ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Врача позовем, — заверил его Маккарти. — Но сначала мы позовем сюда федерального маршала. И если ты скажешь ему то же, что и нам, то у тебя все будет хорошо. И нога заживет, и за решеткой не окажешься. Хочешь виски?

Лысый Мак нашел бутылку за оружейным шкафом и поднес Моли стаканчик. Тот, подумав, выпил залпом и подставил стакан для второй порции. Мак одобрительно крякнул и не отказал арестованному, раненому и раскаявшемуся грешнику.

— Зря ты это затеял, шериф, — сказал Моли, проглотив третью порцию подряд. — Виски у тебя высший сорт. Но с Фримонтом тебе не сладить.

— Не твоя забота, амиго. И не моя тоже. С Фримонтом пускай разбирается маршал Баррет. Налет на полицейский участок — дело серьезное.

— Да разве это налет? — Моли оглядел комнату и криво улыбнулся. — Настоящий налет ты увидишь утром, шериф. Если тебе повезет, конечно. А можешь и не увидеть. Деревянные дома хорошо горят. И их очень трудно гасить изнутри. На твоем месте я бы не стал прятаться здесь, шериф. Забирай виски и сматывайся куда-нибудь подальше.

— Спасибо за совет, — спокойно сказал Маккарти.

Крис был удивлен таким ответом. «Стареет, — подумал он о своем приятеле. — С годами даже Мак стал мудрее и…»

Мощная оплеуха сбросила Моли с табурета и отправила в дальний угол офиса. Он еще перекатывался по полу, а табурет уже летел ему вдогонку. Когда грохот затих, и Моли осторожно приподнял голову из-под обломков, Маккарти сказал, растирая ушибленную руку:

— Прибереги свои советы для хозяина.

Крис и архитектор усадили раненого на стул. Моли держался одной рукой за ногу, другой за ухо.

— Как только твой хозяин появится в поселке, его встретит пуля! — сказал Мак. — Я бы предпочел его повесить, но сейчас не до церемоний!

— Мой хозяин не такой дурак, чтобы подставлять себя под твои пули! — злобно и вызывающе засмеялся Моли. — Он сейчас поит французским коньяком нужных людей в Гудворде, а тебя, шериф, скоро навестят индейцы! Потому что ты живешь на земле, которую они слишком долго считали своей землей! А за индейцев никто не отвечает! Верно, шериф?

Крис вовремя схватил Мака за плечо, удержав от ответной реплики, и спросил у Моли:

— Когда это будет? Ночью? Утром?

— Откуда мне знать? — Моли потер ухо и посмотрел на ладонь. — Слушай, шериф, у меня кровь идет из уха. Как насчет врача? Ты же мне чуть мозги не выбил!

— Еще выбью! — пообещал Маккарти. — Тебя спрашивают, когда будет налет!

— Да не знаю я, не знаю! Мое дело, открыть дверь и решетку, остальное меня не касается. Надо было забрать Сэма, чтобы он не погиб тут вместе с вами, и все. А что дальше, не мое дело!

— Сэму уже все равно. А ты не хочешь сгореть вместе с нами? — спросил Крис.

— А ты как думаешь?

— Эй, полуночники! — раздался из-за решетки голос Питера Уолка. — Я тоже не хочу сгореть вместе с вами.

— Тебя не спрашивают, — огрызнулся Маккарти. — Так вот, Моли, теперь ты с нами связан одной ниточкой. Если хочешь выжить, веди себя хорошо.

— Кто тебе сказал, что на нас нападут индейцы? — спросил Крис.

— Все говорят.

— Понятно. А с чего это вдруг?

— Не знаю. Спросишь у них, когда они заявятся. Лысый Мак рубанул кулаком по столу так, что

Моли подпрыгнул на стуле.

— Слушай, амиго, — сказал он. — Слушай меня внимательно. Все видели, что ты ранен. Очень тяжело ранен. Ты же истекаешь кровью, амиго. С такими ранами трудно дожить до утра. Тебе все понятно? Говори все, что знаешь об этом налете! Живо!

— А я и не молчу! Налет будет днем, — проговорил Моли, не сводя глаз с огромных кулаков шерифа. — Когда все уйдут на карьер и в поселке никого не останется. Лавку разграбят. Участок сожгут. Шерифа и тех, кто будет с ним рядом, убьют и снимут скальпы.

— С тебя тоже снимут скальп, да? Ты ведь будешь рядом с шерифом, да? — поинтересовался Маккарти.

Моли ничего не ответил и схватился за ухо, а лицо его сморщилось от боли.

