ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Индио порывисто сошёл с трибуны и встал в проходе:

– Представьте, что Нино – это сейф. Большой сейф, который весит три тонны, и его опоры врыты в землю на два метра. Перед ним, вот так, ближе ко входу, сидят два кассира за решётками. Потом коридор, и за ним – кабинет управляющего, тоже за решёткой. Вот так стоит стол управляющего, а за его спиной – деревянный шкаф. Там держат напитки и сигары для почётных клиентов.

Индио размахивал руками, рисуя в воздухе план внутреннего расположения банка.

– Вот здесь главный вход с тамбуром и двойными решётками. Напротив него – двойная стена. Ну что, Грогги, что бы ты сделал с этим банком? Допустим, тебе удалось перебить охрану на входе, и ты ворвался внутрь. Ну, убил двух кассиров и управляющего. Все, в банке не осталось никого, кроме тебя. Что ты делаешь?

– А ключи у меня есть? – спросил Грогги быстро.

– Сейф отпирается тремя ключами, – торжественно сказал Индио, – и они хранятся у троих разных клерков, и эти клерки никогда не бывают в банке одновременно. Только по специальному заказу.

– А динамит у меня есть? – Грогги сдвинул шляпу на глаза и почесал затылок. – Да… Сколько же надо динамиту, чтобы рвануть такой сейф? Пожалуй, что скорее банк развалится. Да и от меня только клочья полетят. Нет, брат, это безнадёжное дело.

– Да, безнадёжное, – торжественно объявил Индио. – Потому что даже если ты каким-то чудом и откроешь этот огромный сейф, нет никакой надежды, что ты обнаружишь в нём достаточно денег.

Ропот разочарования пронёсся по кругу бандитов, ловивших каждое слово главаря. Грогги не мог не заметить, что головорезы, которых он привёл с собой, тоже не сводили глаз с Индио. Как-то незаметно получилось, что за время разговора он не только утратил власть над своими приспешниками, но и сам превратился в рядового участника шайки Эль Индио.

– Тогда мне непонятно, а ради чего ты вызвал меня с моими людьми? – резко спросил Грогги. – А? Чтобы проповеди читать? У нас были и другие дела на примете, зачем нам терять время с тобой?

– Не торопись, брат, – улыбнулся Индио. – Всему своё время. Время задавать вопросы и время отвечать на них. Но сначала я расскажу вам небольшую притчу.

Потирая руки, он снова поднялся на трибуну.

– Жил на свете бедный столяр. Делал на заказ всякие полки да скамейки. Получал гроши за свою работу, хотя мастером он был хорошим. И вот однажды получил он необычный заказ. Ночью к его мастерской подкатил фургон, и целый месяц столяр работал, никого к себе не впуская. Потом так же ночью этот фургон снова появился у его мастерской. Десяток рабочих погрузили в него что-то очень тяжёлое, и фургон уехал. А столяр остался с целой кучей денег. И если бы он был чуть поскромнее, то история на этом бы и закончилась.

Но все вы знаете, как портят человека большие деньги. И наш столяр не стал исключением из этого правила. Всё дело в том, что этот таинственный заказ сделал ему один банкир. Он решил изготовить сейф, который с виду не отличался бы от обычного деревянного шкафа. Столяр справился с задачей, но тайком от банкира изготовил запасной ключ к этому сейфу. И когда деньги, полученные за работу, кончились, столяр не выдержал и решился обворовать банкира. Он пробрался в банк, спрятался между стенками и ночью вскрыл сейф своим ключом. Ему оставалось только выбраться из банка, но тут его везение кончилось, и он угодил за решётку.

Но вы же знаете, братья, что удача, как хорошая шлюха, никогда не болтается без дела. И как только она отворачивается от одного, так тут же садится на колени к другому. Вот и мне повезло. Потому что этот столяр попал в одну камеру со мной.

С этими словами Индио извлёк из-за пазухи небольшой свёрток, который он прихватил с собой во время побега из крепости. Он развернул выцветшую тряпицу и поднял над головой деревянную шкатулку.

– Вот, – провозгласил он торжественно. – Вот этот шкаф! Он стоит в кабинете управляющего банка! На верхней полке пылятся бутылки и стаканы, а внутри…

Индио разломил шкатулку пополам и, словно начинку из разрезанного пирога, достал плотную коробочку.

– А внутри этого шкафа – сейф! И внутри сейфа – почти миллион долларов!

Бандиты вскочили со своих мест.

– Едем сейчас же!

