ЛитМир - Электронная Библиотека

Аргайл подробно рассказал, как провел вчерашний вечер, не преминул упомянуть и о качестве чизбургера, и о том, как едва не угодил под колеса. Морелли тут же предостерег его об опасностях, ожидающих на улице невнимательного пешехода. Затем англичанин пустился пересказывать сплетни, которых успел набраться за недолгое пребывание среди музейных сотрудников. Впрочем, пользы в них не было никакой; по словам Аргайла, все в музее ненавидели друг друга.

— Что с вами? — вдруг озабоченно спросил он. — У вас что-то болит?

Морелли перестал потирать ноющую десну.

— Гингивит, — пробормотал он. — Что?

— Воспаление десен.

— О-о, но это просто ужасно! — сочувственно протянул Аргайл и удрученно покачал головой. Себя он считал своего рода экспертом в этой области, ибо провел немало часов в кресле дантиста. — Гвоздика, — добавил он.

— Не понял?

— Гвоздика. Эта такая пряность. И бренди. Делаете настойку и растираете ею десны. Очень помогает. Рецепт моей матушки.

— Действительно помогает?

— Ну, не знаю. На вкус очень даже ничего, из-за бренди, конечно.

— Но у меня нет при себе гвоздики, — с сожалением произнес Морелли и даже похлопал по карманам, словно желая убедиться в этом.

— Не беспокойтесь, — сказал Аргайл. — Сидите спокойненько, отдыхайте, пейте кофе. Вернусь через минуту.

Отсутствовал он минут десять. Спустился в вестибюль и уже только там сообразил, что, несмотря на приверженность американских отелей к старым добрым идеалам в обслуживании, шансы, что у них имеются запасы гвоздики, невелики.

Аргайл вдруг вспомнил, что Гектор ди Соуза слыл в центральной Италии почти профессиональным ипохондриком. Правда, он, Аргайл, никогда прежде не слышал, чтобы испанец жаловался на десны. За стойкой администратора в этот момент не было ни души, а ключик от номера Гектора так соблазнительно болтался на маленьком медном крючке…

Он вернулся к себе в номер, Морелли говорил по телефону. Известно ли ему, сколько теперь в отелях берут за лишние звонки?

— Вы обыскивали номер Гектора ди Соузы? — немного нервно осведомился Аргайл.

— Нет, не обыскивал. Но посылал своих людей отыскать самого ди Соузу. Думаю, они не обыскивали тоже. Ничего, сделаем это позже. А почему вы спрашиваете?

— В номере у него полный разгром, словно в него бомба угодила.

Похоже, на Морелли это не произвело должного впечатления.

— Вы-то откуда знаете? — лениво спросил он. Аргайл объяснил причину, заставившую его пуститься на поиски аптечки ди Соузы.

Морелли слегка побледнел.

— Так вы вломились в комнату подозреваемого? — в ужасе пробормотал он, сознавая, какими неприятными последствиями чреват этот поступок.

— Я не вламывался! — пылко отверг это предположение Аргайл. — Использовал ключ. Взял его внизу, у администратора. Там, правда, никого не было, но не думаю, что они стали бы возражать.

Морелли закрыл лицо руками.

— Пожалуйста! — воскликнул он. — Прошу вас, ничего не говорите больше! Возможно, он преступник. И если там имеется какая-то улика, веское доказательство, вы теперь все испортили. Вы хоть представляете, что может устроить адвокат обвиняемого…

Аргайл обиделся.

— Я всего лишь хотел помочь! — перебил он Морелли. — Но, судя по тому, какой бардак устроили там ваши люди, думаю, никто уже ничего не найдет. Все перевернули вверх дном. А я там почти ничего не трогал.

— О чем это вы? Они тоже почти ничего не трогали, — твердо заявил Морелли. — Комната находится в том состоянии, в каком оставил ее сам ди Соуза. А теперь давайте вашу смазку для десен.

Аргайл протянул ему пузырек и наблюдал, как детектив наносит состав на десны.

— Лично мне так не кажется, — заметил он после того, как Морелли перестал кривиться от противного вкуса снадобья. — Дело в том, что Гектор всегда был эстетом.

— То есть?

