ЛитМир - Электронная Библиотека

— Значит, он туповат, ваш Барклай, если принял убийство за несчастный случай, — заметил Аргайл.

— Думаю, он просто не хотел говорить правду перед всеми этими газетчиками, что там собрались. Вечно слетаются, как мухи на дерьмо. От них почти невозможно что-либо скрыть.

— Это он нашел тело?

— Мистер Морзби сказал, что должен побеседовать с ди Соузой, и выбрал для этого мой кабинет…

— Почему?

— Что почему?

— Он ведь мог переговорить с ним где угодно, вам не кажется?

Тейнет неодобрительно насупился.

— Ди Соуза хотел поговорить с ним об этом бюсте. А сам бюст находится у меня в кабинете. Но чуть позже…

Аргайл открыл рот спросить, на сколько именно позже. Эту привычку концентрироваться на мелочах и деталях он унаследовал от Флавии за долгие годы их знакомства. Но решил, что собьет Тейнета с мысли, и ничего говорить не стал.

— Позже мистер Морзби позвонил по внутреннему телефону и вызвал к себе Барклая. Тот пошел и нашел… это. Мы позвонили в полицию.

У Аргайла было еще примерно две дюжины вопросов, которые он собирался задать Тейнету, но допустил роковую ошибку. Аргайл решил предварительно расположить их в порядке важности. О чем Морзби собирался переговорить с ди Соузой? Где находился сам ди Соуза? Сколько было времени, когда все это произошло? И вот, к сожалению, Тейнет воспользовался наступившим молчанием и погрузился в собственные печальные размышления.

Со стороны это могло бы показаться эгоистичным поступком, извиняли Тейнета лишь экстраординарные обстоятельства. Самуэль Тейнет никогда не любил Морзби, никто его не любил. И тот ужасный факт, что застрелили человека, становился, по мнению Тейнета, еще ужаснее от того, что произошло это именно в его кабинете и в музее. Но ужаснее всего казался ему тот факт, что случилось это до того, как Морзби успел объявить о создании Большого Музея. Были ли подписаны все необходимые документы? Тейнет просто не находил себе места, желая узнать об этом как можно скорее.

— Полагаю, что все бумаги были уже соответствующим образом завизированы и подписаны, — пробормотал он. — Нет, более неподходящего времени выбрать было просто нельзя!

— Вы хотите сказать, мистера Морзби убили как раз перед тем, как он собирался публично объявить о своем проекте? Не кажется ли вам это странным?

Тейнет тупо уставился на Аргайла. В этот момент все казалось ему странным. Но не успел он ответить, как отворилась дверь, и вошел детектив Морелли, еще более взъерошенный и задумчиво потирающий воспаленные десны.

— Ящик у вас в комнате, — без предисловий начал он. — Что в нем?

Тейнет замер, стараясь собраться с мыслями.

— Ящик? — переспросил он.

— Ну, такая большая деревянная коробка.

— Ах да. Это Бернини. Просто его еще не открыли.

— Нет, открыли. И он пуст. И что это за штука такая, Бернини, а?

Тейнет разинул рот, потом вдруг вскочил и ринулся из комнаты. Аргайл с Морелли бросились следом и ворвались в кабинет как раз в тот момент, когда Тейнет судорожно шарил в пустом ящике, шурша упаковочной бумагой.

— Я же вам говорил, — усмехнулся Морелли. Тейнет вынырнул из ящика, в его реденьких волосах застряли кусочки пластиковой прокладки. Лицо было бледно, как мел.

— Ужасно, просто ужасно! — воскликнул он. — Бюст пропал. Он стоил четыре миллиона долларов и не был застрахован.

До Морелли и Аргайла наконец дошло, что сокрушается Тейнет больше по утерянному Бернини, нежели по убитому Морзби.

Аргайл заметил, что администрация поступила не слишком благоразумно, не застраховав предварительно столь ценное произведение.

— Соглашение о страховке должны были подписать завтра утром, сразу после установления бюста в музее. Страховая компания отказывается нести ответственность за объекты, находящиеся в административном здании.

Они считают, что здесь небезопасно. Лангтону пришлось временно разместить здесь бюст, чтобы Морзби мог взглянуть на него, если захочет. Просто было как-то неловко заставлять его спускаться в хранилище.

