ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Помощник начальника оперативного отдела вывел на центральный экран изображение упавшего вертолета. Он был похож на подбитую птицу. Фюзеляж сильно покалечен, отдельные обломки металла валяются на снегу. Но кабина была цела.

– Пять-пять Эхо, я Сьерра пять-пять. Прием. – Тейлор ухватился за край пульта управления, он с нетерпением ждал ответа, хотя бы одного слова, которое бы означало, что экипаж остался в живых.

Ответа не было.

– О черт, – сказал Мередит, – экипаж…

Офицеры столпились вокруг монитора. На экране были видны обломки машины, она упала в двух километрах от разрушенного селения.

Маленькие темные точки уже начали двигаться к упавшему М-100 от крайних домов.

– Что ты думаешь, Мерри?

– Это боевые машины пехоты. Старые модели советского производства.

– Есть ли вероятность того, что это наши союзники?

– Никакой, – тотчас же ответил Мередит, – в этой местности их нет.

Как будто подслушав этот разговор, БМП начали освещать прожекторами упавший вертолет.

– Шеф, – крикнул Тейлор по внутренней связи, – ты можешь открыть по ним огонь.

– Нет, это слишком близко для больших орудий. Мы их подстрелим из пушек Гатлинга. Вручную. Всем оставаться на связи.

– Пять-пять Майк, – вызвал Тейлор другой вертолет сопровождения. – Смотри за небом. Мы снижаемся.

Внезапно вертолет резко дернуло, и его бросило на панель управления.

Но на позывные Тейлора ответил другой голос. Это был голос пилота упавшей машины. Слава Богу, он жив.

– Я пять-пять Эхо. Слышит меня кто-нибудь? Вы меня слышите? Нас обстреливает противник. У меня на борту есть раненые. Нас обстреливают…

– Майк, подожди, – сказал Тейлор в микрофон. – Мы тебя слышим, Эхо. Держись. Мы идем.

В этот момент М-100 резко развернулся, на этот раз и Тейлор. и Мередит потеряли равновесие.

– Давай, – сказал Хэнк Паркер, обращаясь к монитору, будто подбадривая футбольную команду в кульминационный момент матча.

– Я пойду вперед, – сказал Тейлор и быстро протиснулся через люк, ведущий в кабину. В этот момент вертолет сбросил высоту и накренился.

Когда Тейлор резко опустился на сиденье, Кребс уже открыл огонь из пушки Гатлинга.

Впервые за весь день они использовали легкие орудия ближнего боя.

– Я буду следить за рычагами управления, – сказал Кребсу, – а ты веди огонь.

– Вас понял. – Уорент-офицер дал еще одну очередь. – Старый добрый Гатлинг. А их чуть было не убрали с этих вертолетов. Чертовски рад, что мы этого не сделали.

Внизу на снегу горели две вражеские машины. Третья, развернувшись, двинулась обратно к разрушенной деревне, чтобы там укрыться.

Тейлор вручную развернул М-100 так, чтобы Кребс мог открыть огонь по третьей БМП. Затем он снова выполнил разворот и направился к тому месту, где лежал упавший М-100.

– Эхо, я Сьерра, – послал позывные Тейлор. – Ты слышишь меня?

– Прием! – выкрикнул в наушники испуганный голос. – У меня потери в живой силе.

– Спокойно, мы идем на помощь.

– Моя машина разбита вдребезги, – прозвучал жалобный голос. – Мы не сможем подняться в воздух.

Тейлор, преимущество которого было в том, что он видел разбитую машину с воздуха, был удивлен, что летчик хотя бы на мгновение мог подумать о том, чтобы попытаться подняться в воздух. Поведение человека в бою никогда не было абсолютно разумным и целиком предсказуемым.

– Нет проблем, Эхо, – сказал Тейлор, Он передал ручное управление Кребсу, чтобы самому поддерживать связь с упавшим вертолетом и постараться заставить летчика успокоиться и вести себя разумно. – Нет проблем. Ты действовал отлично, а сейчас не волнуйся. Мы снижаемся, чтобы забрать вас оттуда. Отбой. Пять-пять Майк, следи за небом.

– Вас понял. Все чисто.

– Хорошо. Пусть твой второй пилот следит за тем, что происходит на земле, на тот случай, если наши «друзья» опять попытаются напасть. Отбой. Эхо, твой экипаж и десантники могут выбраться из машины? Если да, то подготовьте все, чтобы взорвать М-100.

– Я не могу, – раздалось в ответ. Летчик был почти в истерике.

– В чем дело?

