ЛитМир - Электронная Библиотека

Зоя вспомнила этот псалом на английском: «Говорю вам тайну: не все мы умрем, но все изменимся вдруг, во мгновение ока, при последней трубе; ибо вострубит, и мертвые воскреснут нетленными, а мы изменимся…» Когда же тленное сие облечется… в бессмертие, тогда сбудется слово написанное: «поглощена смерть победою». «Смерть! где твое жало? ад! где твоя победа?».

Полночным бдением завершился дневной религиозный ритуал; Теодору возвращались в Политию. По дороге перебрасывались короткими фразами. Сидя сзади вместе с Софией, Зоя, казалось, дремала, прикрыв глаза, но на самом деле пыталась коротать время в поисках выхода из ситуации. Самое реалистичное решение: кончить все разом, сбежав до начала круиза, и обрести наконец душевный покой. Останавливала, как всегда, мысль о шоке, который пришлось бы пережить Софии.

Но тут же возникал беспощадный вопрос: не предлог ли это? Может, она просто хочет остаться? Может, вопреки всему ждет, что беременность подтвердится, и хочет принять предложение Алексиса? Зоя потеряла доверие к себе самой.

В этот вечер Алексис не пытался ее задержать. Она пожелала всем спокойной ночи, Криста выглядела умиротворенной, а Софии вообще ни до чего не было дела, она устала и хотела спать. Лежа без сна, Зоя подумала, что ей опять не суждено провести спокойную ночь.

* * *

Дэвид Таунсенд приехал только в субботу вечером и не скрывал, что особенно не спешил. Это был ладно скроенный блондин лет сорока, все еще осознававший свою привлекательность, покорившую в свое время сердце Кристы. Оказалось, он находит общий язык с Алексисом, а к Софии относится с почтением.

Вполне вероятно, что Криста поделилась с ним своими соображениями, хотя Зоя не была уверена, но в его поведении это проскальзывало. Несколько раз за обедом она замечала, как Дэвид присматривается к ней, стоит Алексису повернуть голову в ее сторону. Нужно признать, что взгляд Дэвида не был настороженным, но он очень смущал Зою.

В одиннадцать часов всей компанией отправились в Афины, на сей раз на вершину Ликабеттуса.

Церковь Святого Георгия, расположенная на самом верху горы, была слишком маленькой, чтобы вместить всех прихожан. К тому же сюда устремились тысячи афинян, выстроившихся вереницей, которая сверху казалась змеей, ползущей по склонам, покрытым хвойными деревьями. Незадолго до полуночи в церкви погасли огни, символизируя мрак смерти, через минуту раздались возгласы «Кристос анести! Кристос анести!», от подножия холма вверх стали одна за другой зажигаться свечи и вскоре вся вершина, усыпанная людьми, ярко озарилась.

Рассыпавшийся в небе фейерверк положил начало резкой перемене настроения плотно сбившейся внизу толпы, которая взорвалась ликованием. Свет от свечей обрамлял восторженные лица золотым ореолом, колеблющиеся язычки пламени свечей лизали волосы и одежду, становясь очень опасными в движущейся толпе.

Зоя оторвалась от компании, подхваченная людским водоворотом, в котором звучало дружное «Кристос анести!». Этот же клич непроизвольно слетел и с ее губ. «Алитос анести о Кириос!» – «Господь воистину воскрес!» – вокруг нее смеялись и целовались люди. Кое-как выбравшись из общего потока, она отошла в сторону и сразу же столкнулась с Полом Кеноном, случайно оказавшимся поблизости.

– Фантастика! – воскликнул он, стараясь перекричать звон колоколов, оружейные залпы и пароходные сирены у причала Пиреуса. – Вы здесь одна?

Зоя покачала головой и пальцем показала, откуда пришла.

– Остальные там. Мы потерялись в толпе.

– София тоже здесь? – живо спросил он.

– Она вместе с братом, – тут она увидела, что ее пыл угас. – Там еще сестра и зять. Нужно поскорее найти их. Наверное, уже хватились меня.

– Вы обещали позвонить, – напомнил Пол. – Я здесь уже кое с кем свел близкое знакомство после того, как мы встретились. Хорошо бы всем вместе собраться.

Зоя предположила, что имеется в виду и София. Девушка всю эту неделю ни разу не вспомнила о Поле, скорее всего, ее интерес был недолгим. Зоя решила не оправдываться, что не выполнила своего обещания, это прозвучало бы неискренне. В таких делах хитрить не надо.

