ЛитМир - Электронная Библиотека

давай куколка не теряйся хоть расслабишься!

цистит классная штука.

ххх

От кого: Кейт Редди

Кому: Кэнди Страттон

НЕ СМЕШНО. Не забывай, что я счастливая замужняя дама. По крайней мере, замужняя – точно.

От кого: Дебра Ричардсон

Кому: Кейт Редди

Только что получила невообразимое унижение из рук – точнее, с языка – гнусной секретарши из школы Пайпер-плейс (знаю, знаю, пора кончать с этим образовательным полоумием). Да, Руби могут записать в список претендентов на 2002 учебный год. “Однако считаю своим долгом предупредить вас, миссис Ричардсон, что у нас на очереди около ста девочек, а Пайпер-плейс в первую очередь принимает младших братьев и сестер наших учеников”.

У тебя яд крысиный нигде не завалялся? Ничем иным этих дур самодовольных не остановить.

Что нового??

От кого: Кейт Редди

Кому: Дебра Ричардсон

А я до сих пор не определилась со школой для Эм. Когда руки дойдут, придется, небось, переспать с директором, чтобы получить место… Но в данный момент есть проблема поважнее: осталось два дня на отучение Бена от соски, поскольку свекровь считает соску орудием дьявола, которым пользуются только цыгане и вконец опустившиеся, насквозь прокуренные личности – “те, кто позволяет детям смотреть видео”.

А что еще делать с детьми в Йоркшире?

Нашла хомячка для Эмили. Похоже, хомячихи отличаются несносным характером и временами кусают или едят собственных детенышей. С чего бы это они?

02:17

Метель. Обратный рейс задерживается. Аукнулась надежда на последний забег по лондонским магазинам. Прочесываю киоски стокгольмского аэропорта в поисках недостающих рождественских подарков. Что выбрать для Ричарда? Сушеную оленину или видеокассету под названием “Любовь и трагедия в снегах Швейцарии”? По-прежнему отвергаю саму мысль покупки писающей Барби из рекламы “ТВ за завтраком”. Вульгарщина. Нахожу компромисс в облике местной родственницы Барби, с виду морально устойчивой особы, скорее всего, тяготеющей к социал-демократам, в миротворческом хаки.

* * *

Канун Рождества

Офис “Эдвин Морган Форстер”

К чему приведут переговоры насчет оплаты сверхурочных, я сама могла бы догадаться, когда Род Таск возник за моей спиной, трижды потрепал по плечу, словно ветеринар кошку перед прививкой, и живописал меня как “в высшей степени ценного члена команды”. До конца дня оставалось всего ничего, и небо над Броудгейт приобрело оттенок крепкого чая.

Род добавил, что в этом году рождественской премии не будет. Не видать мне денег на ремонт в доме и на многое другое, о чем мечталось. Что поделать, сказал Род, всем сейчас трудно, но есть и хорошие новости: руководство решило бросить меня на новую амбразуру.

– Мы считаем тебя самой подходящей кандидатурой для работы с клиентами, Кэти. У тебя это получается лучше всех. Во всяком случае, ножек стройнее во всем “ЭМФ” нет.

Плотный коротышка-австралиец с голосом, который мужчины обычно используют для привлечения внимания бармена, Род Таск три с половиной года назад переместил свою тушу из Сиднея в Лондон, чтобы занять в “ЭМФ” место директора по маркетингу и добавить, так сказать, стальной прочности ходовому винту компании. Признаться, я тогда задумалась об уходе. Ужасно бесила эта его манера никогда не смотреть мне в глаза (не только потому, что я на несколько дюймов выше) и отпускать комментарии по поводу самых разных частей моего тела, будто они выставлены на аукцион; а еще эта привычка заканчивать любое совещание указанием: “Ну, жмите на газ и палите чертовы покрышки!” Несколько недель спустя, в ответ на елейную просьбу Кэнди перевести эту директиву на нормальный английский, Род озадаченно умолк, но быстро справившись с замешательством, одарил нас широченным оскалом: “Отметельте клиента на все его бабки до последнего пенса!”

