ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ничего ты не понял, – засмеялся Индио. – Они не успеют нас выдать. Они нашли своих коней, значит, нашли патроны. А стреляют они лучше нас с тобой, понимаешь?

– Теперь понимаю, – ответил Нино.

– Ну так иди, зови сюда Кучилло, – поторопил его Индио.

Нино ушёл в дом, а Индио присел над трупом Слима. Он сидел на корточках, обхватив руками голову. Когда послышались неуверенные шаги, он поднял лицо, и оно было мокрым от слёз.

Кучилло остановился перед ним и наклонился над трупом:

– Это… кто? Слим…

– Верно, амиго, – прошептал Индио.

– Кто его…

– Не знаю. Посмотри, чей это нож?

– Нож? – Кучилло растерянно схватился за пояс, потом снова наклонился над трупом. – Ну да, это мой нож… Ничего не понимаю…

– Вот и я тоже не понимаю, – Индио снова обхватил голову руками. – Ничего не понимаю…

– Да ты что! – Кучилло упал на колени рядом с ним. – Я? Я не убивал его! Не мог я его убить!

– А кто мог?

– Только не я! Это же Слим, мы же с ним, как братья! Индио… Все видели, я спал, когда его убили!

– А откуда ты знаешь, когда его убили, амиго? – Индио встал, кутаясь в одеяло, и повернулся спиной к стоящему на коленях Кучилло. – Знаешь, кто видел, что ты спал? Только Слим…

– Не я… Не я… – заикаясь, твердил Кучилло.

– Хорошо, я тебе верю, амиго, – сказал Индио мягко. – В конюшне не хватает одной лошади. Может, она отвязалась? Приведи её. Хватит с нас и одной пропажи…

– Лошадь? Сейчас, Индио!

Кучилло вскочил и кинулся через двор к воротам. Индио выпростал руку из-под накинутого одеяла, и револьвер в его руке блеснул длинным стволом. Он прицелился в спину убегающему приятелю, и как только тот добежал до ворот, нажал на спуск.

Грохот выстрела многократно отразился от каменных стен. Кучилло свалился у самых ворот, вытянув руки вперёд, словно пытаясь зацепиться за что-то. Но ему не за что было ухватиться, и пальцы его только пробороздили в земле несколько полосок и сжались в кулак…

Где-то рядом всполошились вороны и, громко каркая, закружились в темноте над двором. Индио услышал встревоженные голоса, сбросил одеяло и подбежал к упавшему Кучилло. Тот ещё что-то мычал, и Индио выстрелил ему в спину, потом ещё, и ещё. Грогги схватил его за руку, оттаскивая от трупа.

– Что стряслось? За что ты его!

– Кучилло! Он был нам как брат! Смотрите, что он наделал! – истерически рыдая, Индио выбежал на середину двора и остановился у костра. – Вон там лежит Слим! Он убил его! Сарай раскрыт, и те двое сбежали! Это он выпустил их! Он хотел украсть наши деньги и сбежать! Кучилло, зачем! Зачем ты пошёл на это, Кучилло!

– Ладно, ладно, – Грогги потряс его за плечо. – Деньги целы?

– Да! Наши деньги целы! – Индио, шатаясь, как пьяный, ходил вокруг костра и размахивал кольтом. – Но эти двое! Они приведут сюда целую армию! Их надо догнать! Пока не поздно! Грогги! Хью! Коня мне! Догнать! Убить! Разорвать на куски!

Нино подвёл к нему коня, но Индио в ярости упал на землю и принялся молотить по ней кулаками.

– Индио, успокойся, – Грогги присел рядом с ним на корточки. – Они не могли уйти далеко. Смотри, уже светает. Когда солнце взойдёт, я положу вот здесь, у костра, их головы. Только покажи мне деньги.

– Ты же видел, где они лежат…

Грогги подошёл к тюфяку Индио, откинул его и несколько секунд молча смотрел перед собой.

– Индио, – позвал он, не оборачиваясь. – Покажи мне деньги.

– Догнать! Разорвать! – выкрикивал Индио слабеющим голосом, выплёвывая песок.

– Покажи мне деньги! – закричал Грогги. – Осел! Эти подонки вытащили их из-под тебя!

