ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Нет, Август, не хочу! Нам надо повидаться с Жаном, это очень, очень важно!

– Англичане взяли Новый Орлеан? – вмешался Гарт.

– Кто этот парень, – нахмурился Жан-Поль, – твой пленник?

– Нет, он… он – друг. Скажите нам, что происходит? Залив кишит британскими судами.

– Лучше вам спросить у Жана, – проворчал Август. – Он как раз сейчас принимает у себя британских военных.

– Наверное, продает им оружие, – пробормотал Гарт сквозь зубы.

– Нет! – воскликнула я. – Давайте быстрее к Жану!

Я бегом взбежала по ступеням особняка и вихрем ворвалась в дом. Лили несла в библиотеку поднос с бренди и тремя бокалами. Увидев меня, она вскрикнула и всплеснула руками. Поднос упал на пол, хрусталь разбился с печальным звоном. В следующее мгновение я упала ей на грудь. Добрая негритянка гладила меня по спине и со всхлипами причитала:

– Мисс Элиза, мисс Элиза! Не могу поверить! О, подождите, мистер Лафит должен на вас посмотреть! О, детка моя, сегодня великий день! Мы думали, ты умерла! А вот и твой парень!

Из-за закрытой двери библиотеки донесся голос Лафита.

– Думаю, мне надо посмотреть, что случилось. Так трудно в наши дни найти хороших слуг. Прошу меня простить, джентльмены.

Жан вышел в холл и закрыл за собой дверь. Увидев меня, он остолбенел. Я глупо ему улыбнулась. Он распахнул объятия, и я кинулась ему на грудь.

– Слава Богу, Элиза, – пробормотал он тихо. – Я думал…

И тут он увидел Гарта.

Жан отодвинул меня от себя и приложил к губам палец. Кивнув в сторону библиотеки, он шепотом произнес:

– Отведи Гарта наверх, Элиза. Вам надо переодеться и вымыться. Лили поможет. Торопитесь. Я за вами зайду, как только провожу гостей.

Я благодарно улыбнулась ему. Жан прижал мою руку к губам и пошел в библиотеку.

– Женщины такие впечатлительные, – донеслось из библиотеки. – Одна несчастная ящерица и…

Мы с Гартом пошли следом за Лили наверх. Негритянка продолжала что-то возбужденно бормотать себе под нос.

– Я сейчас принесу вам воды для ванны. Мигом – туда и обратно. И поесть тоже. Вы, должно быть, голодали. Мисси Лиза, на вас поглядеть, так вы будто жили в какой-то яме! Раздевайтесь пока, а я отведу этого джентльмена в спальню мистера Лафита и тоже ему все приготовлю.

Гарт зашел ко мне, когда я заканчивала свой туалет. На Гарте были серые брюки и белая рубаха с рюшами.

– Лили и вправду сумела найти вещи, которые мне впору, – сказал он. – Вот уж не ожидал.

– Лили, наверное, перерыла все склады. Кто знает, Гарт, может быть, ты сейчас одет в костюм испанского гранда или английского лорда.

Гарт растянулся в кресле.

– Ты прекрасно выглядишь, Элиза. Готов поспорить этот наряд сшит специально для тебя.

Я натянула белые атласные туфельки.

– Да, это так. Я думала, Жан все выбросил или продал.

– Как трогательно! – заметил Гарт. – Священные реликвии твоей красоты.

– Не смей издеваться, – возмутилась я. – Ты его не понимаешь! Ты никогда его не поймешь! Ты никогда не любил.

– Зачем мне сувениры? У меня есть живое сокровище.

– Что же, ненадолго, – сказала я. – Скоро мы расстанемся навсегда. То-то ты обрадуешься. Ты ведь не захочешь сохранить воспоминания о том страшном времени, когда мы были вместе?

– Ты считаешь это время ужасным? Лично я наслаждался, – протянул Гарт.

Жан, вежливо постучавшись, вошел в комнату.

– Прошу меня простить. Я не хотел бы лишать моих драгоценных гостей своего внимания. Вы ели?

– Я думаю, вам лучше рассказать нам, что здесь происходит, Лафит, – нетерпеливо сказал Гарт.

– Только после того, как накормлю вас, мой друг. Пойдемте. Я попросил Лили сервировать нам ужин в библиотеке. Тогда и расскажете о своих приключениях.

– Мы прибыли сюда не с дружеским визитом, – сказал Гарт. – Мне нужно как можно быстрее встретиться с губернатором Клайборном.

– Конечно, я понимаю.

