ЛитМир - Электронная Библиотека

– Что же делать?

– Попытаемся уйти через виртуальность.

– Каким образом? У нас ведь нет шлемов.

– Так-то оно так, но мы отправим в виртал наши личностные матрицы. На такой вот экстренный случай контора создала в некоторых играх специальные тайники. Надо добраться до одного из них. Шлемы там есть.

– А не проще сообщить обо всем Стрэдфорду? Пусть он пришлет сюда Смита с необходимым снаряжением.

– Как я ему сообщу? – спросил Бруно. – У нас нет канала связи, а по видеокомпу слишком опасно, сигнал могут перехватить. Больше не хочу никого подставлять. Лучше поищем какой-нибудь игровой центр, думаю, их в Лондоне не так уж и мало.

Рядом взвизгнули тормоза. Филетти вздрогнул и резко повернулся. Из машины высыпали люди в черном, и тут же скрутили Бруно. Я отшатнулся и прыгнул в сторону. Промелькнули в воздухе руки, пытаясь ухватить меня за одежду, но поймали лишь воздух.

– Беги! – заорал итальянец.

И я рванулся к какой-то подворотне.

– Стоять! – закричали сзади.

Захлопали выстрелы, засвистели над головой пули. Я нырнул под арку, выхватывая на бегу «узи». Затем рухнул на землю, собираясь отстреливаться. Но какой там к черту отстреливаться! Шквал огня не давал поднять голову, не говоря о том, чтобы вести прицельную стрельбу. Я успел лишь увидеть, как Бруно завернули руки за спину и поволокли его к машине.

Дальше я не смотрел, а медленно, извиваясь, словно угорь, начал отползать в сторону, стреляя наугад, лишь бы не дать им зайти под арку. Потом, скрывшись за стеной дома, подхватился на ноги и, только сейчас увидев, что двор, в котором я оказался, не имел другого выхода, бросился к ближайшему подъезду,

«Нет, – подумал я, – здесь они будут искать в первую очередь».

Я проскочил этот подъезд, затем еще один и лишь тогда забежал на слабоосвещенную лестничную площадку первого этажа.

Слава богу, жильцы дома не являлись обладателями туго набитых кошельков, и привратника здесь не было. Иначе меня бы просто вывели отсюда за ухо прямо в лапы местных охотников за черепами.

Оказалось, что здесь не было и лифта. Пришлось сломя голову бежать по ступенькам вверх, на ходу обдумывая, что делать дальше.

Мне было по-настоящему страшно, как тогда, в Кэмп-Пири. Но боялся я не столько смерти (как-то в тот миг о ней просто не задумывался), сколько того, что, потеряв Бруно, теперь совершенно не знаю, что делать дальше, словно слепой, оставшийся без поводыря.

Вот и последний, четвертый этаж. Я остановился, растерянно глядя по сторонам.

Окно, через которое можно выйти лишь вниз головой… на асфальт (даже мурашки побежали по телу от этой мысли), и три двери, совершенно одинаковые и древние, как этот дом. Я подошел к ближайшей и нажал на кнопку звонка. Постоял, прислушиваясь, но за дверью стояла гробовая тишина. Я вновь нажал на кнопку, и в этот миг дверь отворилась. Но не эта, а другая, что была за моей спиной.

Я повернулся и направил пистолет на молоденькую девушку лет восемнадцати, одетую в сверхкоротенькую юбочку и мужскую хлопчатобумажную рубашку.

– Сюда, – сказала она ангельским голоском. – Быстрее.

Не раздумывая, я нырнул в ее квартиру.

Ее звали Сюзан Моле. Она родилась в Англии, хотя родители были выходцами из Франции. Но три года назад они погибли в автомобильной катастрофе, и Сюзи осталась совершенно одна. Родственники, пусть дальние, жили во Франции, знакомые же по Лондону решили себя заботами о чужом подростке не обременять.

Впрочем, все это я узнал несколько позже. Сейчас, ворвавшись в ее квартирку, я обвел глазами единственную комнату и понял, что спрятаться здесь негде. Маленький платяной шкаф, стол с персоналкой, но без принтера и сканера, телевизор с экраном в двадцать один дюйм, кровать, покрытая шерстяным покрывалом, два кресла и столик на колесиках – вот, пожалуй, и все.

Я растерянно посмотрел на Сюзи, отметил миловидное лицо с большими кошачьи-зелеными глазами (что мы за порода такая, мужики?) и устало рухнул в одно из кресел, понимая, что у меня есть еще несколько минут, чтобы передохнуть и собраться с мыслями.

