ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В тот же день он написал соловецкому архимандриту о том, что в обитель будут вскоре присланы новые преступники, и указал, куда их поместить; в том же письме он объяснил архимандриту, каким путем бежал Василий Босый, но при этом ни словом не упомянул о Семене.

А Семен, отыскав Корчмина и Щепотьева, сообщил, что будет обучаться строить корабли. В подробности разговора с царем он их не посвятил. Только несколько дней спустя Семен все же спросил у Корчмина, что такое «кунсткамера» и «курьезитеты». И сам был не рад, когда Корчмин ему это объяснил.

6

Семену еще раз пришлось возить в тачке землю. Произошло это при следующих обстоятельствах. По городу зазвучали со всех сторон сигналы военной тревоги — это было в первой половине июля.

Семен находился на верфи, где строили «малые суда». Всех, кого можно было, посадили в баркасы и повезли на Градской остров. Еще раньше стало известно, что начались столкновения с отрядами свейского генерала — поручика Майделя, двинувшегося к Санкт-Питер-Бурху из-под Выборга.

Петра в городе не было. Месяца за два до этого он направился с войском освобождать старую новгородскую крепость Корелу, стоявшую на западном берегу Ладоги. Но ему пришлось вернуться, так как прискакал гонец от Апраксина с сообщением, что в устье Нарвы появился большой неприятельский флот и что туда же идет с восьмитысячным войском Шлиппенбах. Петр направился в Эстляндию. Весть о готовящемся нападении на Санкт-Питер-Бурх застала его под Дерптом. Начальником строящейся столицы в это время был Брюс, и Петр послал ему на подмогу Меньшикова.

Одновременно с Майделем на суше, около Котлина на море появилась неприятельская эскадра адмирала Де-Пру. Подойдя со стороны залива к городу, Майдель начал стрелять «свейским лозунгом», уведомляя этим Де-Пру, что он уже здесь и можно начинать совместные действия.

Затем Майдель выставил против Градского острова пушки и, уверенный в своем превосходстве, послал к Брюсу барабанщика с письмом, предлагая город сдать.

Брюс ответил отказом, присовокупив: «Не угодно ли господину генералу-поручику удалиться в свою землю, а нас таким писанием пощадить». Тогда Майдель с утра начал стрелять из пушек.

На северо-восточном берегу Градского острова ночью возвели артиллерийские позиции. Вместе с остальными жителями города Семен возил туда в тачке землю. Затем явился Корчмин с пушками и бомбардирами в красных мундирах.

Корчмин оставил Семена при себе. Семен увидел, как неприятельские позиции на северном берегу реки вдруг окутались дымом и оттуда донесся орудийный грохот. Затем раздались свистящие звуки, которые Семен уже раньше слышал, но при совсем других обстоятельствах. Когда на море приближалась буря, впереди летела небольшая птица, похожая на чайку. Птица эта рассекала воздух с таким же свистящим звуком. Здесь же этот звук производили летящие ядра. Они описывали дугу и попадали на Градской остров. Падая, ядра или уходили в болотную почву, или, ударившись о сухую землю, отскакивали, продолжая прыгать в разные стороны.

Первый раз при приближении ядра Семен пригнулся — это вызвало у окружающих смешки. Семен сразу же выпрямился и увидел, что ни бомбардиры при орудиях, ни Корчмин, ни Брюс с Меньшиковым и сопровождавшими их офицерами ядрам не кланяются. Если ядро попадало в людскую гущу, убитых и раненых уносили, а оставшиеся в живых, как ни в чем не бывало, продолжали делать свое дело.

Сразу же начали отвечать батареи Корчмина. Пушки стреляли аккордом[45], и все кругом заволокло пороховым дымом. Семен увидел, как после каждого залпа бомбардиры подкатывают обратно орудия, пробанивают[46] стволы, снова орудия заряжают и ждут команду к следующему залпу. Когда стволы стали горячими, их начали обливать водой, за которой, под неприятельскими ядрами, бегали к реке.

Корчмин объяснил Семену, что наша стрельба наносит неприятелю больший урон: Майдель выбрал неудачную позицию — почва на том берегу была каменистой, отчего ядра выбивали множество осколков.

