1
2
3
...
16
17
18
...
35

– Зоя, вы увлечены моим братом, и я хочу вас сразу предостеречь, – начала она. – Понимаю, что он мужчина интересный, но крайне нежелательно, чтобы он стал воспринимать вас не как одну из своих служащих.

– Раз зашел разговор, то скажите, почему вы считаете, что я увлечена им? – сдержанно спросила Зоя, решив не показывать своих обид.

– Вы здесь всего несколько часов.

– Этого вполне достаточно, чтобы заметить, как вы реагируете на упоминание его имени, – Криста замолчала, словно подбирая подходящее выражение. – Я жалею вас и не желаю зла. Алексис обязан быть с вами внимательным и снисходительным, но только ради самой Софии, поверьте. Если и проявляет к вам чисто мужское внимание, – а это он умеет, я знаю, – то лишь потому, что так ведет себя всякий мужчина при виде милого личика и стройной фигуры.

Голос Зои ударил ей в уши:

– Хотите сказать, не преминет воспользоваться случаем? Оставим в покое мои моральные устои, но разве их нет у вашего брата?

Криста усмехнулась:

– Я знаю только одно – большинство мужчин одинаковы в отношении секса.

– Значит ли это, что и ваш муж не составляет исключения?

– Безусловно. Дэвид не добродетельнее других.

– Это весьма циничный взгляд.

– Скорее реалистический. Вы очень привлекательны, молоды и не скрываете чувств к Алексису. Почему бы ему не поддаться искушению?

Зою обескуражил намек на то, что у нее душа нараспашку. Криста жестоко ее одернула.

– В таком случае, – сказала Зоя, – гораздо предусмотрительней было нанять такую компаньонку, которой бы никто не соблазнился.

– Среди соискательниц таких было предостаточно, – признала Криста, – но они не отвечали другим критериям. Я предпочла взять вас на это место, потому что из всех, с кем я беседовала, вы показались мне самым ответственным и разумным человеком. Ведь София уже успела к вам привязаться, да и вы, я уверена, испытываете к ней искренние дружеские чувства. Я только прошу, не забывайте о цели своего приезда и о возможности потерять место.

– А вас не смущает, что это может расстроить Софию, которая дорожит нашими отношениями?

Криста внезапно остановилась, лицо ее стало жестким.

– Она скоро утешится.

Зоя уже сожалела о сказанном. Зачем было приплетать сюда Софию?

– Прошу прощения, – сказала она сдержанно. – Я была не права.

– Да, это так, – Криста помолчала минуту, словно что-то выжидая, потом вздохнула и медленно двинулась вдоль тесной аллеи. – Не обижайтесь, просто примите к сведению, что между вами и Алексисом ничего быть не может.

Зоя поняла, что возражать, отрицая свои чувства, бесполезно. Кристе не откажешь в проницательности.

– Я приму это к сведению, – сказала она. – Не беспокойтесь. Не буду стремиться пробудить к себе интерес такого мужчины, как кирие Теодору, если, конечно, он сам не снизойдет до меня.

– За обедом вы назвали его по имени, – в отместку, но вежливо заметила Криста. – Это не могло быть вашей инициативой, следовательно, вы получили разрешение. Алексис совершенно не терпит фамильярностей, значит, относится к вам иначе, чем к остальной прислуге. Его интерес мне понятен. Но поверьте, он не пойдет дальше этого.

Они дошли до часовни. Криста решила, что пора возвращаться обратно, она казалась удовлетворенной, – высказав все, что считала нужным. Зоя плелась позади, в душе все клокотало. Как бы там ни было, но эта женщина не имела права читать ей мораль. Конечно, работу Зое предложила она, но хозяином теперь является Алексис.

Алексис. Все замыкается на Алексисе. Криста разгадала его интерес, но неверно истолковала. Его истинный интерес в том, чтобы найти выход из сложившейся ситуации, которая, мягко говоря, была деликатной.

Когда они возвратились, Алексис сидел в салони в полном одиночестве. София, по его словам, отправилась спать. Прищурившись, он внимательно оглядел обеих дам.

– Как прогулялись? – спросил он.

– Чудесно, – спокойно ответила сестра. – Только я все еще чувствую себя усталой. Если вы не против, то последую примеру Софии и покину вас.