Словом, я решила уходить. Но тут как раз Эмили стукнуло два – кошмарный возраст, – и я купила книжку под названием “Как укротить вашего малыша”. Вот это было откровение. Советы по общению со злобными непредсказуемыми малолетками, которые ни в чем не знают меры и беспрерывно испытывают материнское терпение, как нельзя лучше подошли к моему шефу. Итак, вместо того, чтобы вести себя с Родом как со старшим по возрасту и рангу, я стала обращаться с ним, как если бы он был шкодливым недорослем. Балуется ребеночек? Постараюсь отвлечь. Капризничает, не хочет делать, что положено? Заставлю поверить, что это его собственная идея.

Итак, в канун Рождества Род сообщает, что с этого дня я несу ответственность за “Сэлинджер Фаундейшн”. Головной офис в Нью-Йорке. Генеральный директор зовется Джеком Абельхаммером. Основных средств на двести миллионов долларов. Нужен фондовый менеджер не меньше моего калибра. За праздники я, конечно, успею ознакомиться с портфолио, но своих нынешних клиентов буду продолжать пестовать до тех пор, пока Род не подберет мне замену.

Спрашиваю, каков он, этот Абельхаммер.

– Свинг у него что надо.

– Что?

– Сильный удар. Меткость не мешает отработать.

– Ах, вы о гольфе.

– О чем же еще, Кэти, о сексе?

Официально праздники начинаются лишь по окончании рабочего дня, но офисы опустели: практически мы уже в пути от слабоалкогольного ланча к крепкоалкогольному десерту. Вернувшись от Рода к себе, обнаруживаю Кэнди на подоконнике, с ногами на моем стуле. Сегодня она в сногсшибательной алой блузе с запаґхом и лиловых ажурных чулках; в волосах блестит золотой “дождь”.

– Так-так, попробую отгадать. Он на тебя насрал, а ты предложила подтереть ему задницу?

– Пардон. – Я беру ее за щиколотки и спихиваю ноги со стула. – Как раз наоборот, все прошло отлично. Род высоко ценит мой талант общения с клиентами, а посему в качестве вотума доверия отдает мне “Сэлинджер Фаундейшн” в безраздельное пользование.

– Угу. – Когда Кэнди улыбается, вы получаете шикарную возможность полюбоваться двумя рядами достойных зависти по-американски безукоризненных зубов.

– И нечего на меня так смотреть.

– Кейт, тебе отлично известно, что вотум доверия в “ЭМФ” идет в комплекте с четырьмя нулями на конце. Как минимум. Что он еще сказал?

Ответить я не успеваю – Кэнди прикладывает палец к губам при виде Криса Банса, штатного стервеца, после продолжительного ланча шествующего мимо нас к туалету пузом вперед. Спец по кокаину, Крис умудряется выглядеть одновременно тощим и обрюзгшим. С тех пор, как я в вежливой форме дала ему понять, что не интересуюсь содержимым его штанов, сексуальное напряжение между нами уступило место обмену колкостями, а изредка и автоматными очередями – если мне удается увести выгодного клиента у него из-под носа. (Мужики типа Криса считают отказ женщины оскорблением, компенсировать которое надо, как долг стран третьего мира – со сложными процентами.)

Кэнди кивает в сторону удаляющейся фигуры:

– Ну и дерьмо иной раз бродит по “ЭМФ”. Не парадным входом пролезет, так задним. Ты часом в кабинетах у них не предложила убирать?

– За кого ты меня принимаешь? Род сказал, что премию в этом году никому не дали.

– И ты поверила? – Кэнди со вздохом закрывает глаза и улыбается. – Вот чем ты мне дорога, Кейт. Умнейший ведь экономист среди женщин со времен Мейнарда Кейнса – и верит на слово жуликам. Они тебя грабят, а ты думаешь, что услугу оказывают.

– Мейнард Кейнс был мужчиной, Кэнди.

Она мотает головой – “дождик” рассылает золотые блики.

– А вот и нет. Он был душка. По моему глубокому убеждению, женщинам следует доказать, что у всех знаменитых мужиков имелась ярко выраженная женская струнка.

18:09

На подготовку к путешествию в Йоркшир к родителям Ричарда ушло больше двух часов. В течение первого Ричард набивает багажник самым необходимым для малыша (Луи XIV в сравнении с Беном путешествовал налегке.) Затем наступает момент поиска ключей от багажника, который, точно перевернутая лодка, возвышается на крыше машины.

11
{"b":"21884","o":1}