Мужчины пристально смотрели друг на друга.

– Мы ваши пленники, мистер Лафит? – тихо спросил Гарт.

– Господи!

Жан выглядел удивленным и несколько задетым.

– Конечно, нет! Вы – мои почетные гости. Будьте как дома. Прошу вас, спустимся в библиотеку, и я вам все объясню, – сказал Жан, предлагая мне руку.

– Месье Мак-Клелланд счел тебя перебежчиком, Жан, – сообщила я. – Я не смогла убедить его в обратном.

– Только потому, что я принял у себя двух жалких красномундирников? Мои дорогие, а как по-другому я мог узнать об их планах относительно Нового Орлеана и меня лично? Пришлось притвориться, что я принимаю их предложение.

– Предложение? – заинтересовался Гарт. – Они, вероятно, предлагали продать им оружие?

– Нет, свои громадные запасы оружия и пороха я передам в дар генералу Джексону, если он, конечно, захочет принять от меня этот подарок. Эти британцы считают, что раз я француз, я должен недолюбливать американские власти за бесцеремонное вмешательство в мои дела. Они хотят, чтобы я и мои люди выступили на их стороне в войне за независимость! Пойдемте, я покажу их письма.

Мы прошли в библиотеку. Лили принесла нам дымящееся рагу из раков, горячий хлеб и холодное шампанское. За едой Гарт просмотрел письма британского командования Жану Лафиту.

– Видите, – с ухмылкой заметил Жан, – все просто: или я соглашаюсь на сотрудничество или разоряют Гранд-Терру.

– О Жан!

– Все в порядке, Элиза. Я уже сделал приготовления. Мои документы, мои рабы, самое ценное из товаров уже переправлено в надежное место. Эти джентльмены пришли сюда за ответом. Я просил отсрочки, говорил, что половина моих людей против, поскольку боятся, что после боя их закуют в кандалы и отправят на виселицу. Я сказал, что попробую переубедить их, но для этого мне нужно как минимум две недели. Меня заверили, что в случае победы, а в том, что они победят, нет никаких сомнений, всем пиратам даруется прощение.

– А вы хотите получить от Джексона еще более заманчивое предложение, – сказал Гарт.

– Вовсе нет. Мы просто готовы умереть за родину, за Америку, мы все. Однако губернатор Клайборн уже однажды отказался от моей помощи, так что я вынужден обращаться к генералу Джексону напрямую. Генерал – солдат, он выше того, чтобы сводить личные счеты в критический момент. Завтра для встречи с ним я отбываю в Новый Орлеан. Мои люди доставили мне подробные сведения о боевой мощи британцев, и даже если наш дорогой генерал не захочет воевать с нами бок о бок, он все равно должен быть благодарен за эти сведения.

– Я знала, Жан, что ты никогда не переметнешься к англичанам, – с чувством сказала я.

– Ну что же, – пожал плечами Жан. – У нас с губернатором различные взгляды на некоторые вещи, но несчастье у обоих одно и враг общий. Мы оба любим эту землю, и оба хотим быть свободными. Я не хотел бы жить в британской колонии. А сейчас настал ваш черед рассказать мне, что привело вас в сей дом ночью, накануне сражения?

– У нас есть дополнительные сведения о планах британцев и их морских силах, – сказал Гарт. – Наверное, мы слишком опоздали…

– Не думаю, – возбужденно заговорил Жан. – Что у вас? Покажите.

Гарт замялся лишь на мгновение – и достал пакет. Мужчины склонились над записями, разбирая листок за листком. Время от времени Жан восхищенно восклицал:

– Невероятно! Ваш шпион, должно быть, живет в заднем кармане адмиральских штанов!

– Горячо, Жан, – сказал Гарт. Лафит внимательно посмотрел на меня.

– Я должен был догадаться, Элиза! – восхищенно сказал он. – Вам повезло, Гарт, что она воюет на вашей стороне. Нет лучше товарища и надежнее друга! Но вы, наверное, знаете обо всем этом сами.

– Да, – тихо сказал Гарт и пристально посмотрел на меня, – знаю.

– Ты теперь стала по-настоящему одной из нас, Элиза, – сказал Жан.

– Нет, не совсем. Исход этой битвы не окажет влияния на мою дальнейшую судьбу. При первой возможности я собираюсь вернуться во Францию.

Жан смотрел то на меня, то на Гарта.

– Вот как, – вздохнул он. – А жаль. Америка лишается очень красивой патриотки. Мне будет жаль, если ты уедешь. А вам, Гарт?

101
{"b":"21898","o":1}