– Пожалуйста, – сказал брат. – Завтра у нас будет достаточно времени, чтобы поговорить.

– Я тоже хочу пожелать вам спокойной ночи, – безразличным тоном произнесла Зоя.

– Постойте, – это был приказ. – Мне нужно с вами кое-что обсудить.

Криста, уже было направившаяся к выходу, замерла, неуверенно переводя взгляд с Алексиса на Зою с плохо скрываемым интересом. Зоя не отвела глаз. Любопытно, как поступит Криста?

Той же было неловко остаться и этим выдать свою озабоченность, поэтому она предпочла удалиться. Алексис жестом предложил Зое присесть, подождал, пока за Кристой закрылась дверь, явно не желая, чтобы та услышала их разговор. Зоя разглядывала его смуглую шею, приказывая себе не обращать внимания на судороги в желудке. Скорее всего, сейчас она услышит, что должна уехать.

– О чем вы говорили с Кристой? – в лоб спросил он, пытаясь встретиться с ней взглядом.

– Что вы имеете в виду? – спросила Зоя. – Мы просто прошлись.

– Не верю. Тебя выдает лицо. Я хочу знать, что она тебе сказала.

– Почему бы не спросить ее об этом? – уклончиво ответила Зоя. Его тон не изменился.

– Я тебя спрашиваю. А это значит, что я жду ответа! Зоя разозлилась. С нее довольно!

– Как же, отказать самому Алексису Теодору! – язвительно заметила она. – Так вот, на сей раз ничего не добьешься. Хочешь знать, о чем мы говорили, спроси сестру, она расскажет!

Он вскочил, когда она еще не закончила фразу, быстро подошел к ней и крепко обнял. Впился поцелуем в губы Зои, у той слова протеста застряли в горле. Когда она перестала сопротивляться, он ослабил объятия и слегка отстранился, заглядывая ей в глаза своими, мерцающими черными углями.

– Говори!

Пораженная до глубины души, Зоя с трудом сказала:

– Если хочешь знать, она предостерегала меня, чтобы я не увлеклась тобой. Где она была раньше? Может быть, ее присутствие позволило бы нам избежать многих неприятностей.

– То, что произошло между нами, все равно должно было случиться раньше или позже, – последовал жесткий ответ. – Почему Криста заподозрила сердечный интерес, ты ведь ей ничего не говорила?

– Она просто догадалась. Видно, я не умею скрывать свои чувства.

– Так ты, значит, испытываешь ко мне чувства? – он прищурился.

– Не будь смешным! – Зоя стремилась восполнить урон, нанесенный ее самолюбию. – Меня бес попутал, и все.

Руки, обнимавшие ее за плечи, дернулись.

– Не смей, – заявил он, – разговаривать со мной в таком тоне! Я могу многое стерпеть, но не позволю, чтобы женщина говорила мне в лицо, что я смешон!

– Прости, – Зоя извинилась холодно, но искренне. – Я не хотела этого говорить.

– Тогда зачем сказала? – его раздражение нарастало. Он резко отстранил ее от себя, повернулся и взял оставленный стакан, стиснув его так, словно хотел раздавить.

– Ну-ка сядь, – сказал он. – Давай поговорим.

Зоя подчинилась по той простой причине, что ноги ее не держали. Она почувствовала, что дело приняло скверный оборот. Алексис продолжал испытывать к ней физическое влечение, это было очевидно, когда он обнял ее несколько минут назад. Сам ведь говорил: тело не всегда подчиняется разуму. Она его тоже желала, даже слишком, в чем не хотела себе признаться. Но это было иное желание – то, которое является неотъемлемой частью любви.

– Как только подыщу подходящий предлог для Софии, сразу уеду, – тихо сказала Зоя. – Я только не хочу, чтобы она узнала правду. Ты согласен?

Алексис полностью овладел собой, лицо было невозмутимым.

– Естественно. Она узнает то, что должна узнать, – пауза была короткой, затем он сказал тоном, не терпящим возражений: – Свадьба состоится, когда мы вернемся из круиза.

Глава шестая

Зоя не могла бы сказать, как долго она просидела, оглушенная внезапной тишиной. Мысли путались. Подумать только, она встретила этого мужчину всего неделю назад!

17
{"b":"219","o":1}