ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Как думаешь, почему он отказался? – спросил Винн.

– Он же ясно сказал. Он едет на ранчо.

– Но ты даже не попытался ему рассказать о нашем деле!

– А зачем? Ему и так уже рассказали. О нашем деле знают все. Просто он едет на ранчо. Он хочет пасти коров, а не разгонять шайку оборванцев.

– Конечно, – сказал Хилларио, отвлекаясь от процесса дегустации. – На ранчо он заработает деньги, а у нас…

– Ему не нужны деньги, – сказал Крис.

– А что ему нужно?

– Достойный противник.

– Знаешь, – Винн покачал головой, – не хотел бы я столкнуться с парнем, которого Брик сочтет достойным противником. Я даже и не представляю, кто бы это мог быть.

– А я представляю, – сказал Крис. – Сам Брик.

Заскрипела входная дверь, послышались неуверенные, но громкие шаги, и на пороге возникла знакомая фигура парнишки в кожаном жилете. Это был Чико.

Пошатываясь, он спустился по ступеням и остановился посреди буфета. Взгляд его блуждал по незнакомым лицам, по запыленным бутылкам, по темному закопченному потолку и грубым столам и наконец остановился на фигуре Криса.

Чико, облизывая губы, направил на него палец и выкрикнул:

– Ты здесь! Я нашел тебя! Хлопай в ладоши, да?

Хлопай в ладоши? Ты думаешь, я пришел к тебе в ладоши хлопать? Я пришел, потому что уважаю тебя. Потому что мечтал работать с таким человеком. А ты меня выставил полным придурком! Обошелся со мной, как с малолеткой!

На него смотрели со снисходительным любопытством. Мигель, как самый молодой из присутствующих, попытался образумить подгулявшего гостя и встал перед ним:

– Сеньор, успокойтесь…

Но Чико с неожиданной яростью оттолкнул крестьянина и выхватил револьвер:

– Ты, фермер несчастный, не лезь в наши дела! Перестреляю всех!

Мигель благоразумно отступил к бару, а невозмутимый буфетчик опустил руку на спрятанный под стойкой дробовик.

Винн перехватил взгляд буфетчика и еле заметно качнул головой из стороны в сторону. Буфетчик вернулся к протирке стаканов. О'Райли тоже взялся за стакан. В руках у Гарри снова появились карты, а револьвер вернулся в кобуру так же бесшумно, как и выскочил из нее.

За те считанные мгновения, когда Чико вытаскивал револьвер, все успели достать и снова спрятать свое оружие, и только Крис оставался неподвижным.

Парой минут раньше он казался непривычно оживленным. Но сейчас на лице его снова появилась маска равнодушного спокойствия. Он сидел за столом, задумчиво поглаживая пальцами кромку стакана, и, казалось, не слышал и не видел наступающего на него юнца.

А Чико кричал все громче:

– Ну давай, достань свой ствол! Давай проверим, кто из нас круче! Только без фокусов! Один на один! На пять шагов! Давай, будь мужчиной!

Крис поднес стакан к губам и снова поставил его на стол, беззвучно, как во сне. Чико проследил за движением стакана, спокойствие Криса окончательно вывело его из себя. Он вскинул револьвер и выстрелил дважды. Два рикошета промяукали у дальней стенки.

Крис остался неподвижен.

– Ты что, не слышишь меня?! – чуть не плача, выкрикнул Чико. – Встань! Вот я! Стреляй в меня, если ты мужчина! Посмотрим, кто круче!

Крис снова поднес стакан к губам и отпил глоток. Когда посуда по-прежнему беззвучно вернулась на стол, Чико шагнул вперед и уставился вытаращенными глазами на стакан, словно пытаясь убедиться в его реальности.

Наверно, он увидел такое, чего не видели окружающие. Лицо его внезапно исказила гримаса изумления. Ноги Чико подкосились, падая, он уронил револьвер на стол. С громким стуком голова парня ударилась о деревянный пол. И тогда Крис, наконец, встал и подошел к буфетчику, вытиравшему полотенцем взмокший лоб.

– Наш юный гость доставил вам беспокойство, извините нас, – сказал он, кладя монету на стойку. – У него был тяжелый день. Пусть выспится. Утром верните ему револьвер. И дайте пива.

Он повернулся к выходу и увидел, что в проеме открытой двери, небрежно прислонившись к косяку, стоит Брик. Седельные сумки свисали с его плеча.

Крис не удержался от довольной улыбки. Брик улыбнулся в ответ.

– Я передумал, – сказал он.

Крис понял, что в город вернулся шериф.

