ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Да, – согласился Нобуру, – не было абсолютно никакой необходимости. Что еще?

– Если они вдруг продолжат наступление на штаб, полковник Такахара не знает, сколько еще времени мы сможем поддерживать плотность огня, необходимую для отражения противника. Может, одну атаку, самое большее – две. – Акиро откинул голову, как лошадь, стряхивающая капли дождя. – Я все еще не могу поверить, – сказал он, – что американцы настолько умны, что могут манипулировать нашими союзниками.

Нобуру чуть было опять не поправил молодого человека. Но он понял, что это бесполезно.

Когда они все погибнут, тогда будет существовать школа историков, возглавляемая Акиро, которая будет утверждать, что все произошло только благодаря махинациям американцев и их долларам. Нобуру знал, что это не так. Но его сограждане были жителями островов не только в прямом смысле. Возможно, самое худшее состояло в том, что ограниченность их островной территории проявлялась в утере способности понимать силу иррациональной веры.

– Вы можете сказать полковнику Такахаре, чтобы он уменьшил размер обороняемой площади. Мы будем защищать только сам штабной комплекс и узел связи. Перестаньте прикрывать остальные сооружения, – сказал Нобуру. – И чтобы солдаты держались группами не менее двух человек. Когда солдаты боятся, они расходуют больше патронов.

Нобуру ожидал, что Акиро мгновенно убежит выполнять приказание, но молодой человек продолжал стоять.

– Что-то еще? – грустно спросил Нобуру.

– Господин генерал, мы не смогли доложить о сложившейся ситуации в Токио. Или кому-нибудь еще. Что-то… не так. Ни одно из средств связи не работает. Кроме главного компьютера, который не принимает сообщений с голоса. Мы разрабатываем необходимый формат автоматического ввода данных, но… все было настолько непредвиденным.

– Что еще собираются делать американцы? – Нобуру вздрогнул. Возможно, он был глупцом, жившим в призрачном мире. Возможно, Акиро был прав, и это восстание финансировалось американцами.

Нет. Он все еще не мог в это поверить.

Почему не работает связь? Даже в самый разгар вчерашнего нападения американцев линии связи продолжали работать бесперебойно. Перебои в работе связи имели место только в непосредственной близости к зоне боевых действий. В чем же дело сейчас?

– Акиро? Что думает полковник Такахара? Может, это диверсия на нашей линии связи?

Акиро пожал плечами. Он умел работать на пультах управления. Но он не был офицером связи и не имел представления о том, что происходит.

– Полковник Такахара говорит, что это радиопротиводействие.

Радиопротиводействие? Тогда кто его осуществляет? Должно быть, это американцы.

Только у них есть стратегические системы для радиопротиводействия. Однако… американцы не использовали свои стратегические системы противодействия во время боя два дня назад, и отсутствие этого противодействия смущало Нобуру. Сегодняшняя ситуация была ему непонятна.

Неужели американцы их опять атакуют? Несмотря на то, что они использовали «Скрэмблеры»?

– Акиро, скажите полковнику Такахаре, чтобы он передал автоматическое управление боевыми операциями на тыловой командный пункт в Тегеране. Это довольно легко сделать с помощью компьютера. Но это нужно сделать очень быстро, пока противник не нашел способа заглушить наши автоматические линии передачи тоже. Просто скажите полковнику Такахаре, что надо передать управление. Он знает, что нужно делать.

– Надо ли ему отключать наш компьютер? – спросил Акира.

– Нет. Вовсе нет. Передача управления осуществляется временно. Тыловой пост будет осуществлять контроль за боевыми действиями до тех пор, пока ситуация здесь опять не будет под контролем. Наш компьютер будет оставаться в полной боевой готовности. Я хочу иметь возможность взять управление на себя, как только радиопротиводействие прекратится и мы разгоним эту демонстрацию.

Но он не верил в будущее. То, что он сделал, было простой формальностью и было предписано правилами. Он потерял веру. Тени за стеной отобрали последние остатки его веры и вобрали эту веру в себя. На мгновение он опять представил себе толпы темнолицых поющих людей, окружающих их со всех сторон.