И снова донесся голос Питера:

— Спросите его, что это за индейцы? Откуда они?

— Тебе-то какая разница? — сказал Маккарти.

Крис объяснил:

— Это важно знать заранее, чтобы потом, к примеру, направить армию по их следам. Апачи уйдут на юг, а команчи — на восток. Ну, что скажешь, Моли? О каких индейцах речь?

— Не знаю. Люди только говорят, что эта банда давно уже здесь орудует. Говорят, что они и живут где-то здесь в резервации под видом мирных. А на дело ходят только тогда, когда армии поблизости нету. Налетят, награбят и снова превращаются в мирных. Вот и все, что я слышал. Зовите врача, не могу больше терпеть!

Маккарти нехотя подошел к выходу и рявкнул в черноту площади:

— Эй, Лански, ты здесь? Разбуди доктора Эванса! Пускай займется нашим гостем!

Крис не мог избавиться от ощущения, что его водят за нос. За те годы, что он провел в Техасе и Нью-Мексико, ему ни разу не доводилось сталкиваться с индейскими бандами. Разговоров о них всегда было много, но рассказчики только передавали чужие слова. Это были слухи, а не свидетельства. На индейцев удобно было списать пропавшего теленка. Индейцами легко было запугать путников, чтобы те не скупились на оплату охраны. При этом почти на каждом ранчо работали ковбои-индейцы, а индейская полиция действовала вместе с рейнджерами, охраняя пастбища и дороги.

Конечно, здесь, в Оклахоме, все было совсем не так, как на старых, освоенных землях. Но даже здесь налет на шахтерский поселок не сулил налетчикам большой добычи, а риск был довольно велик. Чем они могли разжиться в ограбленной лавке? И сколько трупов они оставят на площади, прежде чем доберутся до шерифа и снимут с него скальп? Оставалось предположить одно — за скальп шерифа им была обещана весьма высокая плата.

Крис взглянул на Маккарти и невольно засмеялся. Лысый Мак как раз протирал платком свою обширную загорелую плешь с рубцом от шляпы. Снять с него скальп будет не так-то просто. Даже гордые ирокезы, обривая голову, оставляли на темени пучок волос — специально для того, чтобы противник при случае мог бы, ухватившись за него и сделав быстрый надрез вдоль бровей, одним рывком заполучить ценный трофей. Маккарти не оставил своим врагам никакого шанса.

— Что ты смеешься, Крис? Не до смеха.

— Ну, почему же? Нас с тобой пугают индейцами, как маленьких.

— Меня трудно запугать, Крис.

— Фримонт этого еще не знает. Сказку о налете он сочинил по дороге на ранчо. Но у него туго с фантазией. Знаешь, что меня насмешило? Что он использует твои же слова. «За индейцев никто не отвечает». Думаю, что он несколько раз повторил это, пока сидел в салуне.

— Ты хочешь сказать, что никакого налета не будет?

— Не знаю. Но если нам и придется пострелять, то не по индейцам.

В наступившей тишине прозвучал робкий голос архитектора, который до этого смирно сидел на столе, по-детски качая ногами:

— Э… Если это вас еще интересует… Мой проект готов.

— Какой проект? — удивился Маккарти.

— Вы заказали крепость. Я исходил из тех материалов, которые были доступны мне визуально. Моя концепция…

— Нэт! — Крис коснулся руки Беллфайра. — Не забывай, ты не в Бостоне. Говори яснее.

— Ага, понял! — Нэт спрыгнул со стола и подошел к окну. — Парни, тут обзор — высший сорт. Простреливаются две боковые улицы, и вся площадь как на ладони. Любой ублюдок, который вздумает высунуть на площадь свою задницу, тут же превратится в кусок дерьма. Я достаточно ясно излагаю?

Крис одобрительно кивнул, и Беллфайр продолжал:

— Здесь в нашей крепости будет огневая позиция номер один, главный калибр. Ставим сюда двоих парней с тремя винтовками, а еще один сидит за ними на ящике с патронами и заряжает. Но, джентльмены, все это хорошо до тех пор, пока с площади и с обеих улиц не начнут стрелять наши оппоненты. Тогда мы сами превратимся в три куска дерьма. Чтобы избежать столь печальной участи, джентльмены, нам придется пожертвовать нашей мебелью. Сюда мы ставим стол, на него, боком, второй, а в столешнице проделываем аккуратные амбразуры. Что касается второго окна, то там мы опускаем ставни…

44
{"b":"21896","o":1}