ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вы обижаете меня. – Он смахнул со стола оставшиеся монеты, которые отлетели в пораженных лорда Мидлфела и мистера Тери. – Меня тошнит от ваших пошлых пари. Следовало бы заставить вас есть эти монеты, пока вы не станете давиться ими и не раскаетесь в том, что причиняли Уинни боль!

Но это не испугало лорда Мидлфела.

– Выслушивать поучения от незаконнорожденного сына Рекстера от шлюхи-ирландки… Неужели только мне кажется это забавным?

В знак согласия Диго сказал:

– Вот как все повернулось. Такого мы не предвидели, Мидлфел. – Он состроил гримасу в восторге оттого, что они нащупали его слабое место. – Мистер Милрой, неужели вы надеетесь, что сэр Томас Бедгрейн, узнав о вашем рыцарском поступке, е радостью отдаст за вас свою дочь? Даже когда она обесчещена, вы все равно неровня этой леди.

Это был удар прямо в его сердце, но Кенан не хотел, чтобы кто-либо это заметил.

– Еще одно пари, Диго? Давайте, вы уже и так низко пали.

Оскорбленный, Диго встрепенулся: он не привык, чтобы его унижали. Губы его скривила фальшивая улыбка.

– О, я могу делать многое другое, кроме как сидеть здесь и заключать пари, мистер Милрой. Стоит рассказать кое-что любопытное о мисс Бедгрейн, и любой пожелает развлечься с ней за пару шиллингов.

– Бедгрейн не допустит такой клеветы, – возразил Невин, обозленный и расстроенный, ведь из-за того, что они пришли сюда, ставки только возрастали.

Диго рассмеялся:

– Вот в чем суть мягких намеков. Они проскальзывают сквозь трещины благородного негодования.

– У меня дом старый, и я кое-что смыслю в трещинах, но не поленюсь замарать руки, чтобы избавиться от них.

Прежде чем Диго догадался, что пора удирать, Кенан уже был рядом с ним, схватил его за шиворот, ударил головой о стол и швырнул. Тот заскользил по столешнице, сметая за собой монеты, и свалился на пол.

– Я сам тебя убью, – взревел Мидлфел, вскочив со стула.

Кенан отпрыгнул, увернувшись от нападающего. Ударив Мидлфела кулаком, боксер еще успел удачно подставить подножку убегающему мистеру Тери. Оба рухнули на пол.

Сверкание металла отвлекло Невина от драки. Увидев в руке Эстхилла нож, он быстро подбежал к нему и зажал того между столом и спинкой стула. Эстхилл выронил нож, который отскочил в сторону. Не успел Эстхилл встать, как Невин схватил стол и поднял его так, что ударил противника по подбородку. Оглушенный ударом, тот рухнул на стул. Невин толкнул его ногой, и Эстхилл сполз на пол.

Кенан наклонился над его бесчувственным телом.

– Впечатляет. Хвалю. Брат пожал плечами:

– Просто уравнял шансы, хотя, думаю, ты справился бы с ними и без моей помощи.

– В любом случае я ценю это.

Он подошел к Диго и перевернул его на спину. Потянув за рубашку, он привел его в сидячее положение и похлопал по щекам. Удивление, потом страх охватили Диго, когда он открыл глаза и увидел Кенана.

– Отлично. Надеюсь, я добился вашего внимания. – Милрой присел на корточки рядом с Диго, доверив Невину защищать себя со спины. – Вы, кажется, пытались мне угрожать. Теперь моя очередь. Забудьте о мисс Бедгрейн. Вся переписка по поводу этого небывалого пари будет пресечена на корню. Если кто-нибудь станет обсуждать вышеназванную даму, вы должны тут же выгнать их. Думаю, вы справитесь.

Лорд Мидлфел, жадно глотая воздух, оперся о стол.

– Диго, не обращайте на него внимания. Что он сделает – вызовет нас всех на дуэль?

Увидев более стойкого соперника, Кенан отпустил Диго.

– Да, именно так. Оружием владеют не только джентльмены. Если не хотите молчать по-хорошему, я заткну вам глотки на поединке.

– Мистер Милрой не единственный из присутствующих, кто вызывает вас, – предупредил лорд Невин. – Готов быть твоим секундантом. Согласен?

После всех этих лет презрения к своему незаконнорожденному брату он проникся к нему глубоким уважением.

