ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

ДОГОВОР О ПАРТНЁРСТВЕ

Когда-то полковник Мортимер слыл гостеприимным хозяином. По пятницам в его особняке собирался весь цвет Северного Чарльстона – отставные вояки и разорённые плантаторы со своими мальчиками и девочками, которых надо было познакомить наиболее удачным образом. Для молодёжи устраивались танцы в холле первого этажа, на втором этаже мужчины курили трубки за бриджем, а на просторном балконе с витой решёткой непрерывно переливалось щебетание дам.

Сейчас полковник принимал единственного гостя в своём убогом номере. Когда ирландец снял пончо и шляпу, оставшись в выцветшей солдатской рубашке, а потом, представляясь, иронично щёлкнул каблуками и слегка поклонился, причём движение головы вниз было почти незаметным, а вверх она вскинулась быстро и заносчиво, – тогда полковник обнаружил, что его недавний противник мог быть ровесником его дочери.

На вид ему было лет двадцать пять, и выправка у него была вполне кадетская. Полковник откупорил неприкосновенную доселе бутылку контрабандного скотча[20] и предложил гостю лучшие сигары – из Флориды. Но истинную и неприкрытую радость он доставил гостю не угощением, а тем, что разрешил осмотреть свой переносной арсенал.

О'Райли со скептической улыбкой вертел в руках револьвер полковника.

– Мне говорили, что вы пользуетесь каким-то диковинным «веблеем», а это обыкновенный кавалерийский кольт. Где же тут золотая мушка?

– Посмотри внимательнее. Прицелься.

О'Райли вытянул руку, прицелившись в тёмное окно, и увидел на мушке блестящую точку.

– Золотой шарик, – пояснил полковник. – Помогает глазу найти мушку. Особенно в темноте.

– Ну, я пока на глаза не жалуюсь… И не лень вам таскать такую здоровенную штуковину?

– Эта «штуковина» с пятидесяти шагов могла отправить тебя в могилу, – напомнил полковник, разливая виски по стаканам. Он поднёс стакан О'Райли и тот отложил револьвер.

– В нашем деле редко приходится стрелять с пятидесяти шагов, – заметил он, отпив виски.

– В нашем деле?

– Я хотел сказать, что мы с вами занимаемся одним и тем же. Вы получаете деньги за каждый труп, я тоже. Только моё оружие попроще. Но такой кольт, как у вас, мне тоже знаком, – сказал О'Райли. – Два года таскал его.

– Служил в кавалерии?

– Да, был разведчиком, иногда – проводником.

– Странно, – заметил полковник. – Ты больше похож на недоучившегося кадета, чем на кавалериста. Ты не из военной семьи?

– Какая разница, из какой я семьи? – холодно спросил О'Райли.

– Никакой, – согласился полковник, улыбаясь.

– В детстве я жил в форте, всю жизнь среди мундиров и оружия, – уже мягче добавил О'Райли.

– А служил где?

– Седьмая Кавалерия[21], Дакота, Колорадо. Говорят, вы тоже бывали в тех краях?

– Бывал. Когда ты ещё играл деревянными пистолетиками, мой мальчик.

– Что же, полковник, – невозмутимо ответил О'Райли, – пожалуй, в нашем деле старостью можно гордиться. Кстати, я играл настоящим оружием. Но я не собираюсь, подобно вам, на старости лет гоняться за отбросами. Вот прикончу Индио, получу свои десять тысяч и отойду от дел.

– Чем займёшься?

– Присмотрел я тут ферму неподалёку, на Ред Ривер. Найму работников, налажу хозяйство. Потом перепродам какой-нибудь ирландской семье из переселенцев, а себе куплю ранчо.

– Хорошая мысль, – согласился полковник Мортимер. – Жаль тебя разочаровывать. На Индио ты не заработаешь.

– Думаю, я доберусь до него раньше вас, полковник.

– Может быть, раньше. Может быть, позже. Но скорее всего, он не достанется ни мне, ни тебе. Ты видел когда-нибудь, как чайки дерутся из-за рыбы? При этом рыба обычно падает обратно в море. Вот и мы с тобой можем остаться на бобах, – сказал полковник Мортимер. – Если не будем помогать друг другу.

– Интересно, – протянул О'Райли. – Охотиться вдвоём? Что-то новое для меня. И как же мы будем его делить? Вы возьмёте себе голову, а мне всё остальное? Без головы его туша не будет стоить ни цента. Нет уж, полковник, я привык всё делать сам. Я сам найду его, сам подстрелю, сам и деньги получу.

Полковник Мортимер раскурил трубку и прошёлся по комнате.

