ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он кивнул в сторону высокого худощавого мужчины, который возник в дверях. Имя ему шло. У него были серебристо-седые волосы и того же цвета аккуратные усики.

– Прошу меня извинить, – сказал он. – Хочу объяснить вам свое присутствие здесь. Правительство Земли ввело чрезвычайное положение, и все фермы отныне переходят под контроль представителей Совета Науки. Меня назначили на ферму мистера Макиана.

– Что-то в этом роде я предвидел, – уныло пробормотал Макиан.

– Развяжите этого человека, – спокойно приказал Сильвер.

– Он опасен, возразил Хеннес.

– Под мою ответственность.

– Выкусил, Хеннес?! – Бигмен подпрыгнул и щелкнул пятками.

Хеннес побагровел от злости, но не сказал ни слова.

Через три часа доктор Сильвер встретился с мистером Макианом и Хеннесом в офисе у Макиана

– Я хочу видеть списки продукции, произведенной фермой за последние полгода, сообщил он. – Также хочу встретиться с мистером Бенсоном, чтобы услышать его мнение по поводу данной проблемы. У нас есть шесть недель, чтобы со всем покончить. И ни дня больше.

– Шесть недель! – взорвался Хеннес. – У нас остались сутки!

– Нет. Если к моменту истечения срока ультиматума решение не отыщется, то будет прекращен весь продовольственный экспорт с Марса. До тех пор, пока мы не найдем разгадку.

– На Земле начнется голод! – вздохнул Хеннес.

– За шесть недель не начнется, – покачал головой Сильвер. – При условии рационирования, на этот срок запасов хватит.

– Но возникнет паника, – сказал Хеннес.

– Да, – мрачно согласился Сильвер. – И это – самое неприятное.

– Это конец Марсианских Синдикатов! – простонал Макиан.

– Им в любом случае грозит конец. Хорошо, сегодня вечером я встречаюсь с мистером Бенсоном. Мы с вами встречаемся завтра в полдень. Если ничего не выяснится, то завтра в полночь будет введено эмбарго и будут отданы распоряжения о созыве конференции представителей всех марсианских ферм.

– Зачем? – спросил Хеннес.

– Есть основания полагать, что те, кто занимается отравлениями связаны с фермами непосредственно. Они их слишком хорошо знают – это видно хотя бы по письмам. Иначе быть не может.

– А что вы намерены делать с Вильямсом?

– Я с ним поговорил. Он настаивает на своей истории, хотя лично мне она представляется нелепой выдумкой. Я отправляю его в город, где его расспросят под гипнозом. Над дверью зажегся сигнал.

– Мистер Макиан, – попросил Сильвер, – откройте, пожалуйста.

Макиан подчинился, словно и не был владельцем одной из крупнейших марсианских ферм и, следовательно, одним из наиболее могущественных лиц во всей Солнечной системе.

Появился Бигмен. Первым делом он с вызовом поглядел на Хеннеса.

– Вильямс отправлен под охраной в город, – сообщил он.

– Хорошо, – кивнул доктор Сильвер и сжал тонкие губы.

В миле от фермы краулер остановился. Надев респиратор, Дэвид Старр выпрыгнул наружу и помахал водителю.

– Ты помнишь? – высунулся тот из машины. Шлюз номер 7. Там стоит наш человек.

Дэвид улыбнулся и кивнул. Поглядев вслед удаляющейся машине, он направился к куполу.

Конечно, представители Совета действовали сообща. Они помогли Дэвиду открыто покинуть ферму и тайком в нее вернуться, но никто, даже Сильвер не знал, зачем ему это понадобилось.

Дэвид знал разгадку тайны, оставалось добыть доказательства.

Глава четырнадцатая

Я – космический рейнджер!

Хеннес вернулся в свою комнату. Он устал. Было уже часа три ночи, в предыдущую ночь тоже не удалось выспаться, что уж говорить о напряжении, накопившемся за последние шесть месяцев. Но все равно, он счел необходимым присутствовать при разговоре Бенсона с этим типом из Совета.

Сильверу его присутствие, похоже, не понравилось, что только усилило злость, и без того переполнявшую Хеннеса. Доктор Сильвер, скажите на милость! Какой-то дилетант, который впервые высунул нос из города, и нате – уверен, что за ночь разберется во всем! А еще Хеннес был зол на Макиана, сделавшегося чуть ли не лакеем этого седого выскочки. Кто? Макиан! Еще три недели тому назад он был легендой, он – владелец крупнейшей марсианской фермы.

