ЛитМир - Электронная Библиотека

– Все. Отсюда меня трактором не сдвинешь, – пыхтя, пробормотал я.

– Вызвать трактор? – съехидничал сопер.

– Угу, – кивнул я, – а еще лучше самолет.

Над головой что-то зашуршало, захлопало, гигантская тень заслонила солнце, и я, улыбнувшись, посмотрел вверх.

В тот же миг улыбка слетела с моего лица. Широко раскинув крылья, на меня пикировал летающий монстр. В одно мгновение я оценил его метровую голову с огромным беззубым клювом и костяным гребнем на макушке и, подхватив автомат, понесся к спасительному лесу.

– Что, не нравится такой самолет? – хихикнул сопер. – Не бойтесь, это птеранодон. Питается рыбой, каракатицами и рачками, вас он не съест. Так… куснет пару раз для острастки и полетит дальше по своим делам.

– Ты еще насмехаешься! – задыхаясь от бега, пробормотал я. – Поговорил бы я с тобой, обладай ты хоть каким-то телом…

Ломая кустарник, я ворвался под кроны деревьев, считая, что теперь нахожусь в полной безопасности, но тут же столкнулся нос к носу с новой пакостью.

Это был некрупный динозаврик с костяным гребнем на спине и небольшим рогом на голове. Он стоял на задних лапах, каждая из которых имела по три пальца с большущими когтями.

– Цератозавр, – пояснил системный оператор. – Хищник.

Но я понял это и без него, потому что мой динозаврик вдруг зашипел, обнажив маленькие, но острые зубы.

Я заорал, словно мне уже откусили голову, и снова бросился к просеке.

– А автомат на что? – печально вздохнул сопер, но я его не слушал.

Выбежав из леса, я облегченно отметил, что птеранодон уже исчез, и, сломя голову, побежал по расчищенной от деревьев полосе. Сзади, шурша пожухлой травой, топал цератозавр. Впрочем, радость предвкушения, пусть даже виртуального, но все-таки обеда была у него скоротечной. Я услышал треск ломаемых кустов и дикий вопль. Ну, как тут было не оглянуться?

Мне стало еще хуже. Перекусив цератозавра пополам, его пожирал другой хищник, да какой! В высоту он был метров пятнадцать, метровые челюсти, вооруженные сотнями острых и больших, как ножи, зубов, работали наподобие гидравлического резака.

– Тиранозавр – это серьезно, – философски изрек сопер.

– Да заткнись ты, – зашипел я, заряжая нижний ствол гранатой.

Полыхнуло, оглушило, откинуло назад ударной волной. Тиранозавру снесло половину головы, и он, будто при замедленной съемке, начал тихонько заваливаться на бок. Открыв рот, я наблюдал, как колосс, сотрясая землю, грохнулся в листву и начал конвульсивно дергать своими огромными лапищами.

– Поздравляю! Сразу пятьсот очков! Но какова имитация? – самодовольно спросил сопер. – Видите, кое-что и я умею.

– Где здесь можно напиться? – вытирая пот со лба, спросил я, не имея ни малейшего желания выслушивать его саморекламу.

– Идите дальше по просеке. Там река, – недовольно проворчал системный оператор и затих.

Я же, закинув автомат за спину, пошел в указанном направлении.

Сопер меня не обманул. Река оказалась поблизости от того места, где я подстрелил гигантского хищника. Но проблема возникла совсем по другому поводу. Вдоль поросшего камышом и осокой берега бродило десятка два динозавров. Некоторые из них ходили на задних лапах, имевших перепонки, и достигали десяти метров в высоту. Их большие головы имели на конце роговые чехлы, вроде черепашьих, и заканчивались весьма своеобразным клювом, которым они обрывали листву и побеги кустарников.

– Это игуанодоны, – пояснил сопер, – а те, что с костяным шпилем на голове – зауролофы. Кстати, они этот шпиль используют как водолазную трубку при погружении под воду. Зауролофы относятся к отряду утконосых ящеров. Они хорошо плавают, используя свой широкий уплощенный хвост и передние лапы с перепонками. А еще эти динозавры примечательны тем, что имеют больше тысячи зубов, которые растут на протяжении всей их жизни, взамен изнашивающихся…

– Ты что, лекцию собрался читать? – прорычал я. – Лучше подскажи, как мне теперь утолить жажду?

– Пройдите по берегу, может, и найдется пустынное место.