– Нам пора раскрыть свои карты, мой мальчик. Ты прекрасно знаешь, что Индио не появится здесь в одиночку. С ним будут его люди, и нам придётся перебить их всех, чтобы добраться до него.

– Нам?

– Да, нам, – твёрдо повторил полковник. – Я предлагаю тебе равноправное партнёрство. Потому что вдвоём мы будем сильнее. Не в два раза, а в десять раз сильнее, чем двое одиночек, которые, к тому же, не ладят один с другим. Ты знаешь, сколько людей у Индио?

– Я насчитал шестерых, – припомнил О'Райли.

– Ты плохо считал. Три дня в город приезжали его люди, каждый раз вчетвером, и каждый раз это были новые люди.

– Получается двенадцать?

– Наверняка приезжали не все, – поднял палец полковник. – Были только те, кого плохо знают в Эль Пасо. Но я смог опознать двоих. Это Фриско и Чёрный.

– В салуне вы могли познакомиться с Дикарём, – напомнил О'Райли. – А ещё я видел Нино и Кучилло, они приезжали на пустом фургоне два раза. Я так и не понял, зачем.

– Кажется, я догадываюсь, зачем им фургон, – сказал полковник. – Но сначала давай подсчитаем. За Чёрного объявлено вознаграждение в четыре тысячи. За Фриско – две. Дикарь, я знаю, стоит три тысячи, и Нино – одну. Если не считать остальных бандитов, то только за этих ты получишь свои десять тысяч. А Индио оставишь мне. Согласен?

– Как вы легко считаете чужие деньги, – укоризненно сказал О'Райли. – Их ещё надо заработать.

– Ты заработаешь больше, если мы будем действовать вместе, – сказал полковник. – А теперь о фургоне. Они пригоняли его сюда, чтобы приучить охрану к его виду. Перед ограблением фургон, как обычно, подъедет к зданию банка, но на этот раз он не будет пустым. Возможно, внутри спрячется человек десять. А когда подоспеет подкрепление, из фургона будет удобно отстреливаться. Наконец, при отступлении фургоном перегородят улицу и выиграют время.

– Прямо целая операция, – насмешливо заметил О'Райли.

Полковник Мортимер прошёлся по комнате из угла в угол:

– А ты? Как ты собирался взять Индио?

– Ну, у каждого свои приёмы… – уклончиво начал О'Райли, но, увидев насмешливую улыбку полковника, решил доказать, что он, хоть и не кончал академий, а тоже кое-что соображает в тактике, стратегии и баллистике. – Я взял бы его на отходе. По моим прикидкам, с банком у них ничего не выйдет. Слишком сильная охрана. Всё рассчитано, все пристреляно. Это будет бессмысленная трата времени и пороха. Когда банда кинется на штурм, Индио будет где-то сзади. А когда почувствует, что всё напрасно, первым даст дёру. Есть только одна дорога, по которой можно быстро смыться отсюда. И на этой дороге я его перехвачу. Вот и все.

– Хороший план, – сказал полковник. – Но почему ты решил, что у него ничего не получится? До сих пор всё, что Индио затевал, у него получалось. Он никогда не проигрывал и всегда брал то, за чем приходил.

О'Райли хмыкнул:

– Как же он оказался за решёткой?

– Ты не знаешь? – удивился полковник. – И ничего не слышал о Баркере? Тим Баркер, один из лучших стрелков Арканзаса, с трёхсот шагов свалил Индио из своей винтовки. Одна пуля прошила голову насквозь. Вошла над бровью, вышла за ухом. Вторая пробила грудь и застряла между рёбрами на выходе.

– Как это он успел засадить в него две пули? – не удержался О'Райли от скептического замечания. – Бедолага должен был свалиться уже после первой. Что же, он на лету поймал грудью вторую пулю?

– Нет, не налёту, – ответил полковник. – Баркер выстрелил в него, когда подошёл к упавшему. Добил из револьвера. Потом погрузил тело в фургон, привёз в участок и бросил к ногам шерифа – и тут Индио застонал. Оказывается, пуля пробила две дыры только в коже, скользнула по кости, и Индио был контужен. Вторая рана была посерьёзней, но и она не оказалась смертельной. По крайней мере, для него.

вернуться

20

«скотч» – шотландское виски, ввоз которого в США был затруднён из-за политики поддержки отечественного производителя. Американское виски, «бурбон», было более распространённым напитком.

вернуться

21

Седьмая Кавалерия – название кавалерийского соединения, воевавшего против индейских племён в 70-е – 90-е годы 19 века.

19
{"b":"21895","o":1}