ЛитМир - Электронная Библиотека

– Выход! – выдохнул я приказ компу.

И внутрь меня хлынула вода. Я захлебнулся, запаниковал, чувствуя, что мои барабанные перепонки вот-вот лопнут из-за сумасшедшего давления.

Потом пришло понимание, что я вышел из виртала посреди океана, ведь трансатлантический кабель лежал на его дне. Только вот на какой глубине меня выбросило? Я поднял глаза кверху и увидел, что до поверхности было далеко, слишком далеко. Как я не потерял сознание из-за сумасшедшего перепада давления, до сих пор не понимаю? Впрочем, весь этот кошмар длился не более нескольких долей секунды. Я едва успел подумать о том, как отдать звуковой приказ компу, когда во рту полно воды, как он сам, видимо оценив ситуацию, бросил меня обратно в виртуальность.

Я опять оказался в кабеле, но теперь никаких сверкающих электричеством стен не было. Все правильно, кабель многожильный, и я попал совсем в другой туннель. Только вот странным оказался этот туннель. До того странным, что я выхватил оружие и, прижавшись спиной к стене, готов был в любую минуту открыть пальбу.

А в туннеле на стенах, полу, потолке копошились какие-то ужасные твари, не то сошедшие с картин Босха, не то сбежавшие из горячечного бреда какого-то сумасшедшего. Да и как описать эту мерзость, имевшую зубы без ртов, щупальца без туловищ, глаза без голов? Многих тварей, вообще нельзя было с чем-то сравнить, а, значит, и нельзя описать, ибо не оперируя известными понятиями, невозможно рассказать о том, что не попадает ни под одно из них. Так устроен человеческий мозг – везде искать аналогии. Нет их – нет и образа, нет и слов, которыми можно было передать то, что видят глаза или ощущают другие наши рецепторы.

– Где мы? – тихо прошептал я.

«В виртуальной проекции кабеля», – тут же отпечатал на забрале шлема комп.

– Это я и без тебя понимаю. Можешь сказать конкретнее, куда ты меня забросил?

«Нет. Я дал обыкновенную команду на погружение в виртал».

– Но ты видишь все это?

«Что именно»?

– Этих тварей.

«Разумеется, вижу. Телеобъективы в норме. Электронные связи в норме…» – начал он тестирование системы.

– Прекрати! – прошипел я. – Я и сам вижу, что все в норме, только вот мы с тобой оказались в каком-то ненормальном месте. Ты когда-нибудь сталкивался с подобным?

«Нет».

«Вот это везение… – с тоской подумал я. – Понял Стрэдфорд, что в огне я не сгорел, и запустил новый вариант капсулирования. Ведь все это только видимость, а как эта дрянь выглядит на самом деле, только виртуальному богу известно. Может, я уже умер? Захлебнулся водой и умер? А это, так сказать, преисподняя. А что, неплохо – виртуальный ад, где и черти на чертей не больно-то похожи. Ладно, хватит мечтать, мертвому и смерть нипочем, а тебе, братец, надо выпутываться из этой передряги».

– Слушай, – сказал я компу, – ты можешь выкинуть меня в другой кабель?

«Нет. Выход только через реальность».

«Ага! Значит опять надо будет принимать холодные ванны. А где, к тому же, гарантии, что он меня не выбросит поближе к океанскому дну, и я тут же загнусь от чудовищного давления? Таких гарантий нет, но нет их и на то, что через секунду вся эта свора не навалится на меня и не слопает на завтрак. Веселенькое положеньице, просто замечательное. Однако, надо что-то придумать, попытаться спасти свою шкуру. Черт, почему у меня нет под рукой бластера? Тогда бы у нас хоть шансы немного сравнялись».

Ладно, нечего мечтать. Надо действовать, надо сматываться отсюда, если, конечно, они мне это позволят…

Я осторожно сделал первый шаг, затем второй. Висящая у меня над головой клювасто-когтистую мерзость с тысячами мелких шипов по всему телу пошевелилась, зашипела, заглушив на миг шуршание и чавканье остальных обитателей виртуального Аида, а потом, расправив десяток кожистых крыльев, рванулась в мою сторону.

