ЛитМир - Электронная Библиотека

– Беги, Дженни! – крикнула Уинни. Девочка, по-видимому, растерялась.

– К лодке! – подсказала она. – Амара!

Подруги встретились взглядами и сразу поняли друг друга: если броситься в разные стороны, то поймать их будет гораздо сложнее.

Амара разжала зубы, отпрянула и, ни секунды не мешкая, помчалась в противоположную от моста сторону. Верзила ринулся за ней.

Эггер со всего размаха ударил Гара кулаком в больной бок. С него ручьями тек пот, лицо было в крови. Он поднял глаза и увидел своего подручного. – Не за той! За другой!

Грузчик всем телом навалился на Гара, тот даже не пошевелился. Уинни не знала, кого имел в виду Эггер, впрочем, это было не важно. Кого бы он ни поймал, тому придется несладко. Она развернулась и побежала за Дженни. Во что бы то ни стало нужно избавить эту девочку от ее негодяя-отца, и она была готова бороться за это до последнего вздоха.

Добежав до моста, Дженни остановилась. Не оборачиваясь, Уинни крикнула:

– Беги!

На лбу выступили капельки пота. Если бы только на ней были брюки, как у брата, а не эта проклятая юбка.

– Я ни за что не вернусь, – завопила Дженни, взбираясь на каменное ограждение. – Лучше умереть! – И прыгнула с моста.

– Нет!

Прижимая руку к зудящей от боли щеке, Уинни бросилась к воде. Она знала, что канал неглубокий, но видела полное отчаяния и безнадежности лицо Дженни перед прыжком.

Добежав до моста, Уинни перегнулась через ограждение и увидела, что девочка плавает в воде лицом вниз, широко раскинув руки, с разметавшимися по спине волосами. Трудно было понять, то ли Дженни потеряла сознание от удара о воду, то ли просто хотела захлебнуться. Намокшая юбка тянула хрупкое тело ко дну. Уинни закинула ногу на ограждение, чтобы кинуться за Дженни. Спасать!

Вдруг что-то тяжелое навалилось на нее, прижав к острым камням. От удара перехватило дыхание, и она могла лишь беспомощно смотреть, как тельце Дженни медленно уходит под воду. Чьи-то грубые руки потащили ее прочь. Превозмогая боль и сдерживая подступающие к глазам слезы, Уинни пыталась вырваться из рук Эггера.

– Отпустите меня! – умоляла она, теперь ради Дженни она была готова даже унижаться перед этим человеком. – Девочка еще жива. Я могу спасти ее!

– Ты все испортила! – вне себя от ярости прорычал Уинни удалось выскользнуть из его цепких рук, но негодяй тут же схватил ее за ногу и поволок за собой.

Она цеплялась за землю, чтобы как-то остановить Эггера и хоть ползком, но добраться до канала. Потом смирилась, поняв, что ничего не поделаешь: Дженни уже мертва.

– Попалась, ты, вздорная тварь. За ночь я успею предложить тебя не одному мужчине и верну свои деньги! А потом придушу тебя своими руками за то, что убила мою дочку!

Ее руки волочились по земле: пытаться остановить пьяного злобного мужика было бесполезно. Ее юбки задрались до самых бедер, а оттого, что Уинни беспрестанно брыкалась, все ноги были в ссадинах и царапинах.

Несмотря на теплую погоду, ей казалось, что ее насквозь пронизывает холод. Это был холод забвения, который уносил мысли и боль. Ей сейчас больше всего на свете хотелось забыться, и не думать, и не чувствовать. Уинни подавила крик, когда острый камень чуть не поранил ей спину.

Камень.

Изогнувшись, Уинни перевернулась на бок и, вытянув руку, нащупала его.

Она с облегчением вздохнула. Теперь у нее было оружие. Вряд ли Эггер привык получать отпор от своих жертв. Должно быть, до его сознания, затуманенного алкоголем и яростью, наконец дошло, что так с дамой не обращаются, или – что вероятнее – Эггер понял: за подпорченный товар не много дадут. Проклиная всех на свете, он отпустил ее ногу, нагнулся и перекинул свою добычу через плечо, словно мешок с зерном. Уинни, не теряя времени, ударила своего мучителя камнем по голове. От удара он качнулся, выронил Уинни и сам повалился на землю, чуть не отдавив ей ноги. Она отползла от него. Если Эггер сделает хоть движение в ее сторону, она не раздумывая проломит ему череп, решила Уинни.