«Жаль, что ты не человек, послать бы тебя куда подальше», – думал я пробираясь вдоль реки и старательно прячась за деревьями.

Я обошел небольшую рощицу древовидных папоротников и вдруг увидел совершенно пустой песчаный пляж. Издав радостный вопль, я побежал к воде, но на половине пути внезапно осознал, что тонкий слой песка скрывает что-то хрупкое и чавкающее при каждом шаге. Я разгреб песок под ногами и увидел ровные ряды яиц.

«Только этого не хватало!» – испуганно подумал я, оглядываясь по сторонам и с ужасом понимая, что попал в западню. Из леса выходило целое стадо динозавров. Наверное, спешили на помощь своим еще не вылупившимся детишкам.

– Ого, сколько мамаш… – прошептал я, отступая к реке под хруст ломающейся скорлупы. – Они хоть не хищные? – это я уже обратился к соперу.

– Нет. Процератопсы питаются растениями.

Это немного успокаивало, хотя и не полностью, ибо ящеры все больше оттесняли меня к реке.

– Что ж, ты хотел воды? – спросил я сам себя. – Ты ее получишь.

Медленно войдя в реку, я поплыл к противоположному скалистому берегу, все время ожидая, что какая-нибудь плавучая тварь ухватит меня за ногу. Но все обошлось. Через несколько минут я выбрался на сушу, даже почувствовав некоторый прилив сил после виртуального омовения.

Одежду решил не сушить, справедливо полагая, что через несколько мгновений солнце сделает это само по себе. Пекло нещадно, и я еще хоть какое-то время – покуда вода не испарится совсем – мог чувствовать себя сносно.

Над головой пролетел птеродактиль, потом еще один. Рядом проползла какая-то тварь с острыми шипами на спине и хвостом-булавой с двумя торчащими вверх роговыми наростами.

– Скалозавр. Не опасен, – сообщил системный оператор. – А вот птеродактили покоя не дадут. Советую поискать какое-нибудь убежище.

«А может, вообще убраться отсюда к чертовой матери, – подумал я. – Маргарет можно подождать и в зале игровых программ. Там, по крайней мере, будет спокойнее».

Однако я не знал, сколько она пробудет здесь. С ее-то возможностями… А если день-два? Нет, надо было продолжать эти безнадежные поиски, другого выхода я просто не видел.

Но она нашла меня сама. А может, все время шла следом, ожидая подходящего момента? Хотя это было не столь важно. Важно было то, что она шарахнула из какого-то оружия и чуть не испепелила меня вместе с огромным валуном, в тени которого я укрывался. Через секунду я, уже скатившись в какую-то выемку, пытался перевести дух. То, что меня обстреляла именно Маргарет, сомневаться не приходилось – кому еще в этой игре нужна моя скромная персона?

– Что за базуку ты ей дал?

– Бластер, – спокойно ответил сопер.

– Что-о?

– Лучемет, – пояснил он. – Фантастическое оружие, не существующее в реальности.

– Та-а-ак, – протянул я, угрюмо разглядывая свой автоматик-пулеметик. – И что мне теперь делать?

– Не знаю. Такое случилось впервые. Неожиданность. Классифицировать ее можно как Р-17/9. Наверное, лучше всего экстренно выйти из игры.

Предложение было заманчивым. Но я уже был так близок к цели…

– Нет, так не пойдет. Тогда я ее потеряю.

Надо было выкурить Лору-Маргарет из ее убежища, сделать так, чтобы она сама захотела выйти из игры.

Я осторожно выбрался из выемки и залег за камнем. План, конечно, был хорош, вот только я не знал, где прячется Лора, ведь в этих скалах могла укрыться целая дивизия СС «Мертвая голова» вместе с танками и обозом.

Но меня выручили милые «птички». Потеряв из виду мою персону, птеродактили нашли себе новое занятие, кружась над одним и тем же местом, явно чем-то или кем-то заинтересованные.

Туда я и пальнул из гранатомета.

Взорвалось. Полетели каменные брызги, а меня откинуло назад, да так стремительно, что я не успел сообразить, что под моими ногами уже ничего нет.

Я шлепнулся на что-то твердое и бугристое, но, главное, ШЕВЕЛЯЩЕЕСЯ! И это шевелящееся вдруг понеслось во весь опор вниз по склону.

12
{"b":"21892","o":1}