ЛитМир - Электронная Библиотека

– Соблазнительно, – согласилась Криста. Посмотрела на Зою. – Вы тоже с ними отправитесь в путешествие?

– Разумеется, – заявила младшая сестра. – Мы ее здесь не бросим!

– Я здесь на особом положении, – призналась Зоя, чувствуя, что нужно найти отговорку. – Совсем не ожидала, что буду жить в роскоши.

– Не поверю, что вы ожидали жизнь, полную лишений, – последовала сухая реплика. – Вы ведь хорошо были осведомлены о положении нашей семьи.

– Да, конечно, но я рассчитывала просто на удобства. Ни о чем сверх того и не помышляла. Мне очень повезло, и я вам признательна, кирия, за все, что вы для меня сделали. Поэтому, – прибавила она со значением, – боюсь, затянет в пучину роскоши.

Криста позволила себе улыбнуться:

– Вряд ли вам это грозит, вы умеете плавать.

– Зоя прекрасная пловчиха, – заявила София, не поняв переносного смысла сказанного. – Она учит меня плавать стилем баттерфляй. Хочешь взглянуть?

– Обязательно, – милое, как у Софии, но уже зрелое женское лицо приобрело выражение мягкой снисходительности. – Но для этого я должна надеть что-нибудь более подходящее. Все еще чувствую себя усталой путницей.

Зоя отметила, что Криста выглядела изящно в светло-зеленом льняном платье классического кроя, великолепные черные волосы искусно уложены, макияж безукоризненный. Неизвестно, был ли Дэвид Таунсенд богачом девятнадцать лет тому назад, но в настоящее время он вряд ли бился за кусок хлеба. На это указывал и вид лондонского дома и самой супруги.

София приняла участие в настоящем спектакле, который прошел с успехом. Зоя убедилась в том, что девушка стала более уверенной, начинала оправдывать ее надежды. А ведь Зоя совершенно о ней забыла. И из-за чего? Из-за нескольких минут сомнительного удовольствия, полученного от мужчины, которому она безразлична.

Небольшая поправка: удовольствие не было сомнительным, если честно признаться. Любовные ласки Алексиса были желанными, тело все еще вздрагивало от воспоминаний. Если и было что-то не так, то исключительно по причине ее собственной неловкости. А ведь ничего подобного могло бы и не произойти, узнай Алексис о ее девственности.

Он еще не приехал, когда она часов в семь вечера, отправилась к себе в комнату под тем предлогом, что собиралась написать письма. Зоя горестно подумала, что Алексис отсутствует из-за нее. Может быть, он даже надеялся, что она уберется из дома, пока его нет. Если бы нашелся удобный и простой способ, то она бы это сделала ради его блага. Удерживала лишь мысль о Софии.

Зоя намеревалась увильнуть от обеда, сославшись на головную боль, но потом отвергла эту идею как унизительную. Необходимо вести себя, как обычно, до тех пор, пока все не устроится. Поскольку она звонила домой только вчера, вряд ли удастся сослаться на болезнь домашних. Лучше попросить кого-нибудь из подруг позвонить сюда и сообщить, что случилось непредвиденное. Не что-то жуткое, но достаточно серьезное, чтобы оправдать немедленный отъезд.

А что сказать подруге, которую Зоя попросит помочь? Вопрос сложный. Куда ни кинь, всюду клин. В ее распоряжении есть еще дня два, за которые нужно что-нибудь придумать. Так дальше жить невозможно.

Вся продуманная система действий рухнула, когда Зоя, случайно заглянув в салони, неожиданно застала там хозяина дома, хотя была уверена, что тот к обеду не приедет. Она решила, что отступать некуда, тем более что Алексис, стоявший возле стенного бара, уже налил себе стакан и, повернув в ее сторону голову, смотрел на Зою с непонятным выражением.

– Хотите узу? – спросил он.

Зоя стойко выдержала взгляд черных глаз.

– Если можно, джин с лимонным соком.

– Как хотите, – он бросил лед в стаканы, в один из них налил приготовленную смесь и подошел к ней.

Зоя взяла стакан из его рук; живо вспомнилось прошлое – неужели всего два дня назад? Напитки, та же комната. Она даже присела на своем прежнем месте, хотя это произошло совершенно случайно. По крайней мере, хотелось так думать.

