ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

ПЕРВЫЙ БОЙ

Ли Броуди недаром так долго подбирал себе подходящую позицию для боя. Никто не видел, как он пробрался на самую верхушку деревянной вышки и залег там. Но он видел отсюда все. Внизу, на пустой площади, стоял Крис перед гурьбой всадников. Его слова отчетливо звучали в раскаленном воздухе, и когда он приказал бандитам бросить оружие, эти слова были адресованы не только бандитам. Это был сигнал «К бою!» для всех, кто собирался драться.

Первым на этот сигнал отреагировал Винн. Перед ним стояли трое всадников. Он не стал ждать, когда они достанут оружие. Здесь не место и не время для приличий, обязательных для честного поединка. Мы и не обещали, что поединок будет честным, сказал револьвер Винна, выбивая из седла одного за другим двух бандитов.

Третьим выстрелом Винн успел ранить коня. Конь взвился, и всадник промазал, хотя бил по Винну с трех шагов. Винн, однако, не собирался стоять с геройским видом, презрительно глядя в лицо смерти. Он юркнул влево, вправо, припал к земле и тут же подпрыгнул, а потом перемахнул через дощатую ограду веранды и спрятался за ней. Бандиты яростно палили ему вслед. Пули взбивали фонтаны пыли у него под ногами, с треском выбили щепки из досок веранды, со звоном сбили на пол чашку весов, а потом и сами весы. Но как только град пуль на секунду ослаб, Винн вынырнул на другом конце веранды, уже с винчестером в руках, и выстрелил трижды. Еще один бандит рухнул в пыль, сверзившись с коня. Новый град пуль забарабанил по веранде, но Винна уже не было видно.

В это время Крис тоже не стоял на месте. Непрерывно двигаясь и с неожиданной гибкостью уклоняясь от пуль, он отстреливался от Кальверы и его телохранителей. Бандиты закрыли своего главаря и поплатились за это жизнями. Крис пятился, стреляя на ходу, пока не наткнулся спиной на низкую – по пояс – баррикаду и упал за нее. Кальвера торжествующе завопил, но в следующий миг он увидел, что Крис жив, и хуже того, еще и целится в него из винчестера. Кальвера снова поднял коня на дыбы, развернулся и пустился вскачь с площади.

Со своей башни Ли Броуди видел, что О'Райли с крыши, стоя на одном колене, бьет из ружья по всадникам, в бешеной скачке кружившим по площади, и почти после каждого выстрела кто-нибудь из бандитов валился с коня.

Видел он и то, как Брик, стоя за опрокинутым столом, плавно и неспешно водит револьвером из стороны в сторону, и ствол его рявкает нечасто, но убедительно. Брик не пригибался, не уклонялся. Он стоял, вытянувшись на своих длинных ногах, чуть откинувшись, и держал револьвер у пояса, поворачиваясь всем телом, когда прицеливался. Казалось невероятным, что вражеские пули проносятся мимо, не задевая его. У него за спиной взрывались пустые бутылки и подскакивали медные кастрюли, наполовину оторванная створка окна раскачивалась под ударами пуль, словно от ветра. Но Брик стоял прямо и спокойно, оставаясь невредимым. Видно, он был слишком худым, слишком узкой мишенью для своих противников. А вот им некуда было спрятаться от его беспощадно метких выстрелов.

Ли Броуди еще успел увидеть, как Гарри Флетчер, стоя посреди улицы, расстрелял из винчестера двоих всадников, налетевших на него, и они свалились к его ногам, а кони едва не снесли его и промчались мимо, закрыв неподвижную фигуру Гарри клубами пыли. Но тут банда, обезумев от ярости, принялась палить во все стороны и метаться по деревне, как стадо напутанных бычков. Рыжая густая пыль смешалась с пороховым дымом, шальные пули барабанили по закрытым дверям и ставням, щелкали по деревянной вышке, и Ли Броуди вжался в свой безопасный угол и закрыл лицо потными ладонями…

Вот и началось то, к чему вел Крис. Противник принял его условия боя. Всадники метались по деревне и палили из ружей и револьверов, но для обороняющихся их огонь был безопасен: бандиты не могли толком прицелиться, трясясь и подпрыгивая в седлах. Стоя за приготовленными укрытиями, защитники деревни выбивали бандитов одного за другим, как в тире с бегущими мишенями.

