ЛитМир - Электронная Библиотека

– Значит, он действительно существует?

– Да. И вирталу не добраться до него. Компьютер с автономным ядерным блоком питания спрятан глубоко под землей. Им не найти это место, и человечество, пусть виртуальное, сможет прожить еще тысячи лет. Но мы когда-нибудь вернемся и сотрем их с лица Земли, как неудавшийся эксперимент, как последнюю ошибку человеческой цивилизации.

– И да поможет нам Бог, – сказал я, надевая шлем.

Я забрался в модуль и набрал на пульте электронный адрес Сюзан. Модули, как объяснил Бруно, вытаскивая меня из Нью-Йорка, успели значительно усовершенствовать. Теперь стало возможным выбирать нужное направление прямо из кабины, не дожидаясь «попутного» звонка.

Через секунду модуль, слетев с платформы, ворвался в туннель. Нортон меня не обманул – канал был чистым, но меня бросало то в жар, то в холод. Я знал, что я – человек, но… А потом внезапно, почти мгновенно успокоился.

Осознание своей сути – вот что главное. Я люблю людей, я готов страдать ради них, и никому не по силам зачислить меня в стан врагов человечества.

Сигнал вызова запел в шлеме неожиданно. Нортон? Что ему еще нужно? Но нет, перед глазами поплыли слова текстовой передачи.

– Эндрю, это Маргарет Тревор.

– И что вам угодно? – проворчал я, зная, что компьютер переведет мои слова в текстовый формат. – Собираетесь сообщить очередную гадость? Не старайтесь. Нортон рассказал мне о вашей беседе.

– Он ничего не понял. Слишком запуган. Кэрол явно переоценивала его. Поймите, Эндрю, в Зоне Сброса действительно проходит граница между мирами. Дело в том, что взаимодействие реальности, в которой мы жили, и виртала было обоюдным. Цивилизация людей стремительно уходит в виртуальность, в мир своих безумных выдумок. И человеку в прежнем понимании уже не сохраниться. Он становится частью нового мира, изменяется, превращается в нечто совсем новое…

– Вы лучше о границе. Оно как-то оригинальнее, – прервал ее я.

– Хорошо… Нам давно стало понятно, что катастрофа неизбежна. Мир Тысячи Солнц это всего лишь суррогат, резервация. И мы нашли новый, совсем новый мир, в который нет дороги тому, что погубило нашу цивилизацию. Граница с этим миром и проходит по Зоне Сброса.

– И вы боитесь, что я ее разрушу?

– Отнюдь. Вы напрасно рискуете, только и всего.

– Откуда такая забота обо мне? – хмыкнул я. – По-моему, мы не питаем друг к другу особой любви?

– Слишком мало осталось не потерявших себя. Уж не думаете ли вы, что я звонила Нортону ради вас? Мы надеялись и на него…

– Польщен. И за себя, и за Дэвида. А, кстати, кто эти «мы», коих вы все время поминаете? Великая Маргарет и ее клоны?

– Это не самая удачная шутка, Эндрю. Мои копии остались в том же мире, где сегодня находитесь вы. Они сами определят, как им жить.

– Их проблемы, – легко согласился я. – А что, ваш новый мир привлекателен?

– Прекрасен! Он невероятно красив.

– Но ведь красота порождает ненависть? – ехидно улыбнулся я, надеясь, что чуткий компьютер сопроводит мою фразу целой строчкой соответствующих значков.

Однако, Маргарет иронического тона не приняла.

– Господи, Хопкинс, разве я имела в виду внешнюю красоту? Да, ей порой завидуют, но чаще просто игнорируют.

– Разве?

– Вы завидуете красоте свиноматок, которых гордый фермер прогоняет по подиуму? А ведь они действительно красивы. Для знатоков. Нет, Эндрю, меня всегда удивляло, почему наибольшую ненависть вызывает красота духовная, почему общество с радостью уничтожает людей талантливых и по-настоящему мудрых?

– И что, вы нашли ответ на этот вопрос?

– Нет, но я нашла выход. Сейчас я нахожусь в обществе именно таких людей.

– Вот оно что! Значит, ваш прекрасный мир будут населять только избранные? Знаете, Маргарет, нам не по пути. Я никогда не был поклонником сверхчеловеков, людей будущего и прочих подобных. Не люблю я и тех, кто присваивает себе право отсеивать зерна от плевел по своему разумению. Приятно было побеседовать!

– Подождите, Хопкинс!

Но я уже дал команду компьютеру:

– Прервать связь! Не восстанавливать ее ни при каких условиях.