В своем выбранном наугад платье из набивной ткани цвета бирюзы с довольно глубоким вырезом на груди, открывающим хрупкие ключицы, она чувствовала себя незащищенной под его пытливым взглядом. Волосы были зачесаны назад, чтобы не торчали завитки, хотя это мало помогло. Теперь Алексис стоял слишком близко, она боялась встретиться с ним взглядом, тихо пробормотала слова благодарности, не поднимая глаз выше средней пуговицы на его светлой шелковой рубашке.

– Нам нужно кое-что обсудить, – сказал он решительно. – Ты…

– Наконец-то, вот вы где! – Криста в элегантном белом платье без рукавов из шелкового трикотажа появилась на пороге. Она скользнула взглядом по Зоиному лицу и подошла к брату.

– А мы думали, ты решил уехать!

– У меня были дела, – ответил он. – Артемида мне рассказала о твоем приезде. Почему ты ничего предварительно не сообщила?

– Это было спонтанное решение, я приехала вместе с Ледой, – ее глаза были почти такими же, как у брата, но с более мягким выражением. – Знаешь, она гостила у нас на прошлой неделе.

Приход Софии помешал ему ответить, хотя Зоя видела, что лицо его было недовольным. Может, это из-за новости, которую сообщила сестра? Значит, Леды Казанцы не было в стране до сегодняшнего дня, следовательно, внимание было уделено Зое – хорошо, что узнала. Хотя, наверное, он держит в запасе еще дюжину предполагаемых невест. Однако с уверенностью можно было сказать, что она к таковым не принадлежит.

За столом Алексис, как обычно, был любезен. Зоя попросила, чтобы они разговаривали на своем родном языке, но ее пожелание проигнорировали. Все трое были двуязычными. Зоины познания в греческом были в зачаточном состоянии, и она решила, что имеет смысл помолчать. Однако все равно чувствовала себя лишней, чего до сих пор не замечала.

Алексис заявил, что места на яхте всем хватит, когда София повторила свое предложение, чтобы Криста и Дэвид отправились с ними в круиз.

– Будут только близкие друзья, никаких деловых знакомств, – добавил он. – Я хочу сделать передышку.

– Не имеет смысла откладывать, – Криста помолчала, потом, как бы между прочим, сказала по-английски: – Леду пригласишь? Прекрасная возможность для вас побыть вместе.

Строгие губы Алексиса вытянулись в тонкую линию. Он ответил тоже по-английски:

– Так не годится. Криста, ты вмешиваешься в мои дела. Я сам все решу в свое время.

– Безусловно, – сестра нисколько не смутилась. – Только не тяни с этим.

– Завтра в полночь начинается Страстная Неделя, – сказала София, обращаясь к Зое, пока брат окончательно не разозлился. – Очень религиозные люди будут говеть весь великий пост, а такие, как мы, будут поститься только в последние дни. Ты, конечно, можешь есть скоромное.

Учитывая, что к этому времени ее здесь уже не будет, Зоя решила, что все это не имеет особого значения. Спокойно сказала:

– Я бы хотела придерживаться ваших обычаев.

Казалось, злость Алексиса на сестру на мгновение поутихла, он искоса посмотрел на Зою.

– Ко времени сказать, что всю Страстную Пятницу мы соблюдаем полный пост, – заявил он. – Вы собираетесь и его придерживаться?

Намек на то, чтобы она уехала до этого? Зоя так поняла. Из гордыни громко сказала:

– Почему бы нет? Я ведь тоже христианка.

Короткий кивок головой ничего не означал. Зоя старалась не смотреть в сторону Кристы, подозревая, что та может неправильно понять ее готовность участвовать в пасхальном ритуале. Криста, кажется, догадалась, что ее чувства к Алексису сильнее тех, что должна испытывать прислуга. Оставалось только надеяться, что она хотя бы не узнает, насколько они овладели Зоей.

Ее подозрения подтвердились позже, когда Криста предложила составить ей компанию, прогуляться перед сном по саду. Алексис был этому удивлен, но ничего не сказал. Они покинули салони, оставив его допивать бренди в компании с Софией.

Выждав немного, Криста, как и предполагала Зоя, коснулась щекотливой темы. Ее тон был любезным, но намерения не оставляли сомнений.

16
{"b":"219","o":1}