– Это за вами охотятся? – спросила девушка, присаживаясь на краешек кровати.

Я удивленно посмотрел на нее.

– Ничего удивительного, – пожала плечами она. – Случайно видела через окно, как на вас и вашего друга напали эти… из машины.

Я промолчал, потому что решал вопрос сдаваться мне или нет?

Действительно, без Бруно я не мог сделать и шага. Допустим, где-то удастся пересидеть эту заваруху. А дальше что? Как-нибудь добраться до Америки, прийти в ЦРУ и заявить Стрэдфорду, что Бруно сцапали агенты британской охранки. А он тут же поинтересуется, почему замели только Филетти? И что я ему отвечу? А как он на это отреагирует? И вообще, на кой нужен шефу бестолковый курьер? Отправит, чего доброго, обратно в Стрэнк… Тогда уж проще сдаться англичанам. Не расстреляют же меня в самом деле! Засадят в тюрьму лет на тридцать, если я, конечно, кого-то невзначай не подстрелил, и всех делов-то…

Но вот как раз в тюрьму я не хотел, до рвотных спазмов не хотел. Мне хватило на всю жизнь восьми месяцев Стрэнка.

А, значит, значит нужно было бороться. Я с тоской посмотрел на девушку и спросил:

– Скажи, а черного хода в вашем доме нет?

– Увы, – вздохнула она.

– Плохо, – тоже вздохнул я, а потом добавил: – Что мы теперь будем делать? Скоро они обязательно придут и сюда.

Странно, в ее глазах не появилось даже и тени страха. Смелая девушка и безрассудная. А, может, она не осознает всей опасности?

– Ты понимаешь, – начал я, – что и тебе в этом случае не поздоровится?

Она кивнула.

– Так, может, я пойду, пока ты не вляпалась в это дело окончательно?

– Вы кто? – тихо спросила Сюзи.

– Я? – и что ей ответить? – Наверное, шпион.

– А что вы натворили, раз за вами гонятся?

– Ничего. Мы просто оказались здесь, чтобы спасти одного человека.

– Тоже шпиона?

Я утвердительно кивнул.

– Спасли?

– Нет. Его убили.

– Ладно, – она встала. – Идемте.

– Куда?

– В квартире, куда вы звонили, сейчас никого нет. Хозяева уехали на Мальту, а мне поручили присматривать за орхидеями. Никто в доме этого не знает, но всем известно, что они отправились за границу.

И она увлекла меня за собой, не забыв при этом погасить свет в квартире. Тихонечко, на цыпочках пробрались мы к соседской двери, и Сюзи также тихо повернула ключ.

Сладковатый запах цветов сразу ударил в ноздри, и я чуть не расчихался, хотя со всей силы зажимал нос пальцами. Мы осторожно прикрыли за собой дверь и долго стояли в прихожей, пока глаза привыкали к полумраку.

– Идемте, – наконец, потянула она меня за рукав. – Сядем на диван в гостиной и превратимся в маленьких мышек, возле норки которых расхаживает голодный бездомный кот. А дверь в прихожую закрывать не станем, чтобы слышать все-все…

Я улыбнулся ее детской непосредственности и окончательно для себя решил, что Сюзи не представляет-таки всей степени грозящей нам опасности. А, может, в этом и заключалось самое важное для меня? Будь она взрослой дамой, я бы до сих пор стоял на лестничной площадке, решая дилемму: тюрьма или краткий миг свободного полета.

«Если выпутаюсь, – подумал я, – обязательно отблагодарю эту девушку. Не знаю еще как, но сделаю ей что-нибудь хорошее».

Далеко, будто из глубокого подземелья, послышался шум открывающейся двери и тут же топот шагов. Вот они и пришли по мою душу… Раздались голоса, грубые окрики.

– Откройте, полиция!.. Да, мэм… Мы должны проверить вашу квартиру… и вашу тоже… Вы препятствуете спецслужбе?.. Эй, Джек, этот джентльмен хочет проехаться в участок!.. Что?.. Нет, нам только надо убедиться, что в вашей квартире не скрывается опасный преступник… Спасибо, господа, за оказанную помощь…

Вновь послышались шаги, и проверка началась на втором этаже.

«Нет, так не пойдет, – подумал я. – Две квартиры на этом этаже окажутся пустыми, если не все три. Двери они, конечно, ломать не станут, но слежку установят обязательно. Надо отослать Сюзи в ее квартиру, только вот согласится ли она так рисковать?»

33
{"b":"21892","o":1}