– Завтра с утра выезжаем, – объявил он.

Теперь их было пятеро, и задача становилась проще. Один против шестерых, если в банде действительно тридцать всадников. Это соотношение будет исправлено после первой же стычки. И если исправить его достаточно сильно, то второй стычки не будет. Дикие звери быстро учатся. Наступив однажды на капкан, шакал больше никогда не сунется в него. Так и бандиты, получив по зубам, оставят деревню в покое. Есть и другие деревни, в конце концов.

Один против шестерых – сойдет для начала, решил Крис.

Соотношение изменилось гораздо быстрее, чем он рассчитывал.

Когда Крис вместе с Винном направился к себе в номер, портье предупредил его:

– Вас ждут. Очень приличный джентльмен. Назвался вашим другом.

– У тебя есть приличные друзья? – удивился Винн.

– Не все же такие, как ты, – сказал Крис.

Опасаясь неприятностей, они обошли отель и заглянули на конюшню. Новых лошадей не было, значит, гость прибыл пешком.

Крис толкнул дверь. В луче лунного света он увидел сидящего за столом приличного джентльмена в костюме и белоснежной сорочке. Мужчина держал руки под столом, на коленях. Черный сюртук был распахнут, над поясом висела пустая кобура.

Это была необычная кобура, и для Криса и Винна она многое говорила о ее владельце. Она была сделана из тонкой, но плотной кожи, и каждым своим изгибом, каждой выпуклостью или впадинкой повторяла форму отсутствующего короткоствольного револьвера. Внутренняя часть кобуры лоснилась от частого соприкосновения с металлом. Она висела на тонком ремне, который уходил под плечо сюртука. На ней не было клапанов или предохранительных ремешков для удерживания оружия. Револьвер держался в кобуре за счет своей формы и особой цепкости кожи. Незаменимая вещь в тех краях и заведениях, где не приветствуется открытое ношение оружие.

– Добрый вечер, Крис Беллоу, – произнес джентльмен, вкладывая револьвер в кобуру.

– Ли Броуди! – сказал Крис. – Вот уж кого не ожидал увидеть в таком месте.

– Я уже начал опасаться, что мне дали неправильный адрес, – сказал Ли, встав и сдержанно кивнув Винну. – Набираешь людей в Мексику?

– Уже набрал. Но одно место свободно.

– Надолго?

– Месяц-полтора.

– Меня устраивает. Сколько платишь?

– Двадцать.

– Аванс?

– Тебе? Могу дать, – сказал Крис, доставая монету.

– Надо рассчитаться за постой, – сказал Ли. – Не хотелось бы подрывать у хозяйки веру в людей.

– Могу я узнать, в каких краях умеют делать такие интересные детали туалета? – спросил Винн, похлопав себя по живвоту в том месте, где у Ли Бруди была спрятана кобура. – Наверно, дорогое удовольствие, если не осталось денег заплатить за угол в этом захолустье?

– Рисака, Джорджия, – сказал Ли. – Мастер Кен Налл-старший. Могу дать рекомендательное письмо, если надумаете к нему обращаться.

– Давно я не был в Джорджии, – сказал Винн. – Конская кожа, как я понимаю. А почему черная, а не рыжая, как у меня, например?

– У вас она уже не рыжая, – сказал Ли, – а пятнистая. Металл пачкает кожу. А если покрасить ее заранее в черный цвет, то это незаметно.

– А черная кобура под черным сюртуком выглядит особенно изысканно и строго, – иронично продолжил Винн.

– Это тоже важно, – хладнокровно кивнул Ли.

– Мы отправляемся утром, – сказал Крис, прерывая разговор двух франтов. Он знал, что Ли может часами говорить о принципах подбора галстука к жилету, а Винн, похоже, так же помешан на амуниции. – Ты успеешь собраться?

– Я собран. Знаешь овраг на южной стороне? Жду вас там на рассвете, – сказал Ли и церемонно поклонился Винну на прощание, исчезая в темноте улицы.

Крис проводил его взглядом:

– Один против пяти. Наши шансы подросли за этот вечер.

– Ты уверен? – спросил Винн, сгибая и разгибая указательный палец на уровне глаза.

14
{"b":"21897","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
НЛП-технологии: Разговорный гипноз
Антихрупкость. Как извлечь выгоду из хаоса
Волчьи игры
Вкус итальянской осени. Кофе, тайны и туманы
Агата и археолог. Мемуары мужа Агаты Кристи
Собаке – собачья жизнь
Где живет моя любовь
Уродливая любовь
Непарадная Америка