ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Как говорить, чтобы дети слушали, и как слушать, чтобы дети говорили
Саджо и ее бобры. С вопросами и ответами для почемучек
Бусидо. Кодекс чести самурая
Призрак дома на холме. Мы живем в замке
Пятьдесят оттенков свободы
Аня де Круа 2
Отпусти меня к морю
Танки, тёлки, рок-н-ролл
Проникновение

Уинни сразу поняла намек. Страх навсегда отпечатал в ее памяти те страшные минуты.

– Львы, – проговорила она чуть слышно. Если в голосе не хватало силы, то взгляд пылал зеленым огнем. – Вы вытолкнули меня на арену к животным!

– А вы думали, что я все забуду? Вы так и не расплатились…

Она была уверена, что он что-то перепутал.

– Забудете о чем? Я ничего не сделала! Он с силой и ненавистью ударил ее.

– Неправда! – взревел А'Корт. Револьвер трясся у него в другой руке. – Как только мы познакомились, я сразу захотел взять вас в жены. Вокруг вас вертелись полдюжины Ухажеров, и ваши глаза молили меня спасти вас. Наши руки соединились, и я оказался словно в забытьи.

Закрыв глаза, он стал раскачиваться в такт какой-то музыке, которая звучала у него в голове. Уинни прикусила губу, чтобы совладать с дрожью. Она смутно помнила ту первую встречу, когда она приняла его приглашение на танец. Да, он ухаживал за ней, как и многие другие джентльмены, и даже сочинил стихи во славу ее красоты. Все было так безобидно.

– Кажется, вы путаете меня с Брук. Ведь это она…

– Нет! Нет! – закричал лорд А'Корт. – Такая сладкая, но холодная, вы напоминали мне персиковое мороженое. Будь в комнате даже сотни людей, я моментально находил вас.

– Милорд, я не подозревала о ваших чувствах.

Он сморщился. Вздрогнув, Уинни посмотрела на его свободную руку, ожидая, что А'Корт снова ударит ее. Но он лишь покачал головой.

– Вы боялись. Я так медлил, прежде чем просить вашей руки. Вот вы и усомнились во мне.

– Я познакомила вас со своей лучшей подругой Брук, – мягко напомнила Уинни, чтобы не вызвать нового приступа гнева. – Вы сразу влюбились друг в друга. Я ни при чем.

– Это было потом, – возразил А'Корт. – Прежде я ходил к вашему отцу просить вашей руки. Я был готов отдать вам все. Но знаете, как меня назвал ваш дерзкий папаша?

– Нет.

Отец никогда не рассказывал об этом визите лорда А'Корта.

– Он назвал меня самонадеянным ловеласом! Он хотел для дочери сильного мужчину. Я мечтал, чтобы вы стали моей графиней, а он просто ушел. Помните, что вы делали, когда я подошел к вам тем вечером на балу?

«Каким вечером? – начала судорожно вспоминать она. – На каком балу?»

– Я… я что-то не припомню.

– Вы расстроились из-за того, что лорд Невин не ползал перед вами на коленях, а приударил за вашей младшей сестрой. Вы отказывались принимать мои ухаживания и весь вечер пытались заманить его в свои объятия.

Он говорил о бале, на котором они были два года назад, так, словно это произошло вчера. Неужели она была так слепа, что не видела его боли, или же все это было плодом его больного воображения? Хотя теперь Уинни припоминала мимолетное увлечение лорда Невина Девоной… Типтон не дал этому увлечению развиться в нечто большее.

– Лорд Невин – мой друг. Я никогда не приняла бы его предложение.

– И ничьего другого, кажется, – с насмешкой бросил А'Корт.

– Если даже я непреднамеренно оказалась жестокой, вряд ли из-за этого надо идти на убийство!

Ответная пощечина не была неожиданностью: Уинни знала, что заслужила ее.

– Расплата, – напомнил он ей. – Сначала я женился на вашей лучшей подруге. Я отдал ей то, чем пренебрегли вы.

Каждый день Брук приходилось выносить побои, следы от которых заживут не скоро.

– Но я не мог долгое время находиться вдали от вас. Особенно когда мои сыщики раскрыли ваши делишки.

– Союз благородных сестер? Ваши сыщики ломаного гроша не стоят, милорд. Я уже несколько лет этим занимаюсь.

– Вы быстро проглотили мою наживку, – усмехнулся он. – Юная мисс Дженни Эггер. Бедную овечку хотели продать.

Уинни не верила собственным ушам.

– Так это была западня?

– Мне было плевать на судьбу девчонки. Вас должен был схватить Эггер. Ему было приказано всыпать вам хорошенько и привезти в публичный дом. Я был бы вашим первым клиентом той ночью.

Уинни сглотнула.

