ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Мое искусство бессильно, – сказал он. – Вам нужен врач, иначе вы можете умереть. Пожалуйста, позвольте мне найти…

– Нет, – заявила я. – Мы никому не можем довериться. Если меня увидят, увидят метку на моей спине, ты знаешь, что за этим последует. Прошу, Джозеф, не говори обо мне никому.

– Я пойду в город, – решительно сказал мой спутник. – Обещаю, что вернусь один. Может быть, мне удастся найти врача, который даст лекарство. А сейчас ложитесь, отдыхайте, от волнения вам может стать еще хуже. Я постараюсь вернуться как можно скорее.

Джозеф уехал. Я лежала на своем ложе из соснового лапника, застеленного мягкой листвой, и дремала. Он вернулся почти ночью. Солнце село, и на землю пал мрак, нагоняя тоску и страх на душу. В полубреду я едва понимала, что руки чудовищ, протянутые ко мне из темноты, – всего лишь плод больного сознания.

Услышав приглушенный стук копыт, я завизжала от страха, но голос из темноты – добрый голос Джозефа – успокоил меня.

– Это всего лишь я, Элиза. Я принес немного виски – все, что сумел найти в этом забытом Богом месте, но и оно поможет снять жар.

Джозеф опустился передо мной на колени.

– Мне рассказали про одного врача в Вашингтоне, квакера, как и мой опекун в Филадельфии, по имени Баркер. Он поможет нам добраться до Филадельфии, а если вы будете еще слабы, то сможете остаться у него. Он хороший человек и честный. Он должен нам помочь. Я сделаю носилки…

– Нет, Джозеф, носилки только задержат нас. Я могу ехать верхом, в самом деле.

– Ну ладно, уговорили. Но только нам придется ехать вдвое, втрое быстрее. Вы выдержите? Только бы поскорее добраться от этого доктора Баркера.

Оставшийся до Вашингтона путь был невыносимо тяжел для меня. Я с трудом заставляла себя держаться в седле по десять-двенадцать часов в день. Жара стояла неимоверная, даже в тени деревьев трудно было сыскать прохладу. Несколько раз я теряла сознание и непременно свалилась бы с лошади, если бы не руки Джозефа.

Утром третьего дня, когда до города оставалось около пятнадцати миль, мы почуяли запах дыма.

– Такая сушь, – заметил Джозеф. – Кто-то, видно, зажег костер, но не смог справиться с огнем.

Немного позднее мы увидели группу людей, идущих в нашем направлении. До сих пор, с самого бегства с фермы Хеннесси, мы не встретили ни одной живой души, и поэтому я не на шутку встревожилась. Джозеф направил коня в обход, но люди нас окликнули, и нам ничего не оставалось, как вернуться. От них мы узнали, что британцы атаковали Вашингтон, разграбили и сожгли город. Дома, магазины, трактиры, правительственные здания – все было объято пламенем. Встреченная нами семья покинула город вместе с остальными беженцами еще до того, как пожар разбушевался по-настоящему.

Дети плакали, размазывая по лицам гарь и грязь.

– У нас нет выбора, господа, – сказал Джозеф. – У меня на руках больная женщина, и я должен доставить ее врачу. Может быть, вы знаете, где я могу разыскать врача по имени Баркер?

– Нет, мы не знаем доктора с таким именем, – ответил глава семьи, – но идти сейчас в город – безумие. Вскоре в нем камня на камне не останется.

Я покачнулась. Джозеф натянул поводья.

– Нам пора. Удачи вам, и да пребудет с вами Господь, – сказал Джозеф и погнал коня.

– Я думаю, мы можем теперь ехать по главной дороге, – сказал Джозеф чуть погодя. – Так будет быстрее, а люди сейчас слишком озабочены своими несчастьями, чтобы обращать на нас внимание.

От встреченных на дороге негров мы узнали, что британцы обещают свободу всем рабам.

– Они хотят купить нашу помощь, – высказался Джозеф, когда мы остались одни. – Решили, что так могут переманить нас на свою сторону. Но меня не проведешь: я видел, как они обращаются со своими соотечественниками, которые считаются у них свободными. Так почему вдруг с нами они будут обходиться лучше?

По мере приближения к Вашингтону все заметнее становилось черное облако, висящее над городом. Навстречу нам все шли и шли люди с повозками и тележками, с лошадьми и без. Все старались унести с собой как можно больше добра. Джозеф был прав: на нас не обращали ровным счетом никакого внимания. Многие женщины плакали и причитали, но большинство шли молча, на лицах застыли печальная отрешенность и отчаяние. Мужчины на все лады костерили войска народного ополчения за то, что им не удалось отстоять город. Говорили о том, что Вашингтон сдали практически без сопротивления, оставив врагам на разграбление все, даже президентский дворец.