Кальвера, видимо, понял, что сегодня не самый удачный его день, и поскакал прочь. Банда еще покружила по деревне, оставляя за собой убитых. Мирная, безобидная деревушка вдруг превратилась в кровавую западню. Из-за каждого угла, из-за каждого забора грозила смерть. И убежать от нее было непросто. Кони вдруг натыкались на баррикады поперек улицы и взбрыкивали, сбрасывая седоков. Кто-то застрял в сетке, кто-то свалился в канаву. А кому-то пришлось испытать и удар крестьянского мачете из-за угла… Наконец Кальвера погнал своего коня прямо через кладбище, и бандиты унеслись за ним, перелетев через каменную ограду.

Слушая, как затихает бой, Ли Броуди спустился со своей вышки. Никто его не заметил, и он вышел на площадь одновременно с Крисом.

– Помоги Винну, – сказал ему Крис. – Он боится оставить подранков.

СМЕРТЬ ПОСЛЕ БОЯ

Под навесом лавки Сотеро – пир победителей. Люди в белом никак не могут успокоиться после боя. Кислый запах пороха опьяняет сильнее, чем текила, особенно когда смешивается с тяжелым запахом крови. Вражеской крови.

Крис, проходя мимо лавки, невольно рассмеялся, услышав рассказы о воинских подвигах крестьян. Кто-то из них на самом деле принимал участие в бою. Крис сам видел, как Рохас ссадил бандита из винчестера. Мигель тоже действовал толково, перебегая от прикрытия к прикрытию вслед за Чико. Те, кто дежурили у сетки, подняли ее вовремя, остановив банду. Пока всадники, сталкиваясь друг с другом, разворачивали разгоряченных лошадей, О'Райли успел подстрелить с крыши нескольких из них.

Пара пожилых крестьян запомнилась Крису тем, как они голыми руками душили бандита, придавленного упавшим конем. Но всех этих гвардейцев не было в лавке Сотеро, потому что Гарри расставил их в дозоры, как людей проверенных. Здесь, под навесом, пировали другие герои, другие победители. Пока они победили только собственный страх.

Как только в деревне затихла стрельба и последний всадник скрылся за стеной пыли, уносясь к спасительным скалам, на площадь вышел Рохас. Он держал в руках свой винчестер, крепко прижимая его к груди, словно ребенка, и изумленно оглядывался по сторонам.

Вокруг него лежали в пыли окровавленные тела тех, кто еще недавно с презрительным спокойствием въезжал в его деревню и по-хозяйски вытаскивал из тайников припрятанные мешки с мукой. Сегодня вместо муки им достался свинец. И этим свинцом накормил их он, Рохас.

Доброе круглое лицо фермера светилось радостью, словно он любовался урожаем.

Из своих укрытий на площадь осторожно выходили его односельчане. Робко приближались они к трупам бандитов, не решаясь прикоснуться к ним. Даже мертвые грабители наводили ужас на жителей деревни.

Преодолевая страх и отвращение, крестьяне стаскивали с убитых патронные ленты, пояса и сапоги. Осмелев, они уже не брезговали и одеждой. Потом, перевалив раздетый труп на кусок холста, они вшестером уносили его в сторону кладбища. Трофеи пока не растаскивали. Их складывали в кучу перед лавкой Сотеро, чтобы потом разделить по справедливости.

Справедливость каждый понимает по-своему. И крестьянское понимание отличается от понимания лавочника. Чтобы как-то сгладить эти различия и достичь торжества справедливости, не нарушая при этом ничьих интересов, Сотеро выставил огромный кувшин текилы из своих подвалов.

И пока победители, дивясь неслыханной щедрости лавочника, радостно опустошали кувшин, Сотеро аккуратно рассортировал трофеи, отобрав то, что крестьянам наверняка не понадобится. А потом, вполне удовлетворенный результатами сортировки, присоединился к пирующим.

Могучее, освежающее и бодрящее действие текилы на человеческую память хорошо известно еще с древних времен. Каждому из жителей деревни было что вспомнить за праздничным столом, причем независимо от того, где он находился во время боя. Скоро выяснилось, что в этом величайшем сражении не принимал участие только дон Аугусто Алавес, царство ему небесное.

31
{"b":"21897","o":1}