– Кенан спас меня.

– Мистер Милрой скоро узнает, как я был недоволен, не беспокойтесь.

Глаза у него налились кровью и выдали его одержимость.

– Что дальше? Вы неделями следили за мной. В чем будет заключаться расплата, милорд? – осмелилась спросить Уинни.

Опьяненному своей силой и властью над ней, ему было не до саркастических замечаний.

– У меня было столько вариантов! Сначала я хотел оставить вас в руках Мидлфела, чтобы он со своими друзьями позабавился с вами. Вы так красиво страдали и мучились. К сожалению, мистер Милрой снова помешал. И вот мы здесь, ждем вашего убогого любовника. – Приставив дуло револьвера к ее щеке, А'Корт рассуждал вслух: – Представляю, в какую бешеную ярость он придет, когда узнает, что его возлюбленная шлюшка решила выйти замуж за его сводного брата.

Уинни знала, что такое может случиться, ведь Кенан вспыльчив и способен на жестокость, но он никогда бы не ударил ее.

– Милрой ни за что не поверит в это! Граф злорадно усмехнулся:

– Мертвым нечего возразить, Уинни. И тогда наш разъяренный мистер Милрой опробует свои прославленные кулаки на вас. Предательство, понимаете ли, – объяснил он. – Я все спланировал. Обезумев от горя, он придушит вас, не сомневаюсь. Он же боксер, и нрав у него соответствующий. Но потом, когда вы будете мертвы, он, конечно, станет сожалеть о том, что сделал, и… – он показал на револьвер, – сам лишит себя жизни, чтобы не утруждать сэра Томаса. Ну как вам? Мне нравится.

Услышав у входа какое-то движение, он замолчал.

Они одновременно посмотрели на дверь. Кенан вернулся. Лорд А'Корт насторожился, готовясь напасть.

Не теряя времени, Уинни начала действовать. Со всей силы она обрушилась на противника. Тут зашевелился дворецкий, лежавший навзничь, – он согнул колени. Граф перелетел через них и рухнул на пол.

Уинни бросилась к двери. Выкрикивая имя Кенана, она отодвинула засов. Лорд А'Корт издавал непонятные звуки, пытаясь отцепиться от дворецкого. Пока еще ничего не кончилось. Этот сумасшедший требовал, чтобы она расплатилась за выдуманные преступления. Если она побежит к Кенану, мелькнула мысль, то его могут пристрелить.

Внизу замелькали огоньки свеч. Сверху падал свет канделябра. Не раздумывая, Уинни помчалась вверх по лестнице. На бегу она что-то кричала, пытаясь предупредить Кенана, спотыкалась и скользила по небрежно брошенной на ступеньки ковровой дорожке. Было ясно: эту часть дома еще не закончили. Уинни добежала до верхней площадки, захламленной всякой всячиной для ремонта.

– Уинни!

Она была так взволнована, что не поняла, кто именно выкрикивал ее имя. Вдруг перила, по которым скользила ее рука, оборвались. Она оказалась на краю площадки. Рабочим, вероятно, так было удобнее поднимать и спускать строительные материалы.

– Черт возьми, Уинни, ответь мне! – кричал снизу Кенан.

– Будь осторожен, у него… – Она замолчала, ее отвлек какой-то шорох.

И тут из темноты появился лорд А'Корт. Из носа у него капала кровь. Он набросился на Уинни, повалил на пол. Они рухнули на кучу досок; в стороны, как маленькие привидения, разлетелись облачка пыли. Борясь за жизнь, она била его в грудь и царапала ему лицо до тех пор, пока не стала задыхаться. Ей все же удалось ударить его по голове, но, откинувшись назад и не отцепляя рук от Уинни, негодяй перевалился через край площадки. Кто-то вскрикнул. Они упали на леса, расположенные несколькими футами ниже. Перекладина была слишком узкой для двоих: граф не удержался и скользнул вниз, увлекая за собой Уинни.

Ноги ее свесились, но тело оставалось на лесах. Уинни стиснула зубы, чтобы выдержать вес, который тянул ее вниз. Правой рукой она ухватилась за ближайшую стойку лесов. А'Корт вовремя обхватил ее за талию и буквально висел, уцепившись за нее В отчаянии она забросила ногу на перекладину и зацепилась за другую стойку. Хотя от этого ей не стало легче, Уинни боялась, что руки разожмутся.

– Уинни! – крикнул охваченный ужасом Кенан. – Держись. Я иду.

– И не думай, – еле выговорил А'Корт, на дюйм соскальзывая вниз. – Ей не суждено быть твоей, Милрой. – Не успел он договорить, как сорвался, но ухватился за юбку Уинни, которая затрещала по швам. – Как романтично. Мы умираем вместе…

63
{"b":"21871","o":1}