Надоела мне эта Маргарет! И ее россказням я не верил ни на йоту. Боится, боится мисс Тревор, что я прорвусь на свалку и спутаю ее планы. Какие? Не все ли равно! Удивительно, но после разговора с Маргарет мне стало легче, и я с легким сердцем выбросил все, сказанное ей, из головы.

Указатель расстояния показывал, что до Лондона осталось всего тысячу миль виртуального пространства. Еще несколько минут, и я увижу Сюзан. Как там она? Жива ли? Как я хотел верить в это! И отгонял, отгонял прочь страшные мысли.

А потом я начал мечтать, как напишу свою собственную программу. Пусть не Мир Тысячи Солнц, пусть там будет только одно солнце, но наше – мое и… Сюзи. Почему нет? Написать такую программу несложно. Ведь нам нужно не так уж и много: река, лес, дом в два… нет, лучше в три этажа, потому что у нас будут дети, много детей, и каждому потребуется отдельная комната. А как без этого? Без этого никак нельзя. Но сперва надо найти хороший аккумулятор, чтобы хватило его лет на сто…

Я улыбнулся. Наивные мечтания! Вдвоем можно быть счастливым, только если вокруг тебя люди. Много людей, целое человечество. Я не задержусь в Лондоне, меня ждет дорога в Зону Сброса, на свалку, где копошатся мерзкие порождения виртала, стремящиеся погубить мир, который я считал своим. А там, будь, что будет! Если мне повезет, программу составлять не потребуется.

Я и не заметил, как проскочил узловую телефонную станцию Лондона. На этот раз фильтра-очистителя здесь не было. Несколько недель назад правительства ведущих стран договорились снять все барьеры, столетиями возводимые друг против друга. Человечество объединилось, но увы, слишком поздно.

Модуль начал притормаживать, сбрасывая скорость. Сердце опять заколотилось. Я знал, я чувствовал, что с Сюзан все в порядке, и что через несколько минут я увижу ее…

Модуль замер, и я выпрыгнул из него, одновременно давая приказ на выход в реал.

Мгновение… и я оказался в комнате Сюзан. Она была здесь. Она лежала в постели с толстой шестилапой обезьяной, придавившей ее к кровати своей тушей. При виде меня глаза Сюзан расширились, и она, отгораживаясь хрупкой рукой, закричала:

– Нет! Уходи! Убирайся прочь!

Обезьяна вздрогнула, повернулась и раскрыла от удивления свою слюнявую пасть.

– Кто это? – заверещала она так пронзительно, будто ее распиливали на куски в живом виде. А потом в глазах мохнатой мерзости возник страх, обезьяна забулькала что-то на непонятном языке, и по полу разлилась вонючая лужа.

«Катись оно все к чертовой матери»! – подумал я, отдавая компу приказ ввести меня обратно в виртал.

Прежде, чем исчезнуть окончательно, я обернулся и увидел, что в глазах Сюзан блестит слезинка. Но может быть, мне это только показалось…

Я шел по космическому кораблю хаанов, сея вокруг смерть.

Полчаса назад я ворвался во «Вторжение» как смерч, как цунами, поглощающее миры и вселенные. А в игре все шло по старому сценарию. Я вывел в космос истребитель, и дал себя подстрелить. Очнулся в камере на корабле хаанов, выбрался из нее при помощи черепа, достал из тайника оружие и теперь продолжал часть игры на прохождение. Впрочем, сейчас идти было легче. Теперь я знал все лабиринты этого корабля и потому прямым путем двигался к шлюпочному ангару. А дальше… Дальше я надеялся выйти на свалку, где за огромной прозрачной стеной пряталось НЕЧТО, не имевшее право на существование, но все же существовавшее, безжалостно уничтожающее мой мир, потому что это самое НЕЧТО не научили жалости, потому что мы сами не знали жалости.

«Не убий!» – гласит заповедь, но мы ведь не убивали, мы просто играли. И нам было весело. Вот только веселье рано или поздно заканчивается, и наступает похмелье. Тяжелое. Смертельное…

Вот и ангар, я забираюсь в шлюпку и стартую, а потом шепчу, как заклинание:

80
{"b":"21892","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Девственница для альфы
НИ СЫ. Восточная мудрость, которая гласит: будь уверен в своих силах и не позволяй сомнениям мешать тебе двигаться вперед
Эликсир молодости. Секретная рецептура Вечно Молодых
Манускрипт Войнича
Будет больно. История врача, ушедшего из профессии на пике карьеры
Ватник Солженицына
Еда живая и мертвая. Система здорового питания Сергея Малозёмова
Ток. Как совершать выгодные шаги без потерь
Дочь часовых дел мастера