ЛитМир - Электронная Библиотека

Однако, в глубине души я знал, что все не так уж и просто. Мастерски сработанные личности пускай и не часто, но встречаются.

Могло статься, что мне предстояло искать пресловутую иголку в не менее пресловутом стоге сена. Но я отогнал эту мысль подальше.

На табло оставалось два мужских имени. Личность Марка мне понравилась больше. Широкоплечий, мускулистый, с красивым открытым лицом и по-детски пухлыми губами – он, казалось, излучал доброту и нежность, одновременно демонстрируя мощь, что гарантировало защиту от злых насмешек.

Я осмотрел себя в зеркале, еще раз отдал должное мастерству Маргарет и, удовлетворенно хмыкнув, направился к выходу из экипировочной комнаты.

Доступ к компьютерным играм (хотя можно ли назвать все это играми?) происходит через специальный текстовой буфер. Вы выходите из своего сегмента и попадаете в огромный зал с множеством дверей, над каждой из которых светится название игры. Впрочем, не обязательно обходить весь зал, на потолке к вашим услугам полное меню развлечений местной сети.

Но я решил не спешить и медленно двинулся вдоль дверей, читая надписи: «Олимпийские игры», «Сафари в Мезозое», «Звездные войны», «Крестовый поход», «Флибустьеры», «Бесконечный вестерн», «Римская империя», «Частный детектив», «Улица вампиров», «Агент 007», «Рокфеллер-центр», «Подводные приключения»… Задумчиво разглядывая последнюю вывеску, я остановился.

Здесь около сотни игр. Чтобы хоть поверхностно осмотреть их, потребуются месяцы реального времени. Ими я не располагал. Нет, так Маргарет не найти. Необходимо каким-то образом сузить круг поиска.

Я сел в одно из кресел, во множестве расставленных по залу для удобства пользователей, и уставился на потолок.

«У каждого есть любимые игры, – размышлял я. – Человек, следуя своим наклонностям, опробовав все, обычно выбирает то, что ему больше всего по душе… Что я знаю о характере Маргарет? Она тихая и спокойная, как сказала миссис Куински. У нее острый ум и еще, похоже, огромная ненависть к красоте. Но это в реальной жизни. В виртале же она создает прекраснейшие личностные образы, внешне безукоризненные.

Но что у них внутри, я пока не знаю. Впрочем, судя по личности Марка, их внутренний мир не находится в дисгармонии с внешностью. Пожалуй, это может мне помочь. Почти наверняка, из списка можно вычеркнуть боевики, шпионские страсти, „ужастики“ и войны».

Я быстро проглядел список на потолке. Что ж, неплохо. Процентов семьдесят игр отсеивалось. И все равно их оставалось слишком много. Немного подумав, я выбросил и спортивные игры. Как правило, люди к ним быстро остывают. Спортом лучше заниматься в реальности. Там, по крайней мере, действительно можно стать мускулистым и здоровым.

Оставалось девятнадцать игр. Не так уж и много… Ими мне и предстояло теперь заняться.

Конечно, я мог и ошибаться, но в тот миг верил в свои умозаключения.

Выведя на потолок дополнительное окно, я записал туда названия оставшихся игр. Первой в списке значилась «Харчевня королевы Педдок». Насколько я помнил, так назывался один из знаменитых ресторанов Парижа.

– Харчевню, – громко сказал я, услышал мелодичный звонок в глубине зала, поднялся из кресла и направился к распахнувшейся двери.

Меня встречали. Метрдотель профессионально оглядел мою персону с ног до головы, натянул на лицо служебную улыбку и повел меня к свободному столику. По дороге он предложил осмотреть главную достопримечательность ресторана – лестницу, которой пользовался (метрдотель так и выразился) сам король Генрих IV, но я, поблагодарив, отказался. Он пожал плечами и, уже молча, двинулся дальше. Облегченно вздохнув, я мысленно поблагодарил разработчиков воспитанного и нелюбопытного старика. Меня он не интересовал, поскольку весь обслуживающий персонал был встроен в программу. Обычные графические объекты, или графобы, но я привык их называть по-старому – спрайтами, хотя это не совсем одно и то же. В любой программе спрайтами руководит системный оператор, а обращать внимание на компьютерных «зомби» – зря терять время, хотя и они в некоторых случаях могут принести определенную пользу.