– Господин генерал, полковник Такахара говорит, что мощность радиопротиводействия настолько велика, что многие наши средства связи сгорели.

– Это не имеет значения. Я могу управлять боевыми действиями только с помощью компьютера, если такая необходимость возникнет. – Нобуру неожиданно посмотрел на себя со стороны, как будто его душа на короткое время покинула тело. Как велик был разрыв между ним и его предками, которые вели за собой людей, держа стальные палки в руках.

Громкое пение вдали продолжалось. Он знал, что его предки поняли бы значение этого звука. Воин из сновидения понял это.

Несколько шальных выстрелов попало в фасад здания. Нобуру услышал короткий разговор южноафриканцев.

– Что говорит молодой офицер, сэр, – спросил Клоета сержант, подносивший патроны.

Клоет засмеялся громко и презрительно.

– Он говорит старику, что он не может ни с кем связаться. И что у нас нет боеприпасов.

Акиро поднялся, чтобы уйти.

– Акиро…

Молодой человек послушно остановился. Нобуру протянул адъютанту забытый им автомат.

– Благодарю, господин генерал, – сказал Акиро. Нобуру увидел даже в темноте, что его адъютант покраснел.

– Да, Акиро, самая главная задача полковника Такахары – сохранить компьютер.

– Слушаюсь, господин генерал.

Нобуру смотрел, как молодой человек, быстро двигаясь, пересек вертолетную площадку.

Да, компьютер. Там есть такие вещи, о которых не знает даже Такахара.

Некоторые возможности машины были известны только полным генералам и небольшой группе инженеров в Токио. Главная военная компьютерная система, считал Нобуру, была похожа на красивую жену богатого человека, она знала секреты, способные уничтожить человека, с которым она делила постель.

Вдруг пение прекратилось. В наступившей тишине было что-то болезненное и головокружительное. В этой тишине стали слышны крики смертельно раненных людей, которым не повезло, и они не потеряли сознание.

Душераздирающий вопль взорвал мир за стеной. Это был самый пронзительный звук, который Нобуру когда-нибудь слышал.

– Вон они идут! – закричал Клоет.

Часть стены не была видна из-за огня и пыли. С силой, подобной силе урагана, Нобуру отбросило назад ударной волной.

– Стреляй в дым, стреляй в дым.

Затем крыша у них под ногами содрогнулась от взрыва меньшей силы. Гранатомет, понял Нобуру. Либо они его украли, либо регулярные войска повстанцев примкнули к толпе.

Первые пронзительно кричащие фигуры выбежали из-за дымовой завесы. Во внутренней части территории штаба кто-то зажег фары и прожекторы, чтобы помочь пулеметчикам, и новые вспышки пламени осветили небо. Но на этот раз вспышек было меньше, и большей частью небо освещалось светом пожарищ, пылающих в дальней части города.

Темные фигуры хлынули через ворота и разрушенную стену. Сила огня защитников, казалось, уменьшилась под напором штурма и громких криков толпы. Люди взбирались на груду трупов, в толпе появлялось все больше знамен, которые падали и опять появлялись.

Клоет поднялся, чтобы направить пулемет на бушующий поток людей.

Сержант-южноафриканец, стоящий сбоку от Нобуру, упал и растянулся на вертолетной площадке. Падая, он концами пальцев провел по лицу Нобуру и привлек этим к себе внимание генерала. Южноафриканец лежал, широко раскинув ноги, вместо лица – кровавое месиво. Он непонятным образом продолжал издавать стоны, почти похожие на слова.

Клоет отвернулся, глаза его горели. Он жестко взглянул на своего подчиненного, бесцеремонно вытащил его пистолет и выстрелил ему в переносицу. Сержант вздрогнул и затих.

Полковник-южноафриканец посмотрел в глаза Нобуру и почему-то прочитал в них осуждение.

– А что делать в такой ситуации? – сказал Клоет.

Нобуру кивнул, затем инстинктивно взял автомат убитого сержанта и наклонился над заграждением. Прицеливаясь, он начал различать черты людей, рвущихся к штабу. Они были очень близко. Война приближалась к нему.

126
{"b":"21899","o":1}