И если бы только это? Бенсон лезет в его дела, вместо того, чтобы приструнить зарвавшегося юнца, Вильямса, а Грисволд и Зукс оказались полнейшими ничтожествами.

Он было решил принять таблетку снотворного, чтобы проснуться наутро бодрым и свежим, но передумал а если ночью произойдет что-то серьезное, а он не услышит?

Тогда Хеннес решил найти компромиссное решение и запер двери своей комнаты. Даже подергал дверь, чтобы убедиться, что все в порядке. Жилые комнаты на ферме запирать было не принято – Хеннес не мог вспомнить, поступал ли он так хоть раз в своей жизни.

С замком было все в порядке. Вот и хорошо. Он тяжело вздохнул, сел на кровать, снял сапоги, потер ноги и снова вздохнул.

И замер!

Нет, этого не может быть! Не может Что же, дурацкая история Вильямса правда? И болтовня Бенсона о марсианах тоже?!

Нет, не может такого быть. Легче подумать, что с ним шутит его уставший мозг.

Комната освещалась холодным сизо-голубым сиянием. Видна была вся ее обстановка кровать, стены, стул, шкаф, даже сапоги – которые стояли именно там, куда поставил их перед тем, как лечь, Хеннес. И здесь находился некто, скрытый колышащимся туманом, а вместо лица лицо его словно тонуло в огне.

Хеннес ощутил спиной стену. Он не помнил, как отскочил назад.

Пришелец заговорил, и слова его были гулки, словно он говорил из какого-то подвала.

– Я Космический Рейнджер! – сказал он.

Хеннес выпрямился. Первая оторопь прошла и он смог взять себя в руки.

– Что тебе надо? – спросил он.

Пришелец не двинулся и не сказал ни слова в ответ. Хеннес почувствовал, что не может совладать с собой, что его язык каменеет от ужаса.

Управляющий почти не дышал, его щеки дрожали, а эта гора дыма я огня ничего не предпринимала. Может, это робот, который умеет произносить только одну фразу? мелькнуло в уме у Хеннеса. Нет, не похоже. Хеннес вдруг понял, что зажат в углу между стеной и бюро. Бюро! Он немедленно протянул к нему руку.

Конечно, было достаточно светло, чтобы его движение не осталось незамеченным, но ему было не до того. Робот, марсианин или человек – неважно, никто не может знать его секрета. Тем более, что, поджидая его, неизвестный не обыскал комнату. Иначе был бы беспорядок, а Хеннес не мог обнаружить ни малейшего изменения а комнате. Все было как обычно, не считая, конечно, самого гостя.

Пальцы Хеннеса нащупали маленькую выемку в дереве. Бюро было с секретом, эта традиция уходила к дням первых поселенцев, а традиции на Марсе умирают очень медленно. Он нажал на выемку и панель бюро отошла в сторону. Рука Хеннеса моментально выхватила бластер.

Теперь он держал его в руке, наведя на пришельца. Тот не пошевелился. Оружия у него, насколько это было видно сквозь туман, не было.

Хеннес почувствовал себя увереннее. Робот, марсианин, человек – кто угодно, он не сможет противостоять бластеру. Мощность его была ужасающей. Ружья старого образца, стрелявшие тяжелыми металлическими цилиндриками, по сравнению с ним были детской игрушкой. Все, что вставало на пути этого оружия – человек, металл или скала, – исчезали с легким щелчком.

– Кто ты? Что тебе надо? – еще раз спросил Хеннес, но уже увереннее.

– Я – Космический Рейнджер! – повторил пришелец.

Хеннес усмехнулся и выстрелил.

Пулька вылетела из ствола но – неожиданно остановилась, зависла в воздухе, где-то на расстоянии четверти дюйма от тела, повисела так с полсекунды и взорвалась!

Такой вспышки Хеннес не видел никогда. Казалось, солнце размером с булавочную головку на миг вспыхнуло в комнате.

Хеннес с воплем закрыл глаза, словно защищаясь от удара кулаком. Поздно. Глаза его уже не видели ничего. Открытые или закрытые, они не различали ничего. Только красновато светящаяся темнота. Хеннес не увидел, как Космический Рейнджер бесшумно обшарил его сапоги, открыл дверь и выскочил из комнаты за мгновение до того, как стали сбегаться люди, встревоженные криком Хеннеса.

21
{"b":"2188","o":1}