Я сел за столик. Метрдотель подал меню, названия блюд в котором мне ничего не говорило. Пришлось отложить массивную папку в сторону.

– Целиком полагаюсь на ваш вкус, – улыбнулся я.

– О, – расцвел метрдотель, – у нас есть прекрасное фирменное блюдо. Секрет его мы сохраняем несколько веков.

– И что же это? – полюбопытствовал я.

– Петушиные гребешки, приготовленные в особом соусе.

Я удивленно вскинул брови, но метрдотель, упреждая очередной вопрос, поспешил заверить:

– Еще ни один наш посетитель не высказывал недовольства, отведав это блюдо.

– Ладно, – сдался я, – несите. И еще хотелось бы попросить сухой «мартини» со льдом и что-нибудь из овощных салатов.

Он кивнул и, отойдя в сторону, дал распоряжение одному из официантов.

«Петушиные гребешки, – подумал я. – А почему бы и нет? Виртуальную пищу отлично ощущаешь на вкус. Жаль только, что, когда возвращаешься в обычную реальность, в желудке все равно пусто».

Официант исчез, метрдотель вернулся на свой пост, а я принялся исподтишка разглядывать ресторан и его посетителей.

Большой зал был убран под старину: тяжелые бархатные занавеси с бахромой, на стенах – средневековые гобелены, по углам – доспехи рыцарей, отполированные до блеска, старинные светильники под потолком. Здесь было уютно, и к тому же немноголюдно. Но, судя по оконной заставке с видом на Эйфелеву башню, сейчас в этой игре был день, а значит, все посетители харчевни являлись людьми, в отличие от встроенных в программу спрайтов. Системный оператор запускает их сюда по вечерам для полноты, так сказать, ощущений.

Я внимательно осмотрел собравшихся в «Харчевне королевы Педдок». Женщин здесь было не так уж и много, и в большинстве своем сработаны они были довольно топорно. Чувствовалось, что их программировали не такие асы, как Маргарет Тревор.

«Конечно же, – подумал я, – сразу надеяться на удачу было бы глупо, однако метрдотеля все же стоит кое о чем расспросить. Но это потом…»

Как ни странно, но петушиные гребешки оказались весьма и весьма приятными на вкус. Я буквально проглотил их, запивая «мартини». Официант, довольно улыбаясь, стоял чуть поодаль, в надежде, что я закажу что-нибудь еще. Но я запросил счет, расплатился с ним виртуальными банкнотами и пошел к выходу, где на своем месте по-прежнему маячил метрдотель.

При виде меня он вновь натянул на лицо улыбку.

– Так скоро?

– Дела, – пояснил я.

Он понимающе кивнул.

– Кстати, я хотел вас кое о чем спросить.

Метрдотель наклонил голову. Само олицетворение почтительности и внимания.

– Я ищу одну девушку. Ее зовут Лора. Стройная, пышноволосая с длинными ногами. Очень красивая личностная программа.

Я знал, если Лора – завсегдатай этого заведения, то ее должны вспомнить. Метрдотель никогда не забывает посетителей, так устроены программы. Но он отрицательно покачал головой.

– Здесь бывает много людей…

Я понимающе похлопал его по плечу и вышел из этой игры.

Нет, проигравшим я себя не чувствовал, но после первого опыта, пробного, так сказать, шара ко мне пришло понимание, что так я ничего не добьюсь. Слишком мало у меня было данных о Маргарет Тревор. По существу, я абсолютно не знал, что она любит, какую пищу предпочитает, какие пьет напитки, какие мужчины ей нравятся и, вообще, что ее интересует в этой жизни? Конечно, ответы на все эти вопросы я вряд ли мог получить. Но хотя бы на какие-то…

Выйдя из «Харчевни» и снова оказавшись в зале выбора, я вывел на потолок основное меню и набрал команду «ВЫХОД». Вновь меня окутала дореальная тьма, но на этот раз я, открыв глаза, тупо уставился в купол «саркофага».

Переход в нормальный мир всегда вводит меня в какой-то странный ступор, и подозреваю, что не только меня. Пусть говорят что угодно, но виртал вызывает в человеческом организме синдром привыкания. Вот только фирмы, выпускающие терминалы, наотрез отрицают это… Что ж, пусть это остается на их совести.

5
{"b":"21892","o":1}