– Мои ноги…

– Что с твоими ногами?

– Я думаю, они перебиты.

Тейлор изо всех сил старался отогнать от себя видения прошлых лет, воспоминания о другой аварии, там, на той земле, где никогда не бывает снега.

– Может, твой второй пилот сделает это?

Молчание. Затем он услышал ответ:

– Он мертв.

Тейлор закрыл глаза. Затем он сказал спокойным голосом:

– Эхо, я Сьерра. Давай не паниковать. Мы тебя вытащим оттуда, ты и оглянуться не успеешь. Постарайся взять себя в руки. Теперь скажи мне, есть ли кто-нибудь в кабине, способный действовать?

– Я не знаю, – ответил летчик. Голос его стал немного спокойнее. – Внутренний телефон не работает, а я не могу двигаться. О Боже! Мы горим!

– Утенок, садись, черт возьми, – выкрикнул Тейлор.

Раненый летчик совсем потерял контроль над собой.

– О Боже, – молил голос по радио, – пожалуйста, не дайте мне сгореть!

– Держись, – сказал Тейлор, стараясь сохранять спокойствие. – Мы почти на месте.

– Пожалуйста… Пожалуйста…

– Что с твоей противопожарной системой, – спросил Тейлор. – Ты можешь ее включить вручную?

– Я не могу двигаться. Не могу. О Боже, я не хочу сгореть! Не дайте мне сгореть!

При посадке М-100 развернулся, и Тейлор смог снова увидеть обломки машины. Теперь она была действительно очень близко, и она действительно горела. Как раз там, где был расположен люк кабины пилота, был виден огонь.

Затем Тейлор увидел нечто его обнадежившее. У задней части упавшего М-100 стоял солдат. Он уже вытащил двух своих товарищей на снег и опять полез в горящую машину.

Вертолет Тейлора приземлился, но ему ничего не было видно из-за поднятого им снежного вихря.

– Эхо, – позвал Тейлор, – мы на земле. Мы уже идем, чтобы вытащить тебя.

– Горю, – раздался голос, похожий на голос ребенка, испытывающего страшные муки.

М-100 еще не окончательно приземлился, когда Тейлор вскочил и бросился к выходу.

– Оставайся на месте, – приказал он Кребсу.

Наплечной кобурой Тейлор зацепился за металлический выступ. Он отцепил ее и нагнулся, чтобы открыть двойной ряд рычагов, закрывавших люк. Дверца отошла наружу и сдвинулась в сторону, издав легкое шипение.

Поток холодного воздуха ударил Тейлору в лицо. Он выпрыгнул из вертолета, и его ноги по щиколотку погрузились в снег. Снаружи шум двигателей от М-100 был невыносимым, но тем не менее он начал кричать в сторону темной фигуры, волокущей по снегу тела своих товарищей:

– Оттащи их подальше! Оттащи их!

Солдат никак не реагировал, так как ничего не слышал из-за ветра и шума двигателей. Мередит подошел и встал слева от Тейлора, за ним подошел еще один сержант с командного пункта. Все трое, спотыкаясь, побежали по снегу. Сержант держал автомат на изготовку и оглядывался по сторонам.

Огненный столб поднимался над центральной частью фюзеляжа.

– Господи, – молил Тейлор.

Сбоку от него сержант поскользнулся и упал в снег, затем встал. Впереди солдат, занятый спасением своих товарищей, не обращал на них никакого внимания. Он только что вытащил из горящего вертолета еще одно тело.

Тейлор бежал так быстро, насколько позволял глубокий снег и его легкие. Хотя наушники командной связи остались в кабине вертолета, ему все еще казалось, что он слышит крики о помощи запертого в кабине, как в ловушке, летчика.

Откуда-то издалека, справа, из-за снежной завесы раздалась стрельба – сильный настильный огонь по М-100, находящемуся за спиной Тейлора. На этот раз они наступали пешими, и вертолеты сопровождения не смогут прикрыть их.

Мередит, быстрый и ловкий, как защитник в футбольной команде, раньше всех добрался до упавшего вертолета и стал помогать солдату тащить его товарища.

Опять раздались выстрелы.

Тейлор и сержант подбежали к Мередиту и солдату, спасавшему своих товарищей. Не успев заговорить, Тейлор остановился, увидев лицо парня. Опухшее и все в синяках, оно тем не менее было неестественно ясным. Парень был в состоянии шока. Он автоматически выполнял свой долг и вытаскивал своих товарищей из разбитой машины. Но он не осознавал того, что происходит вокруг.

101
{"b":"21899","o":1}