– У меня кровь! – Он отнял руку от виска и в недоумении уставился на испачканную ладонь. Потом оперся на левую руку. Казалось, что он больше ни на что не способен. Несмотря на то что ноги у Уинни дрожали, она попыталась встать. Она нужна Дженни.

Но едва девушка отвернулась, Эггер снова напал и придавил ее своим тяжелым телом к земле. До камня-спасителя было не дотянуться. Внутри клокотала бессильная ярость. Уинни повернула голову, чтобы позвать на помощь.

Вдруг Эггер поднялся, отпустив ее. Она быстро поползла вперед, схватила камень и обернулась лицом к негодяю. Тот выл от боли. Уинни поднесла руку к дрожащим губам. Высокий мужчина угрожающе возвышался над Эггером, ярость которого волной накатывала на нее. Незнакомец схватил подонка за рубашку и вздернул вверх.

– Терпеть не могу хулиганов, – проговорил незнакомец низким глухим голосом. В словах слышалась явная угроза.

Уинни сглотнула. Все внимание ее избавителя было обращено на нее. Глаза, с расстояния казавшиеся черными как уголь, пригвоздили ее к месту. Не моргая, спаситель пристально оглядел ее с ног до головы. Затаив дыхание, Уинни смотрела на него во все глаза.

– Этот мерзавец сделал вам больно? – спросил тот, окидывая ледяным взглядом Эггера, которого крепко держал за шиворот. Свирепый и сильный, он будто провозглашал себя и судьей, и палачом. Осмотрев ее, он сосредоточил внимание на Эггере: – Тебе повезло сегодня, друг мой. Мужчина с такими кулаками должен драться на ринге, а не избивать красивую юную леди.

Эггер попытался высвободиться, но незнакомец был сильнее. Тогда тот вызывающе взглянул на неизвестного и плюнул ему в лицо.

– Не твое дело, – проворчал он.

Молодой человек очень спокойно вытер лицо свободной рукой.

– Вот тут ты не прав. Видишь ли, я кое-что смыслю в том, как использовать свои кулаки и на ринге, и вне его. А тебе не мешало бы преподать урок. Говорят, я превосходный учитель.

– Чурбан ты неотесанный!

Холодные глаза незнакомца прищурились и заметали молнии.

– Урок первый: лестью меня не возьмешь, – начал он и ударил Эггера в живот. Тот захрипел и согнулся пополам.

Уинни больше не в силах была смотреть на это и стала медленно отходить от мужчин. Она не сводила с них глаз, боясь, что ей не дадут уйти.

В голове вертелась только одна мысль: Дженни! Девушка заметила своего лакея и бросилась к нему.

– Гар! – От радости, что слуга уцелел, она обняла его. – Дженни.. – Голос срывался от волнения. – Она… канал…

Потеряв счет времени, Уинни не знала, можно ли еще спасти девочку или все кончено.

– Канал! – повторила она, подталкивая Тара к илистому берегу.

У воды столпились люди. Вздох облегчения вырвался у Уинни из груди, когда она увидела, что Дженни сидит на земле. Если бы Гар не остановил ее, она уселась бы рядом прямо в грязь.

– Девочка спасена, мисс Бедгрейн, – успокоил ее Гар. – Инч вернулся узнать, что вас задержало, и увидел, как она уходит под воду. Думаю, наглоталась воды и всякой гадости и у нее немного поболит живот, но в остальном с ней все в порядке.

Милли суетилась вокруг Дженни. Увидев растрепанную хозяйку в испачканном платье, она подбежала и, шмыгая носом, запричитала:

– Бедная мисс Бедгрейн, у меня на душе кошки скребли оттого, что я оставила вас одну в руках этих ужасных мужланов.

– Ты просто выполнила мой приказ и привела Тара к нам на помощь, – устало пробормотала Уинни, чтобы успокоить свою горничную. – Я тебе очень признательна.

– Но… Нет, мисс. Я не нашла Тара. Со мной пришел другой. – Она кивнула головой куда-то в сторону, и ее лицо осветила задорная улыбка. – Этот Эггер давно заслужил хорошую трепку, и никто не наподдаст ему лучше, чем сам чемпион!

Уинни посмотрела на мужчин. Эггер больше не представлял опасности. Боксер прижал его коленом к земле и связал за спиной руки. Ни один из них не заметил ее пристального взгляда.

– Мисс Бедгрейн, – позвала Дженни.

5
{"b":"21871","o":1}