– Согласен. И благодарю.

– Если с мистером Милроем что-то случится, я продолжу от его имени.

Будь он проклят, но его благородный братец начинал ему нравиться.

Кенан встал, и его взгляд упал на костяшки пальцев. Он поцарапал их о зубы Лотбери. На порезах кровь уже застыла, и пощипывания почти не чувствовалось.

– Если будете болтать о мисс Бедгрейн, на ваши головы падет проклятие ее семьи. До сих пор вас спасало ее молчание и то, что вы предпочитали обделывать свои делишки тайно. Хотите открытой войны – получайте. Тип-тон освежует ваши напичканные свинцом трупы!

– Хватит, – взмолился Диго. У него на лбу уже вспухла шишка размером с лимон. – Я ничего не знаю ни о каком пари на мисс Бедгрейн.

– И я тоже, – подхватил Лотбери, которому пока не хватало сил встать на ноги. – Сегодня конец всей этой истории.

«Только не для тебя», – подумал Кенан, но не произнес это вслух. Маркиз еще должен был объяснить ему, почему предал его и Уинни, и он не собирался успокаиваться, пока не получит этого объяснения.

Мистер Тери дотянулся до уцелевшего графина и, завладев им, стал делать большие глотки.

Лорд Невин пнул ногой мистера Эстхилла. Поглаживая сломанное ребро, тот тоже выдавил из себя какие-то слова в знак согласия.

– Мидлфел? – спросил Кенан. В глазах Мидлфел а он прочел злобу и жажду мести. Это были чувства, более чем знакомые ему. – Я к вашим услугам.

– Но это уже не касается добродетелей мисс Бедгрейн, – дерзко заявил тот.

Итак, у Милроя появились новые враги. Кивнув, он повернулся лицом к выходу.

– Согласен. – Кенан протянул руку якобы для прощального рукопожатия, но моментально сжав ее в кулак, Ударил противника в нос. Хрустнула кость, из ноздрей Мидлфела хлынула кровь, словно раздавили томат. – Это тоже не касается добродетелей мисс Бедгрейн.

Мидлфел схватился за сломанный нос и застонал, не в силах ответить на удар.

Встряхнув раненую руку, Кенан открыл дверь другой. Он слышал, как сзади шумно дышал Невин, переполняемый восторгом. Снаружи на шум и грохот собралась целая толпа. Диго, как обычно, приказал лакеям никого не пускать, и, несмотря на раздававшиеся изнутри звуки драки, слуги выполнили приказ.

Как только дверь открылась, все ринулись внутрь посмотреть, что произошло. Справа неподалеку Кенан заметил Типтона, который заслонял проход сэру Томасу Бедгрейну и что-то оживленно обсуждал с тестем, пока оба не заметили их. Сэр Томас поднял густые седые брови и с удивлением посмотрел на Невина. Он что-то прошептал на ухо зятю.

Кенан насторожился. Он был уверен: Бедгрейн устроит скандал, который ему будет трудно замять, когда вокруг столько свидетелей.

Типтон решил подойти к ним. Казалось, их присутствие здесь его не удивило.

– Разнесли там все в пух и прах, а нам ничего не оставили?

Лицо его не выражало никаких чувств, но Кенан услышал в голосе нотку одобрения.

– Что спорить о не существовавшем пари? – Типтон сверкнул глазами.

– О не существовавшем пари? – На пару секунд он задумался. – Жаль, что я не видел вас на ринге, мистер Милрой. Меня восхищают ловкость и тонкость ума.

Кенан посмотрел на свои пальцы: костяшки начинали опухать. Он кивнул в сторону двери:

– Эти… игроки наживаются на слабых. Однако они недооценили уличного бойца в ярости.

Было видно, что сэр Томас Бедгрейн отнюдь не расположен приносить благодарность человеку, которого он невзлюбил с первого взгляда. Но дело было не только в этом. В таком состоянии Кенан заткнул бы старику глотку его благодарностью и туда же отправил бы пару его зубов.

Видимо, что-то во взгляде Милроя выдавало его жестокие мысли. Но вместо того чтобы развернуться и уйти, Бедгрейн принял вызов.

– Между нами еще не все разрешено, мистер Милрой, – предупредил сэр Томас.

Никакой благодарности. Отлично. Так было лучше, – А кто сказал, что разрешено, сэр?

50
{"b":"21871","o":1}