В это же время, по распоряжению Меньшикова, к развилку реки подвели находившиеся на Неве корабли, пушки с которых начали бить вдоль по неприятельским позициям. Среди этих кораблей Семен увидел малые фрегаты «Святой Дух» и «Курьер»; раньше ему рассказывали, что корабли эти участвовали при взятии Нотебурга и Ниеншанца.

Приключения Семена Поташова, молодого помора из Нюхотской волостки - pic_29.jpg

Перестрелка продолжалась несколько часов, после чего огонь с неприятельской стороны прекратился. Разведчики сообщили, что неприятель снимается с позиций. В то же время Де-Пру делал неудачные попытки высадиться на Котлине.

Ничего обстрелом Градского острова не добившись, Майдель двинулся вверх по Неве к разрушенному Ниеншанцу. Несколько дней войско его, преследуемое русскими отрядами, маневрировало к северу от города, в то время как Де-Пру пытался овладеть Котлином. В конце концов оба они, Майдель и Де-Пру, «удалились в свою землю».

По окончании артиллерийского сражения Корчмин сказал Семену, что испытание огнем молодой помор выдержал. Сам же Семен со стыдом вспоминал, как начал кланяться ядрам. Корчмин его утешал, говоря, что так в первый раз со всеми бывает. Он звал Семена остаться с ним, пообещав сделать из молодого помора «отменного бомбардира». Но Семен сказал, что учится строить корабли.

Встречался Семен и с Меньшиковым. Царский любимец подробно расспрашивал молодого помора о его жизни. Будь Семен похитрее, понял бы, что Меньшиков это делает неспроста: Александр Данилович ревниво относился к своему положению. После того как Меньшиков увидел, что Семен не собирается перебегать ему дорогу, он стал относиться к нему благосклоннее.

Меньшиков сказал, что царь велел отправиться Семену вместе с ним на Свирь, где на Олонецкой верфи строят большие суда, — Петр про молодого помора не забывал.

Уезжая со Свири, Меньшиков сказал, что имеет на Семена большие виды, но какие, — не разъяснил.

На Олонецкой верфи Семен проработал до конца лета. Уже в сентябре, отправляясь в Карелию, на железоделательные заводы, Меньшиков взял с собой Семена. Александру Даниловичу нужно было добиться от раскольников увеличения добычи руды, но сам встречаться с Андреем Денисовым он не хотел. Вот для этого дела и понадобился ему Семен.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

«ГАРЬ» НА РЕЧКЕ КУМБУКСЕ

1

К полудню Фаддеич, как обычно, пристал на своем плоту к берегу. Он понимал, что при Андрее Денисове Семен не мог ему открыться. Теперь Фаддеич ждал, когда Семен подаст знак, и не ошибся.

Из кустов донеслось: «Фаддеич!.. Крестный!..» Не поворачивая головы, Фаддеич ответил: «Стемнеет — приходи на это место».

Так быстро закончился их первый разговор. Продолжение произошло уже в потемках. Сперва они стояли обнявшись и долго не могли ничего сказать друг другу. Затем отошли подальше от берега и начали рассказывать о том, что с каждым из них за это время случилось. Семен изложил все первым, да и приключений у него было больше.

Фаддеич сообщил ему о смерти Терентия Поташова и о том, как «женился» Кирилл.

Семен сразу же спросил:

— А где теперь Дарья?

Фаддеич усмехнулся, помедлил и ответил:

— Дарья укрылась в обители.

— У Андрея Денисова? — воскликнул Семен.

— Мы с Дарьей состоим в раскольниках... — И добавил, снова усмехнувшись: — Потому-то вот и приходится добывать руду.

У Семена захватило дух; чуть не шепотом он спросил:

— Дарья постриглась в монахини?

— Уговаривают.

— А Дарья что?

— Да не желает... Воли, говорит, терять не хочу… Все надеется из обители выйти.

Семен облегченно вздохнул. Если бы Дарья постриглась в монахини, он не мог бы на ней жениться. И Семен спросил:

вернуться

45

Аккордом — все вместе.

вернуться

46

Прочищать ствол при помощи банника (щетки).

43
{"b":"21890","o":1}