Когда мы въехали в город, Джозеф завернул меня в одеяло, закрыв лицо от ядовитого дыма. Мы бродили по закопченным улицам в тщетных поисках дома доктора Баркера. Город был наводнен солдатами в красных британских мундирах. Банды мародеров охапками тащили добро из частных домов. Многие из них были основательно пьяны, поэтому зеркала и хрусталь с печальным звоном падали у них из рук; из вспоротых перин и подушек летели пух и перья. Прямо на улицах, не таясь, солдаты совокуплялись с оставшимися в городе женщинами – порядочных среди них не было, одни проститутки.

Когда мы наконец добрались до улицы, где, по сведениям Джозефа, должен был жить добрый доктор, нам попался один из немногих оставшихся в городе жителей. Джозеф спросил его о Баркере.

– Какой дом? На улице не осталось ни одного целого дома, да и самого доктора Баркера я не видел уже несколько дней. Думаю, он присоединился к банде мошенников, назвавших себя, словно в насмешку, народным ополчением. Они спалили меня дотла! Дотла! Ублюдки! Этот дубина Медисон, будь он проклят, не стоит и цента!

Джозеф вздохнул. Мы оказались в отчаянном положении.

– Оставь меня, Джозеф, – сказала я устало. – Со мной все будет хорошо.

– Нет, мы должны отыскать Баркера. Мы…

– Эй, черномазый, что это у тебя? – спросил британский солдат грубым голосом с сильным лондонским акцентом.

Джозеф прижал меня крепче.

– Больная женщина, друг. Может, вы подскажете, где найти доктора Баркера?

– Доктора, говоришь? – Чьи-то руки потянулись к одеялу, в которое я была завернута. – Покажи-ка свою больную, черномазый.

– Осторожнее, у нее оспа! – предупредил Джозеф.

– Оспа! – Мужчина отшатнулся, но тут же, рассмеявшись, сказал: – Врешь, черномазый! Будь у нее оспа, ты и сам держался бы от нее подальше.

Джозеф сделал попытку пробиться сквозь кольцо британцев, окруживших нас, но один из солдат перехватил поводья и остановил коня. Другой солдат сорвал с меня одеяло.

– Нет у нее оспы, – протянул он. – К тому же девчонка белая. Что это ты делаешь с симпатичной леди, приятель? Лучше не темни!

Меня стащили с лошади, вырвали из рук Джозефа. Я слышала, как он громко просил пропустить нас, заклиная именем Господа. Солдаты смеялись. Один из них повалил меня на землю. Я застонала. Джозеф бросился на него, откинув, как пушинку, тогда британцы дружно набросились на негра. Джозеф работал кулаками, разбрасывая англичан, как котят. Воспользовавшись свободой, я вскочила на ноги и бросилась к английскому офицеру, наблюдавшему за происходящим издали, словно за забавной сценой в цирке. Я упала перед ним на колени и быстро заговорила по-французски:

– Бога ради, mon general, прикажите им остановиться! Прошу вас спасти этого человека! Он хороший, добрый. Пожалуйста, прикажите этим варварам перестать!

Генерал посмотрел мне в глаза. Лицо его, худое и загорелое, с хищным носом, энергичным подбородком и ясными голубыми глазами, было по-своему красиво. Я схватила его руки, умоляя спасти Джозефу жизнь.

– Вы – воспитанный человек, месье, вы – джентльмен. Достаточно взглянуть на вас, чтобы понять, что вы – не варвар! Не позволяйте им делать то, что они делают. Они напали на миссионера, человека Господа. Молю вас…

Военный решительно подошел к толпе и резким командным голосом приказал солдатам разойтись. Британцы, заметив нашивки на погонах и богатый плюмаж на шляпе, повиновались. С трудом я поднялась на ноги. Джозеф подошел ко мне – и вовремя: он едва успел подхватить меня. Страстная речь отняла у меня остатки сил.

82
{"b":"21898","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Наука чудес
Бесстрашная помощница для дьявола
Тред психолога
Эффект альтер эго. Ваш скрытый ресурс на пути к большим целям
Просто Космос. Практикум по Agile-жизни, наполненной смыслом и энергией
Граница лавы
Думай медленно… Решай быстро
Алхимия советской индустриализации. Время Торгсина
Вербера. Ветер Перемен