ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сила воли. Как развить и укрепить
#Как перестать быть овцой. Избавление от страдашек. Шаг за шагом
Кишечник долгожителя. 7 принципов диеты, замедляющей старение
Дневник книготорговца
Обними меня крепче. 7 диалогов для любви на всю жизнь
Драйв, хайп и кайф
Моя босоногая леди
Будь одержим или будь как все. Как ставить большие финансовые цели и быстро достигать их
Триумфальная арка
A
A

– Мы приедем туда, и что?

– Мы туда приедем, – спокойно сообщил Дэвид, – и я в нее спущусь.

Глава девятая

На дне

– Ты серьезно? – Бигмен совсем опешил.

– Ты спрашиваешь, – улыбнулся Дэвид, – о том, действительно ли я надеюсь встретить там марсиан? А если я скажу, что да – ты мне поверишь?

– Нет, – Бигмен, похоже, сделал выбор. – Но это все равно. Я уже подписался а этом участвовать, так что на попятный не пойду.

И краулер снова тронулся вперед.

Когда они добрались до места, начало светать. Всю дорогу ехать пришлось при свете мощного прожектора, но Бигмен управлялся с машиной мастерски, так что добрались даже быстрее, чем рассчитывал Дэвид.

Он спрыгнул на песок и подошел к гигантской трещине. Черная загадочная прореха тянулась, казалось, из бесконечности в бесконечность, ее противоположный край выглядел как небольшая возвышенность. Дэвид посветил фонариком в бездну и не увидел ничего.

– Ты уверен, что это здесь? – к нему подошел Бигмен.

– По картам судя, здесь она должна примыкать к пещере, – осмотрелся Дэвид. – Далеко отсюда до ближайшей оранжереи?

– Мили две, не меньше.

Дэвид кивнул. Вряд ли кто-то из фермачей забредет сюда, разве что ненароком, направляясь на очередной осмотр.

– Ладно, нечего время тянуть.

– А как ты полезешь? – заинтересовался Бигмен.

Дэвид уже вытаскивал из машины коробку, которой Бигмена нагрузили в Виндгрэд-сити. Распаковав ее, он вытряхнул содержимое на песок.

– Ты такую штуку видел?

Бигмен покачал головой и взял «штуку» в руки. Пара длинных тросов с блестящими шелковыми перемычками через каждые двенадцать дюймов.

– Веревочная лестница, что ли?

– Да, – согласился Дэвид. – Но не веревочная. Силиконовая. Он легче магния и прочнее стали, так что лестницу можно использовать и на Марсе. Вообще, ее придумали для Луны, где силы тяжести почти никакой, а горы довольно высокие. А на Марсе гор нет, и нам повезло, что Совету удалось ее раздобыть.

– А какой от нее толк? – Бигмен скептически поморщился, перебирая трос, и тут наткнулся на увесистый металлический шарик.

– Стой! – крикнул Дэвид. – Если не поставлен на предохранитель, то опасно!

Он осторожно взял шар у Бигмена и повернул полушария в разные стороны. Раздался резкий щелчок, но шарик, вроде бы, остался прежним.

– А теперь – гляди…

Возле трещины из почвы выступали скальные породы. Дэвид нагнулся и коснулся шариком рыжеватого в рассветном сумраке утеса. Убрал руку, а шарик остался приклеенным к скале, словно припаялся.

– Попробуй, отдери!

Бигмен нагнулся и дернул. Почесал в затылке – шарик не шелохнулся. Дернул еще раз, изо всех сил, но результат был тот же.

– Что за фокусы? – он подозрительно взглянул на Дэвида.

Никаких фокусов, сэр, – улыбнулся Дэвид. – Когда предохранитель снят, то любое давление, приложенное к шарику, вызывает выброс узконаправленного силового поля. Оно прямо-таки вгрызается в скалу, а его конфигурация такова, что сбить шарик раскачивая невозможно. Единственный способ снять его со скалы – разнести в пыль саму скалу.

– Но как ты его снимешь?

Дэвид взял в руки шар, прикрепленный к другому концу лестницы. Повернул его, как первый, и кинул в сторону скалы. Этот шар моментально прилип к ней, зато первый секунд через пятнадцать упал к его ногам.

– Все рассчитано, – пояснил он, – когда ты активизируешь один из шаров, то автоматически отключается другой. Конечно, можно их просто деактивировать, поставив на предохранитель. – Он наклонился, и вскоре шар упал на песок.

Бигмен подошел к камням и присел на корточки. Там, где были приклеены шарики, теперь виднелись два узких отверстия, уходящие глубоко в скалу. Они были настолько узки, что он не мог даже поковыряться в них ногтем.

