ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Кулинарная кругосветка. Любимые рецепты со всего мира
Тирра. Поцелуй на счастье, или Попаданка за!
Связанные судьбой
Игра на жизнь. Любимых надо беречь
World Of Warcraft. Traveler: Извилистый путь
Прыг-скок-кувырок, или Мысли о свадьбе
Призрачное эхо
Английский пациент
Очаровательный кишечник. Как самый могущественный орган управляет нами
A
A

Дэвид Старр тяжело осел вниз и потерял сознание.

Глава четвертая

Чужая жизнь

В глазах мелькали рваные пятна света. Вскоре Дэвид услышал какой-то непонятный шум и почувствовал боль в спине.

Со спиной вскоре выяснилось – он лежал, запрокинув голову, на твердом матрасе. Звон в ушах – сообразил Дэвид – от действия винтовки-глушителя, оружия, излучение которого воздействует на нервные центры у основания черепа.

Пятна света все еще не хотели складываться во что-то осмысленное, но Дэвид понял, что уже в состоянии пошевелить плечами. Он ощутил какие-то странные укусы и поднял руку, чтобы защитить щеки.

Это Бигмен, склонив над ним свое маленькое кроличье курносое лицо, пытался привести его в чувство пощечинами.

– О, Ганимед! – с облегчением вздохнул тот, увидев, что Дэвид пошевелился. – А я уже решил, что они тебя совсем прикончили.

– Особой разницы пока не чувствую, – отметил, приподнимаясь на локте Дэвид. – Где это мы?

– В каталажке на ферме. И не удерешь. Двери заперты, на окнах решетки.

Дэвид ощупал себя подмышками. Бластеры они забрали. Понятное дело. Никакого уважения к личной собственности.

– А тебя они тоже шарахнули, Бигмен? – осведомился он у товарища по несчастью.

Тот покачал головой.

– Не совсем. Зукс, правда, врезал мне прикладом, – Бигмен недовольно ткнул пальцем в отметину на скуле, но тут же гордо надулся: – Но я почти успел вломить ему первым!

За дверью послышались шаги. Дэвид сел. Вошел Хеннес вместе с пожилым человеком, у которого было вытянутое, усталое лицо с водянистыми голубыми глазами под густыми серыми бровями. Брови казались соединенными глубокой морщиной. Он был одет в городской костюм вполне земного покроя и даже не носил марсианских сапог.

Хеннес заговорил с Бигменом.

– Отправляйся в столовую и первое время без спроса носа оттуда не показывай, а то пустим на рагу.

Бигмен скривился, махнул рукой Дэвиду: «Еще увидимся, землянин» и удалился, демонстративно гордо громыхая сапогами.

Хеннес закрыл за ним дверь и обратился к человеку с серыми бровями.

– Вот, мистер Макиан… Он называет себя Вильямсом.

– Неплохо вы его отделали, Хеннес. Если бы убили, то ферма потеряла бы ценного работника.

– Он был вооружен, – пожал плечами Хеннес. – Что нам еще оставалось. В любом случае, он здесь.

Они обсуждают меня, подумал Дэвид, будто я какой-то предмет обстановки.

Макиан пристально взглянул на него.

– Значит, так. Это моя ферма. На сотню миль в любую сторону лежат мои земли. Здесь от меня зависит, кому жить на свободе, а кому сидеть в тюрьме. Здесь я назначаю, кто работает и кто голодает. И даже – кому жить, а кому – нет. Ты понял?

– Да, – кивнул Дэвид.

– Отвечай начистоту и тебе нечего бояться. Если попытаешься что-то скрыть, то рано или поздно все выйдет наружу и нам придется тебя убить. Это тоже понятно?

– Разумеется.

– Тебя зовут Вильямс?

– Это имя, под которым меня знают на Марсе.

– Вполне искренне. Что ты знаешь об отравлениях?

Дэвид спустил ноги с кровати.

– Тут такая история, – начал он. – Моя сестра умерла оттого, что съела кусок хлеба с джемом. Ей было двенадцать лет, и вот… Она лежала мертвая, губы выпачканы в джеме… Мы вызвали врача. Тот сказал, что это пищевое отравление, предупредил, чтобы мы не ели ничего, пока он не вернется со специальным оборудованием и ушел. Он не вернулся.

Зато пришли другие люди, очень важные. И с ними – такие ребята в серых плащах. Они нам все объяснили. Оказывается, это был сердечный приступ. Мы ответили, что это смехотворно, поскольку сестра в жизни не жаловалась на сердце, но они нас не слушали. Только предупредили, что у нас возникнут неприятности, если мы станем болтать об отравлении. Банку с джемом забрали с собой. Даже стерли джем с ее губ.