– Боюсь, это невозможно, нас не будет в Афинах, – сказала Зоя. – В понедельник отправляемся в круиз.

– Счастливица! – в его голосе звучала нотка зависти. – У вас отличное место, стоит миллион!

Зоя улыбнулась.

– Действительно, хорошее. Вам желаю такого.

– Спасибо, – он шел рядом с ней, пробираясь сквозь толпу по людной улице. – Мне тоже в эту сторону, – Пол придержал Зою за талию, когда она споткнулась о каменный край тротуара. – Держитесь! Здесь нельзя падать, потом не поднимешься!

Он отпустил ее и пошел впереди. Зоя обрадовалась, когда увидела шедшего им навстречу Алексиса, хотя не встретила ответной реакции. Судя по выражению лица, он был недоволен, что она не одна.

– Я старалась выбраться из толпы, – начала оправдываться Зоя, хотя это было лишним, когда Алексис подошел к ним вплотную. – Помните Пола Кенона?

– Помню, – в поблескивающих черных глазах застыло однозначное выражение. – Скажите, какое совпадение: вы встретились в такой толчее!

– И, правда, – согласился Пол. – Я был со своими знакомыми, но мы потеряли друг друга из вида, когда двинулась толпа, – он грустно взглянул на Зою, поняв, что нужно расставаться. – Надеюсь, получите удовольствие от круиза. Может быть, встретимся, когда вы вернетесь?

– Это, – строго заявил Алексис, – исключено, – он взял Зою за руку и так сильно сжал, что у нее, наверное, остался синяк. – Пошли.

Зоя позволила ему увести себя, посчитав неуместными обиды и протесты. Алексис не признавал слова «случайно» применительно к отношениям мужчины и женщины, а сейчас и подавно, когда их собственные взаимоотношения приобрели сомнительное равновесие. И все же он не имел права обращаться с ней, как с нашкодившей школьницей.

– Мне больно, – сказала она громко из-за уличного шума. – Алексис!

Он молча повернулся и втащил ее за собой в какую-то крытую нишу в дверном проеме, приподнял и страстно поцеловал, что тут же нашло горячий отклик в ее душе и теле. Когда он отстранился, она не смогла выговорить ни слова.

– Ты моя! – он скрипнул зубами. – Тебе не нужен другой мужчина.

– Пол просто случайный знакомый, – возразила Зоя. – Он мне безразличен. Он вообще больше интересуется Софией, чем мной, – увидела, что Алексис нахмурился и быстро прибавила: – То есть я хотела сказать, что она тоже не испытывает к нему никакого интереса.

– Надеюсь. Хватит… – он не договорил и тряхнул головой. – Нужно найти остальных.

Зоя невесело предположила, что Алексис вообще старается избегать иностранцев. Претензии на то, что она принадлежит только ему, были отнесены ею на счет обыкновенного мужского эгоизма; самолюбие Алексиса отвергало мысль о том, что ему можно предпочесть кого-то другого. Что ж, таков был этот мужчина, которого она полюбила. Остается только надеяться, что он вскоре будет свободен от обязательств перед ней.

Они быстро нашли Кристу, Дэвида и Софию, ждавших на прежнем месте. Криста окинула обоих взглядом, который Зоя назвала бы ханжеским, но ничего не стала говорить, только заметив, что рада тому, как легко нашлась Зоя.

Лишь когда на них упал свет фонарей по пути к машине, Зоя разглядела след своей губной помады в уголке губ Алексиса и поняла, почему Криста с осуждением смотрела на них. Ну вот, теперь она знает все или почти все. Сейчас Зоя была уверена, что та ей этого не простит.

В воскресенье все отдыхали. Зоя днем стала укладывать кое-какие вещи, которые она собиралась взять с собой в путешествие, а София, сидя в кресле напротив, подавала ей советы. Ее собственные вещи должна была уложить попозже Артемида. София заметила, что экономка могла бы помочь и Зое, стоит только намекнуть.

– Я приучена к самообслуживанию, – пояснила Зоя. – Ты – совсем другое дело. Так воспитана.

– Считаешь меня ленивой? – забеспокоилась девушка. – Может, мне стоит начать убирать за собой?

19
{"b":"219","o":1}