– Ну вот, – выдохнул Дэвид. – Воды и еды у меня на неделю. Боюсь, правда, что кислорода хватит только на пару дней, но ты все равно жди меня тут не меньше недели. Если я не вернусь, то это письмо отправишь в Совет Науки.

– Ладно тебе. Ты что, имеешь в виду этих легендарных марсиан?

– Я имею в виду много чего. Я могу сорваться. Может не выдержать лестница. Рухнуть может сама стена. На тебя я могу положиться?

– Ничего себе! – возмутился Бигмен. – Ты рискуешь, а я прохлаждаюсь здесь в тенечке?

– Что поделать, так работают все команды. Ты это прекрасно знаешь.

Он подошел к краю трещины. Прямо перед ним на горизонте появилось солнце, небо из черного стало багровым. В трещине, однако, продолжал царить полный мрак. Марсианская атмосфера плохо рассеивает свет, так что трещина будет освещена лишь когда солнце окажется прямо над ней.

Дэвид неторопливо опустил лестницу вниз. Приложил верхний шарик к стенке. Было слышно как о стенку трещины стукнулся второй шарик.

Дэвид подергал трос, проверяя его прочность, и начал спускаться. Сначала ему показалось, что он движется вдвое медленнее, чем на Земле, но это ощущение вскоре пропало. На самом деле, если учесть два цилиндра с кислородом – самые большие, какие ему удалось раздобыть, весил он ничуть не меньше, чем при нормальной силе тяжести.

Теперь над краем торчала только его голова Бигмен глядел на него не то грустно, не то ошарашенно.

– Значит, теперь ты поедешь в город, – напутствовал его Дэвид. – Вернешь им машину, фильмы и проекторы. Скутер оставь мне, может быть пригодится.

– Хорошо, – кивнул Бигмен.

В каждой машине имелась спасательная четырехколесная платформа, энергии которой хватало, чтобы проехать миль пятьдесят. От холода и песчаных бурь платформа защитить не могла, но все равно – если краулер ломался недалеко от дома, то было проще добраться на скутере, чем ожидать подмоги.

Дэвид Старр взглянул вниз. Было настолько темно, что он не видел даже нижнего конца лестницы, только перекладины тускло светились в полумраке. Спускался он на руках, одновременно считая ступеньки. На восемнадцатой лестница кончилась, Дэвид просунул руку, схватил шарик и прилепил к стене. Проверил – шарик держался. Тогда он немедленно уцепился за петлю, свисавшую теперь с нового якоря, и уклонился вправо – чтобы освобожденный шар пролетел мимо.

Шар пролетел мимо – на сто восемьдесят футов вниз. Дэвид взглянул наверх. Над головой светилась широкая рыжая полоса неба, но она будет сужаться по мере спуска.

Он полез вниз, через каждые восемнадцать перемычек устанавливая новый якорь – то справа от себя, то слева – чтобы линия спуска в целом выходила отвесной.

Через шесть часов он сделал привал, чтобы выпить воды и съесть что-нибудь из концентратов. Вдеть ноги в петли и высвободить руки – вот, собственно, и весь отдых, какой он мог предложить своему телу. Во время спуска ему не попалось ни одного горизонтального выступа, устроившись на котором можно было бы перевести дыхание. Да и внизу – насколько достигал свет фонаря – ничего подобного не ожидалось.

Дела были неважные. Стало ясным, что путешествие обратно – если таковое и состоится – займет еще больше времени. Всякий раз придется забрасывать шарик вверх. На Луне с этим не было проблем, но на Марсе сила тяжести в два раза больше, так что придется попотеть. Да и спуск идет не очень-то, мрачно констатировал Дэвид. Едва ли он одолел хоть милю.

Внизу было темно. Зато все ярче разгоралась полоска неба над головой. Дэвид решил выждать, поскольку по его расчетам выходило, что вскоре солнце окажется над трещиной.

Было время подумать: карты марсианских пещер были, по сути, весьма приблизительными, их начертили по измерениям вибрационных волн в толще планеты. Какова при этом погрешность? Он вполне мог оказаться в милях от того места, где трещина примыкает к пещере, от места, где он рассчитывал найти вход.

Не говоря уже о том, что его могло и не оказаться вовсе. А ну как пещеры действительно природный феномен, как Карлсбадские на Земле? Только больше.

Он полусонно выжидал, раскачиваясь над бездной. Разминал мерзнущие пальцы – пробирал марсианский холод. Когда спускался – было ничего, стоило остановиться, как начал мерзнуть.

14
{"b":"2188","o":1}