— Где Гектор ди Соуза? — спросил Аргайл, решив наконец, что это и есть ключевой вопрос.

Тейнет ответил растерянным взглядом.

— Понятия не имею, — пробормотал он и принялся озираться по сторонам, словно испанец мог вдруг выскочить откуда-нибудь из шкафа.

После паузы Морелли спросил, кто такой ди Соуза, и Аргайл объяснил:

— Сеньор ди Соуза привез этот бюст из Европы, а потом вдруг отчего-то расстроился и захотел переговорить с мистером Морзби. Они пришли сюда, в кабинет мистера Тейнета, чтобы объясниться. Но через некоторое время Барклай обнаружил тело. Ну и, очевидно, бюст исчез примерно тогда же.

Морелли кивнул — одновременно понимающе и раздраженно.

— Но почему же вы прежде и словом не обмолвились об этом ди Соузе? — спросил он Тейнета.

Вопрос носил риторический характер, и дожидаться ответа он не стал. Вместо этого Морелли схватил телефонную трубку и отдал распоряжение, чтобы ди Соузу нашли, и как можно скорее.

— Если вам интересно знать мое мнение… — начал Аргайл, уверенный, что Морелли пригодятся его опыт и осведомленность.

— Не интересно! — грубо отрезал детектив.

— Да, но…

— Идите, — сказал Морелли и для пущей убедительности указал на дверь, чтобы Аргайл не сомневался, где именно находится выход.

— Просто я хотел…

— Вон отсюда! — Похоже, детектив окончательно потерял терпение. — Поговорю с вами позже, если, конечно, вы владеете нужной нам информацией, — добавил он. — А теперь уходите.

Аргайл был глубоко разочарован. Ему нравилось конструировать разного рода теории, и полиция в Риме была к ним восприимчива. Очевидно, лос-анджелесская полиция придерживается каких-то других принципов и подходов. Аргайл взглянул на Морелли, понял, что тот не шутит, и нехотя вышел из комнаты.

Морелли с облегчением вздохнул, но тут же нахмурился, услышав, как один из его коллег захихикал.

— Ладно, — сурово сказал он. — Начнем с самого начала. Вы можете идентифицировать личность этого человека? — официальным тоном спросил он у Тейнета.

Тот пошатнулся, но все же устоял на ногах.

— Это Артур М. Морзби II, — ответил он.

— Точно?

— Точнее быть не может.

Заявление произвело на Морелли глубочайшее впечатление. Нет, конечно, северный Лос-Анджелес не походил на зону военных действий в отличие от других районов города, но насилие имело место и здесь. И жертвы его, если говорить в целом, были не столь уж значимы и живописны. Лишь изредка здесь потрошили выдающегося в социальном плане члена общества. А в остальном голливудские режиссеры, телевизионные магнаты, знаменитые актеры, модели и прочие представители местной киноиндустрии как-то умудрялись оставаться целыми и невредимыми.

Морелли нервничал. Точных цифр он, конечно, не помнил, но был готов побиться об заклад, что процент раскрытых убийств здесь достаточно низок. Безусловно, радоваться тут особенно нечему, но и своя положительная сторона тоже была. Его начальство прекрасно понимало, что обвинительный приговор в таких случаях выносится редко, и не имело к нему претензий. Морелли доводилось довольно часто арестовывать людей, и он заработал репутацию крепкого профессионала. Всегда он работал честно, не жалея сил, и если дело разваливалось в суде, утешался мыслью, что в следующий раз повезет больше.

Но сейчас у него возникло неприятное ощущение, что на этот раз за его работой будут следить крайне внимательно и с пристрастием. Как ни старайся, все равно найдутся недовольные.

— Хотелось бы поподробнее узнать, — продолжил он, — какая у вас здесь система сигнализации. У вас ведь есть система сигнализации?

Тейнет фыркнул:

— Разумеется, есть. Да весь музей опутан проводами не хуже пресловутого Форт-Нокса.

— И мы можем проверить, открывались ли какие-либо другие двери, помимо главного входа?

— Конечно. Теоретически убийцу должны были заснять камеры в коридоре, хотя лично я в этом сильно сомневаюсь.

10
{"b":"21872","o":1}