук. До этого она ни разу не раздевала мужчину, поэтому она думала, что ее первая попытка вышла неуклюжей.

Она видела, как Кенан восхищался ее телом, и не могла сосредоточиться. Поверх сорочки он пальцем провел по одной груди, потом по другой. От его прикосновений груди слегка набухли, возбуждение возрастало.

Наконец Уинни развязала узел и была рада тому, что на рубашке всего три пуговицы. Пальцы слегка дрожали, и надо было собраться с мыслями, чтобы приступить к пуговицам.

– Позвольте мне, милая леди.

Она вздрогнула при звуке его голоса и слегка отстранилась. Он стянул рубашку через голову.

Кенан Милрой был необычайно красив. Годы труда и борьбы на ринге превратили его тело в совершенство. Уинни провела пальцами по выступающей ключице, мускулистым плечам. Увидев на плоском животе треугольник темных волос, погладила его и пришла в восторг, когда мужчина вздрогнул от этого она стала опускать руку ниже, к застежке на брюках, и тут он схватил ее за запястье.

– Не сейчас Я продержусь дольше, если они останутся на мне до последнего.

Слегка удивленная, она нахмурилась:

– Что ты хочешь отдалить?

Он вздохнул и поцеловал ее в висок.

– Что за невинность. – Он развязал тесемки, которые держали ее нижние юбки. – Ты заслуживаешь удовольствия, Уинни. Самого лучшего. И мне нужны мои мозги в рабочем состоянии, чтобы тебе его доставить.

Он вытащил сорочку из-под юбок и хотел уже стянуть ее через голову, как Уинни остановила его:

– И что?

Он фыркнул, но все же пояснил:

– А то, моя сладкая сливочка, что я не могу устоять, когда ты ласкаешь меня. Я же не каменный. А твои жадные голодные глаза умоляют меня взять тебя.

Чтобы она больше не задавала вопросов, он поспешно снял с «ее сорочку и отбросил в сторону.

– Встань-ка, – сказал он и приподнял Уинни, чтобы она не медлила.

Расстегнутые платье и нижние юбки соскользнули и упали на пол Девушка стояла обнаженная, за исключением белых шелковых чулок до колен и туфелек. Глядя на сброшенное платье, она боролась с желанием нагнуться и снова надеть его.

Вдруг Кенан глубоко вздохнул, и Уинни перевела взгляд на него. Зубы мужчины были стиснуты, шея напряжена. Он стоял на коленях со сжатыми кулаками и широко раскрытыми глазами рассматривал ее, пожирал, словно стараясь все запомнить. В любой другой ситуации такой взгляд ее напугал бы. Ударив кулаком себя по ноге, Кенан чертыхнулся и отвел глаза. Ей стало стыдно.

– Нет!

Его мучительный крик испугал девушку, на глаза навернулись слезы. Он вырвал из ее рук платье и, взяв за обе руки, притянул Уинни к себе.

– Отпусти меня.

Кенан молча покачал головой и, уверенный в своей силе, скользнул рукой вниз по ее спине. Он прильнул к ее рту, крепко поцеловал и, прежде чем отнять от нее губы, поиграл языком, давая и ей вкусить себя.

– Постой. – Его голос был таким же напряженным, как и выражение его лица. – Я подумал… – Он опустил голову и поцеловал ее грудь. У нее словно что-то взорвалось внутри. – Я неблагороден, Уинни. Я думал, что смогу доставить тебе наслаждение, а потом отпустить, уняв свою страсть. Ты заслуживаешь, чтобы твоим возлюбленным был настоящий аристократ, мужчина, который мог бы…

Но она не дала ему договорить. Она взяла его лицо в ладони, и Кенан поднял на нее глаза.

– Я выбрала тебя. Я обнажила перед тобой тело и сердце, я не делала этого ни перед одним другим мужчиной. – Это было странно. Когда Кенан заколебался, она нашла в себе силы, которые им обоим придавали смелости. – Мужчины думают, что женщины не могут испытывать влечения. Так вот, они все глупцы. У меня есть чувства, Кенан. – Уинни положила руку на сердце. – У меня есть желание. Все, чего я сейчас хочу, – прижать тебя к себе и… – Беззащитная, она закрыла глаза, сознавая, как вызывающе звучали ее слова.

На ее веки лег поцелуй, легкий, как прикосновение пера, и она открыла глаза. Уинни успела заметить радость и в его глазах, прежде чем она отразилась в его улыбке. Что-то все же омрачало его взгляд, хотя от ее признания Кенан уже не так остро ощущал вину за то, что хочет обладать тем, чего, как ему казалось, он не заслуживал.

Она обвила руки вокруг его шеи. Кенан подхватил ее и медленно опустил на пол. Встретив ее пристальный взгляд, он расстегнул брюки и сел, чтобы разуться. Но вместо того чтобы вслед за ботинками стянуть брюки, что, как она подумала, он хотел сделать, Кенан присел на колено рядом с Уинни. Поглаживая ее бедра, он отвязал каждую подтяжку, спустил чулки и снял их вместе с туфлями.

Вытянувшись рядом с ней, Кенан положил ладонь на ее живот. Она чувствовала, как тепло его руки проникало глубоко внутрь ее. Потом нагнулся над ней и поцеловал. Ее накрыло волной возбуждения, напоминая о тех поцелуях, которые у них были до того, как Кенан заговорил о низости своих желаний. Прогнувшись, Уинни ответила на поцелуй. С живота его рука скользнула ниже. Она поняла это, только когда почувствовала, что он добрался до самого скрытого уголка ее тела. Его пальцы, увлажненные ее желанием, ласкали шелковистый бугорок. Уинни застонала и еще больше прогнулась, чтобы грудью касаться его.

– Кенан! – выкрикнула она.

По сравнению с бушующей страстью, охватившей ее тело, этот крик показался бы шепотом.

Он поднял голову, и их взгляды встретились. В его глазах горело торжество, в ее – наслаждение. Припав к ее груди, он кончиком языка играл с ней и одновременно быстрее заработал пальцами, доставляя ей неземное удовольствие. Она же водила руками по его сильной спине, шее, чувствуя, что умрет, если он не…

Вот.

Вся энергия словно собралась в комок внутри ее, который взорвался и разлетелся искрами по телу. Уинни дрогнула, и сквозь стиснутые зубы вышел воздух. Снова придя в себя, она посмотрела на лицо Кенана. Глаза ее наполнились слезами, и он повел себя так, словно внезапно получил пощечину.

– Я сделал тебе больно?

– Нет, нет, – ответила она, качая головой так, что | слезы скатывались по вискам. – Что ты такое сделал? Я не Iзнала… это… это было великолепно!

– Правда? – спросил он с прежней самонадеянностью в голосе. – Великолепно?

– Самонадеянное чудовище. – Она легонько толкнула его, напоминая, что он еще в брюках, и ее рука оказалась на вздыбившейся ширинке. – Ну что? А ты хочешь?..

– Да, хочу и весь горю. – Он сказал это так, как произносят проклятие. – Но я могу остановиться, если ты скажешь.

35
{"b":"21871","o":1}