– Налетим, как ураган, разнесём по кирпичику!

Грогги тоже встал и поднял руку, успокаивая разгорячённых головорезов.

– Это стоящее дело, – сказал он. – Но ты не сказал, где находится банк.

Индио любовно глядел на серо-жёлтую коробочку, лежавшую на его ладони, и не отвечал. Казалось, он не может оторвать взгляда от драгоценного камня.

– Сан Хуан, – проговорил он, наконец.

– Сан Хуан? – недоверчиво переспросил Грогги. – В этой дыре держат миллион долларов? Да весь город со всеми его жителями, курами и тараканами не стоит и тысячи!

– Вот потому там и держат такие деньги, – повернулся к нему Эль Индио.

СЛИШКОМ МНОГО НАБЛЮДАТЕЛЕЙ

Управляющий банка «Морган Траст Компани» в Эль Пасо был приветлив, но сдержан. За этой сдержанностью проглядывали очертания пирамид, сложенных из золотых слитков.

Через банк проходили деньги компаний, которые строили железные дороги, а это были очень большие деньги. Они превращались в рельсы и шпалы, вагоны и семафоры. И снова в рельсы, в шпалы, потом в воду, в песок – да-да, в пустыню завозили песок – и снова рельсы, те же самые, что были вначале, но уже втрое дороже, превращались в земельные участки, расположенные в зоне прокладки трассы. Прежние владельцы могли бы разойтись по швам от злости, узнав, сколько стоили их участки после перепродажи. И снова превращались в семафоры, стрелки, водокачки, потом красивые мундиры для кондукторов (с золотыми пуговицами, судя по стоимости пошива), эскизы железнодорожных билетов, явно заказанные в мастерской «Рубенс, Веласкес и Тициан», и, наконец, в билеты, в крики проводников и свистки локомотивов, в мелькание пейзажей за вагонным окном…

Железная дорога приносила хорошие доходы ещё до того, как была построена. И пирамида из золотых слитков, расположенная где-то в Нью-Йорке, всё росла и росла, уходя вершиной за облака и тесня небожителей.

Неудивительно, что управляющий глядел на посетителя с высоты своего места, занимаемого на пирамиде, и сдержанно улыбался. Возможно, в глубине души его забавляла попытка частного лица вскарабкаться даже на подножие этих сверкающих вершин.

Полковнику пришлось поговорить не менее пятнадцати минут, прежде чем он смог доказать основательность своих намерений. Не помогла даже записка от шерифа Уоткинса, в которой полковнику Мортимеру были даны наилучшие рекомендации. Управляющий только вежливо улыбался и отвечал, что банк работает преимущественно с крупными фирмами и правительством, а для частных вкладчиков существуют многочисленные филиалы. Полковник улыбался в ответ и объяснял, что частные вкладчики – понятие растяжимое.

Этот обмен улыбками тянулся до тех пор, пока не выяснилось, что полковник прибыл в Техас из Каролины. По счастью, основатель и хозяин банка сам был родом из Чарльстона[5], и управляющий слышал от него о семействе Мортимеров. Полковник тоже вспомнил, что в детстве дрался на деревянных мечах с каким-то Морганом, то ли с Джорджем, то ли со Стэнли, и поделился своими воспоминаниями с управляющим. В ответ управляющий заявил, что видит особый знак судьбы в том, что семья основателей его банка была причастна к появлению первого пассажирского поезда на паровой тяге. Локомотив «Лучший Друг», оказывается, отправился в первый рейс ещё в 1830 году, как раз под Рождество!

Полковник Мортимер, к стыду своему, впервые услышал об обстоятельствах такого исторического события, как начало пассажирского сообщения между Чарльстоном и виллой Морганов. Зато мог рассказать о его конце, потому что вспомнил песенку про Билла-кочегара. Железнодорожная мода длилась недолго. Через несколько месяцев локомотив «Лучший Друг» разлетелся на куски. Паровой котёл взорвался, и причиной взрыва послужил предохранительный клапан. Он слишком шумел, и помощник машиниста завязал его тряпкой, чтобы раздражающий свист и шипение не мешали любоваться проплывающими мимо красотами.

вернуться

5

Чарльстон – город и порт в Южной Каролине, основан англичанами в 1670 году. Назван в честь английского короля Чарльза II (Карла), 1630—1685, как и сама колония, Каролина, ставшая впоследствии независимым штатом. Обстрелом и захватом форта Самтер в бухте Чарльстона 12 апреля 1861 года началась Гражданская война.

12
{"b":"21895","o":1}