БЕГЛЕЦЫ ИГРАЮТ В ПРЯТКИ

Взлетев в седло, О'Райли оглянулся, чтобы посмотреть, как сядет на коня полковник. Но тот сначала вытащил из гнезда седельной сумки свой винчестер, потом загнал патроны в барабан кольта и только после этого вставил ногу в стремя и ухватился за луку седла. О'Райли услышал, как полковник вполголоса коротко выругался – превозмогая боль в плечах. У него и самого горело под мышками, а полковнику наверняка было ещё хуже.

– Готовы? Не свалитесь по дороге? – прошептал О'Райли.

– Как ты заботлив, мой мальчик, – откашлявшись, ответил полковник. – Но позаботься лучше о себе.

– Тише, – попросил О'Райли, прикладывая палец к губам.

Ему не верилось, что бандиты выпустили их из сарая просто так. Наверняка за этим что-то кроется. Но пока он не знал, чего от них ещё ждать, и поэтому старался быть незаметным. Полковник, однако, о скрытности не заботился.

– Некогда прятаться, – резко ответил он и пришпорил коня.

О'Райли пришлось его догонять. Они помчались, что называется, с места в карьер. Цокот копыт отражался от каменных заборов, и разбуженные собаки хриплым лаем провожали их. Вырвавшись за окраину, О'Райли остановился. Что бы там ни задумали бандиты, у него своя голова на плечах. На этот раз он все сделает по-своему. Он от них просто так не отстанет.

– Прощайте, полковник, – сказал О'Райли. – Думаю, вы найдёте обратную дорогу. Ночь лунная, к тому же скоро рассвет.

– Предпочитаю путешествовать при свете солнца, – сказал полковник, поглаживая шею коня, переступавшего с ноги на ногу и недовольного тем, что его остановили.

– Надо было предупредить Индио о ваших вкусах. Тогда бы он не поднял нас среди ночи. И всё же я советую не задерживаться здесь. Мне почему-то кажется, что скоро на этой дороге появится неприятная компания.

– О, ты растёшь в моих глазах, – сказал полковник. – Начинаешь думать за противника. Всё верно, мой мальчик. Индио хочет использовать нас до конца. Мы достали ему деньги из сейфа, а теперь он хочет, чтобы мы избавили его от проблем с делёжкой.

– Я избавлю его от всех проблем, – сказал О'Райли. – Причём навсегда. Если вы не будете вмешиваться со своими планами и приказами.

– Приказами? – полковник усмехнулся. – Как давно я не отдавал приказов… Знаешь, здесь не лучшее место для споров. Дальше у дороги есть отличное местечко, пересохший ручей. Там можно переночевать.

– Видел я ваш ручей, – сказал О'Райли. – А как вы относитесь к змеям?

– Не отказался бы от хорошего жареного удава.

– Ваш конь тоже так думает?

– Он не будет шуметь, если тебя это интересует.

– Тогда вперёд, – О'Райли свернул на тропинку, ведущую к зарослям сухого тростника.

Они успели добраться до русла ручья, когда со стороны дороги послышался топот множества копыт.

– Вот и погоня, – прошептал полковник, – Плохо, что мы не могли их сосчитать.

– Интересно, – ответил О'Райли, – сколько времени они будут гнаться за нами?

– Пока не рассветёт, – сказал полковник. – Сейчас они ещё не видят, что впереди никого нет, но скоро станет светлее. У нас есть полчаса, мы ещё можем уехать отсюда. По этому руслу ты выйдешь к реке, дальше будет мост и дорога на Сан-Антонио.

– Мне кажется, что вы задумали то же, что и я, – произнёс О'Райли. – Давайте без церемоний, полковник. Вы хотите вернуться?

– Не хочу, но вернусь.

– Тогда не будем тратить время. Видели на окраине дом у колодца? Он пустой. Переночуем там, а утром встретим гостей. Даже Индио в конце концов сообразит, что мы не убежали, а остались где-то рядом. А если не сообразит, мы ему подскажем.

Они оставили лошадей в русле ручья, накинув поводья на стебли тростника. Здесь ещё оставалось немного травы, наверно, и струйка воды найдётся где-нибудь между камней.

Забравшись в покинутый дом через окно, они в первую очередь принялись готовить оружие. Потом поели вяленого мяса, которое О'Райли прихватил из своей седельной сумки. Выпили по глотку виски, которое нашлось в сумке полковника. Времени на сон не осталось. Как только сквозь щели в ставнях пробились первые нити солнечных лучей, на улице послышался конский топот.

Бандиты проскакали мимо дома. Прильнув к дырке в ставне, О'Райли пересчитал их и показал полковнику восемь пальцев.

52
{"b":"21895","o":1}