Я пытался дозвониться врачу, но его все время не было на месте. Тогда я просто вломился к нему в офис, но он только мямлил, что ошибся в диагнозе. Просто боялся говорить об этом. Я пошел в полицию. Там меня и слушать не стали.

Джем в тот день ела только моя сестра. Джем – марсианский, только что открытый. Мы, в семье, немного старомодны и предпочитаем есть в основном земные продукты, так что больше ничего марсианского в доме не было. Я попробовал найти в газетах сообщения о других случаях отравлений, не нашел ничего, и это показалось мне подозрительным. Тогда я ушел с работы и поклялся, что рано или поздно, но разыщу тех, кто убил сестру, и разберусь с каждым отдельно. Ни черта у меня не вышло, зато с ордером на арест ко мне заявилась полиция.

Но я предчувствовал что-то в этом роде и успел смыться. На Марс я подался потому, что другого пути избежать тюрьмы не было (хотя и этот оказался не совсем удачным, не так ли?). Но еще мне удалось узнать, что были еще две или три загадочных смерти в ресторанах Интернейшенел-Сити, а там кормят марсианской едой. И вот я здесь.

– Клубок, похоже, начинает распутываться, – задумчиво сказал Макиан, теребя мочку уха. – Как по-твоему, Хеннес?

– Надо записать все имена и даты и проверить. Откуда нам знать, кто он в самом деле такой.

– Но ты понимаешь, что мы не можем… – поморщился Макиан. – Пойдут слухи. Это доконает Синдикат. – Он обернулся к Дэвиду. – Я пришлю к тебе Бенсона, это наш агроном. – И опять к Хеннесу. – Посиди здесь, пока Бенсон не заявится.

Бенсон появился через полчаса. Все это время Дэвид беззаботно провалялся на тюфяке, делая вид, что не обращает на Хеннеса ни малейшего внимания. Тот, в свою очередь, отвечал ему полной взаимностью, сидя на стуле.

Дверь открылась и некто произнес: «Это я – Бенсон». Голос был вежливый, нерешительный и принадлежал круглолицему человеку лет около сорока с жиденькими русыми волосами и в очках без оправы. Его небольшой рот изобразил что-то вроде улыбки.

– Это вы будете Вильямс? – осведомился он, войдя в комнату.

– Да, – ответил Дэвид Старр.

Бенсон внимательно взглянул на него, казалось, он провел небольшой научный анализ.

– Не склонны ли вы к насилию? – осведомился он, завершив осмотр.

– Но я не вооружен, – счел необходимым отметить Дэвид. – И потом, тут кругом люди, готовые меня укокошить, сделай я шаг в сторону.

– Хм, хорошо. Вы не оставите нас наедине, Хеннес?

Хеннес, протестуя, вскочил на ноги:

– Это небезопасно, Бенсон!

– Ну что вы, Хеннес, – Бенсон взглянул на него кроткими глазами поверх очков.

Хеннес поморщился, хлопнул ладонью по носку сапога что должно было означать неудовольствие – и вышел. Бенсон закрыл за ним дверь.

– Вот так, Вильямс, в последние полгода я заделался тут важной шишкой. Даже Хеннес меня слушается. Эх, использовать бы мне это… – он снова улыбнулся. – Расскажите мне все. Мистер Макиан сказал, что вы столкнулись со смертью от марсианских продуктов. Это так?

– Да. Умерла моя сестра.

– Ох, – покраснел Бенсон. – Извините, ради бога. Я понимаю, что говорить об этом вам неприятно, но все же, не могли бы вы посвятить меня в некоторые детали? Это очень важно.

Дэвид повторил историю, рассказанную Макиану.

– И как быстро все случилось? – осведомился Бенсон.

– Минут через пять-десять после того, как она начала есть.

– Ужасно. Вы и не представляете себе, насколько это прискорбно, – Бенсон нервно потер руки. – Я расскажу вам все, что знаю, Вильямс. Вы угадали многое и, честно говоря, я считаю себя в известной степени ответственным за случившееся с вашей сестрой. Каждый живущий на Марсе отвечает за это, и мы обязаны добраться до истока трагедии. Эти отравления происходят уже несколько месяцев. Число их невелико, но они уже загнали нас в тупик.

Мы проследили, откуда на Землю попадали отравленные продукты, и убедились в том, что они поставлялись не с какой-то одной фермы. И еще – вся отравленная пища проходила через Виндгрэд-сити, остальные города в этом смысле чисты. Так что надо полагать, заражают их прямо в городе. Этим занялся Хеннес. Он ездит по ночам в город и что-то там, на свой лад, расследует. Пока не раскопал ничего.

6
{"b":"2188","o":1}