И пришлось стрелять, пришлось засадить в нее половину обоймы, прежде чем эта нечисть наконец издохла, выпуская бело-мутную слизь. И когда я кончил стрелять, я вдруг понял, какая тишина опустилась на это обиталище монстров. Я оглянулся. Тысячи шипов, клювов, оскаленных пастей были направлены в мою сторону. И я вытащил из сумки гранату, и бросил ее в эти шипы, клювы и пасти.

«Что же это за виртуальная дрянь такая, если ее можно уничтожить обычным оружием? – билось в мозгу. – Как Стрэдфорд сумел такое создать? А может, он ни при чем? Откуда же взялась здесь вся эта пакость? Если монстры существуют в виртуальности, значит, они созданы руками людей. Только для какой цели? Кому такое понадобилось? Потом, все потом… Вот выберусь, буду сидеть в каком-нибудь уютном баре и потягивать пиво из запотевшего бокала, тогда на досуге можно будет поразмышлять, а сейчас…»

Скользя на слизистом полу и непрестанно спотыкаясь о тела издыхающих тварей, я шел и шел вперед, бросая одну гранату за другой и зная, что когда-нибудь они все же кончатся.

И вот последняя. Впереди – тысячи еще живых тел, наблюдающих за каждым моим движением. Они дождались своего часа. У меня лишь «узи» и два полных магазина к нему, да еще безотказный автомат «Калашникова» с одним рожком. Но я уже знал, что не отдам себя на растерзание этим гадам ползучим, я отправлю в цель последний патрон и «выпрыгну» в океанскую пучину. Пусть на корм рыбам, но они все-таки милее, чем эти…

Вот одна из тварей, похожая на змею с множеством голов, извиваясь, выползает из общей массы. Я разношу ее в клочья, и перезаряжаю автомат. Теперь семенит что-то необъяснимое с тысячами лап-усиков. Голова вращается вместе с шеей, будто они прикреплены к туловищу на шарикоподшипнике. Этакая бурильная установка о тысяче ног. Еще один труп и еще полрожка.

Пора, понимаю я, уже давно пора, но все оттягиваю этот момент. Даже такие минуты жизни краше, нежели небытие… Вот и все. «Калашников» вздрогнул и заглох.

– Выход! – командую я и оказываюсь… в какой-то комнате с круглыми окнами.

Пол под ногами качается, и комната слишком маленькая, с двухъярусной койкой и с девочкой, лежащей на верхней. Девочка смотрит на меня испуганными, но любопытными глазенками, и я слышу ее тоненький голосок:

– Дяденька, вы водолаз?

И только тогда я понимаю, что жив, что выбросило меня на какой-то корабль, чудом оказавшийся поблизости. И осознав это, я медленно оседаю на пол, срываю с головы шлем и улыбаюсь девочке той обезоруживающей улыбкой, после которой дети просто забывают, что надо орать во все горло при виде мужика, неизвестно каким образом материализовавшегося из воздуха посреди океана в твоей каюте. И девочка улыбается мне в ответ, и я ощущаю блаженство, наподобие того, какое испытывает дрессировщик, засунувший голову в пасть льву и успевший вытащить ее до того, как подавившийся слюной зверюга щелкнул зубами…

– Дяденька, вы водолаз? – снова спросила девочка.

– Да, – кивнул я.

– А как вы вынырнули прямо в нашу комнату.

– Новые скафандры ученые придумали.

– А можно, я надену ваш шлем?

– Валяй, – добродушно разрешил я.

Девочка соскочила с койки и ухватилась за края шлема.

– Ой, такой легкий! А как его надевать?

– Давай помогу.

Я нахлобучил ей на голову шлем, и она превратилась в смешного и милого головастика.

– Вот здорово! – восхищенно выдохнула она. – А куда цифирки бегут?

– Это компьютер. Он внутри шлема находится, – пояснил я. – А где твоя мама?

– Мамы нет, мы с папой плывем к ней в Дакар.

«Ага, – радостно подумал я. – Порт назначения мы знаем, теперь бы только папаша сговорчивый попался».

Увы, папаша сговорчивым не был. Он уже открыл дверь да так и замер на пороге.

«Сейчас спросит, как я сюда попал,» – с тоской подумал я.

Так и случилось. И что я мог ему ответить? Объяснить, что к чему? Так он больше бы поверил в то, что я Кентервильское привидение. Пришлось на ходу сочинять, что я боец подразделения «морские львы», что выполняю спецзадание, что… Но тут его дочурка ляпнула, что появился я прямо из воздуха.

46
{"b":"21892","o":1}