— Человеком утонченным. Пунктуальным до противности, аккуратистом. Страшно любит порядок во всем. Внешний вид — вот что его всегда волнует. Может упасть в обморок при виде криво повязанного галстука или какой-нибудь там пылинки. Однажды мы с ним обедали в ресторане, и ему подали кофе в треснутой чашке. Гектору стало плохо. Пришлось даже лечь в постель, а потом он целый час полоскал рот каким-то антисептиком, страшно боялся подхватить заразу.

— И что с того?

— Да то, что Гектор никогда не стал бы устраивать такого беспорядка в комнате. Каждое утро он сам застилает постель. Не доверяет горничным, считает, что ни одна из них не способна выпрямить все складки.

Только тут до Морелли, что называется, дошло, и он побледнел, как мел.

— Вы просто попали не в тот номер, — сказал он.

— Да ничего подобного. Этот чудовищный беспорядок устроили там ваши люди или кто-нибудь еще. Третий вариант: Гектор так спешил, что оставил комнату неприбранной. Если да, то он, должно быть, действительно страшно торопился.

— Лично я склонен придерживаться последней версии, — произнес Морелли. — Мне сообщили, что он заказал билет на самолет в Италию на два часа ночи. Так мне сказали, по телефону. Иначе стал бы я сидеть здесь с вами, вместо того чтобы заняться его поисками?

Он спохватился, взглянул на наручные часы и начал подсчитывать что-то в уме.

— Черт, — пробормотал Морелли. — Можем и не успеть схватить его там, в Италии.

Однако на Аргайла это последнее его заявление не произвело особого впечатления. Совсем недавно он летел из Рима в Лос-Анджелес и по собственному опыту знал, сколько времени занимает перелет. Недели, так, во всяком случае, ему показалось. Ну, если не недели, то часов шесть как минимум. И все, что нужно Морелли, — это предупредить людей, чтобы встретили ди Соузу уже там, по прилете.

Все не так просто, заметил Морелли. Существуют определенные формальности, уже не говоря о том, что получить разрешение на экстрадицию можно только через суд.

— Но к чему вам это разрешение на экстрадицию? — удивился Аргайл. — Вы же хотите просто поговорить с ним, зачем заходить так далеко?

Морелли окинул его ледяным взглядом.

— С чего вы взяли? — спросил он. — Лично я хочу арестовать его за убийство. Это же совершенно очевидно, я думал, вы догадались.

Аргайл поразмыслил секунду-другую, потом покачал головой:

— Гектор никого не убивал. И уж точно не таким способом, стреляя в человека с близкого расстояния. Ведь на пиджак могла попасть кровь. Нет, если бы он хотел убить, то воспользовался бы скорее ядом. Впрочем, последнее вовсе не означает, что Гектор вообще склонен к преступлению. И уж такого клиента убивать бы определенно не стал.

Однако Морелли не счел эту логику убедительной.

— Поверьте, мне очень жаль. Я понимаю, он ваш друг или коллега, но этот парень наш клиент. Свидетельства против него весьма убедительные.

— Какие же? — спросил Аргайл.

— Первое: во время вечеринки ди Соуза возмущался по поводу этого бюста. Второе: позже бюст был украден. Третье: ди Соуза ушел из зала вместе с Морзби за несколько минут до убийства. Четвертое: ди Соуза единственный, кто все это время находился с Морзби. И наконец, пятое: он тут же попытался выехать из страны. На мой взгляд — заметьте, я единственный в отделе убийств детектив с пятнадцатилетним опытом работы — все это выглядит крайне подозрительно. К тому же это вообще не вашего ума дело.

Это действительно было не его ума дело, имело к Аргайлу лишь косвенное отношение, но у него зародилась идея. В целом он не одобрял преступления как таковые. Любые его столкновения с законом неизбежно наводили на мысль о полицейском, оценивающем объем его запястий и прикидывающем, как будет выглядеть на них пара наручников. К тому же, пока Аргайл не получил чека за Тициана, ему вообще было плевать на Морзби, Гектора ди Соузу и украденного Бернини.

В данный момент главной заботой Аргайла было охлаждение отношений с Флавией, чей враждебный тон во время ночного разговора очень его огорчил. И вполне вероятно, что сидевший перед ним усталый и неряшливый детектив из отдела убийств предоставит ему шанс исправить ситуацию. Флавия избегает Аргайла, как чумы. Надо заставить ее войти в контакт, может, тогда она поймет, что вела себя неправильно. Или же он сам наконец догадается, чем ей так досадил.

17
{"b":"21872","o":1}