ЛитМир - Электронная Библиотека

Вместо босоножек она обула легкие светлые кроссовки, быстро навела в чемодане порядок, щелкнула замком и отставила в сторону, чтобы Яннис захватил его вместе с багажом. Он должен был приехать следом на другой машине, прихватив с собой еще одного человека, чтобы потом отогнать «Мерседес» из порта Зеи, где стояла на причале яхта. Зоя тоже причисляла себя к прислуге, поэтому ей было любопытно, как отнесутся остальные к тому, что она уезжает с хозяевами. Однако удивления не было. Ее считали членом семьи.

Дэвид уселся на переднем сиденье рядом с Алексисом, три женщины расположились сзади. Зоя была довольна, что София села между ней и Кристой; рано или поздно объектом тщательного расследования станут ее отношения с Алексисом. Эта дама все видела, быстро соображала и прекрасно догадывалась, что происходит нечто серьезное.

У Зои не было никакого желания объясняться с ней. В ожидании того, что должно обнаружиться дня через два, ее меньше всего волновали заботы Кристы.

Глава седьмая

Раннее воскресное движение было оживленным, поэтому они добрались до порта только к половине девятого.

Стотридцатифутовая яхта, самая большая из всех частных прогулочных судов, имела классическую форму и была отделана дорогим полированным тиковым деревом, сверкающей латунью; палуба по традиции была надраена до блеска.

На борту их приветствовал капитан Димитрис Драгоумис. Это был мужчина лет пятидесяти, который с подчеркнутой почтительностью относился к Алексису, но, выполняя распоряжения хозяина, не терял при этом гордого капитанского вида. Зое он понравился с первого взгляда.

Внутри яхта была оборудована всеми современными удобствами. В Зоиной каюте оказалась двухспальная кровать с примыкающим к ней встроенным буфетом с раздвижными дверцами, а рядом – маленькая, но благоустроенная ванная комната. Зоя и мечтать не могла о таком, разрази ее гром и настигни кара небесная! Это была Каюта с большой буквы.

По соседству находилась точно такая же, в которой расположилась София.

– Мне тоже нравится на «Гестии», – согласилась девушка, выслушав восхищенную Зою. – Она была полностью переоборудована еще шесть лет назад, когда ее купил Алексис. Он время от времени собирается приобрести более современную яхту, но все никак не может решиться. Думаю, будет плавать на «Гестии», пока она не развалится окончательно.

– Это не скоро случится, – заметила Зоя. – Она в отличном состоянии.

– Заслуга капитана Димитриса. Он бережет ее как зеницу ока. Но обычно яхта не зафрахтована только на июнь и июль.

Зоя подумала, что фрахт просто необходим для того, чтобы возместить немалые издержки на содержание яхты. Однако, принимая во внимание численность судовой команды, это приносило малую прибыль. Совершенно иной мир!

На нижней палубе располагался обширный и удобно обставленный салон, отделенный перегородками от кубрика; оба помещения могли превратиться в одно большое пространство, если раздвинуть двери. Сквозь стекла виднелась корма, заставленная шезлонгами и креслами, с небольшим бассейном посередине, на который по вечерам клали настил – получалась танцевальная площадка.

Под капитанским мостиком была отдельная каюта, где в настоящее время находилась резиденция Алексиса. Зоя с трудом удержалась, чтобы не заглянуть туда, когда они с Софией отправились вдоль по правому борту, на который спустились по небольшому трапу через капитанский мостик.

Очень красивый молодой матрос выбивал диванные подушки возле шезлонгов, он вежливо и приветливо с ними поздоровался, нисколько не смущаясь присутствием сестры владельца яхты. Насколько Зоя смогла понять, матрос сказал, что их ждет увлекательное путешествие. Судя по искоркам, пробегавшим в его глазах, она пришла к выводу, что молодой красавец отнес появление девушек без сопровождения исключительно на свой счет. Нисколько не удивилась, узнав, что его зовут Адонисом.

– Новенький, нанялся только в этом году, – сказала София, когда матрос с явной неохотой удалился выполнять дальнейшие поручения, она сама искрилась радостью. – Я счастлива, что мы здесь вместе с тобой, Зоя. Даже не представляешь, как я счастлива!

– Две-три недели побыть вместе с сестрой и братом тоже хорошо, – ответила с легким сердцем Зоя. – Хочется взглянуть на ваших родственников с Санторини. Это ваша родня по отцовской или по материнской линии?

– По отцовской. Дедушка приехал в Афины много лет назад. Кажется, вначале он был очень беден, но с хорошей деловой сметкой. Ее унаследовали и отец, и Алексис. Его брат остался на Санторини, ему там больше нравилось. Сыновья – двоюродные братья отца – тоже живут на островах со своими семьями.

– И вы все эти годы поддерживали с ними отношения?

– Да, хотя при Алексисе они стали еще более тесными. Это не наша родня в Афинах.

Зоя подумала, что в таком случае стоит повидать этих людей.

К одиннадцати часам приехали обе пары, получившие приглашение отплыть в круиз. Это были греки приблизительно одного с Алексисом возраста, они оказались такими любезными и приветливыми людьми, что окончательно развеяли сомнения Зои, боявшейся оказаться не в своей тарелке.

Она почему-то вообразила, что среди приглашенных обязательно будет Орестес Антониу, хотя это имя и не упоминалось ни разу. Все время ее догадки не подтверждаются. Алексис вообще не принял к сведению ее отказ от предложения, настолько он с ней не считается.

В полдень снялись с якоря, взяв курс на Сифнос, где должна была быть первая остановка на пути к Санторини – конечному пункту маршрута. Зоя стояла у самого борта и смотрела за горизонт. Неожиданно она пришла в замешательство – рядом с ней невесть откуда появился Дэвид Таунсенд.

– Бывали на островах? – спросил он.

– Видела только Гидру и Парос, – призналась Зоя. – Но на берег не высаживалась. А вы?

Он покачал головой.

– Я тоже впервые на борту «Гестии». Я бы и вовсе не приехал, если бы Криста не настаивала, – его улыбка сняла со сказанного налет скрытого подтекста. – За последние два года я впервые взял настоящий отпуск, посчитал, что жена права.

– Чем вы занимаетесь? – поинтересовалась Зоя.

– Банковским делом, – ответил он. – Коммерческие сделки.

– Вы председатель? – наугад предположила она, но Дэвид рассмеялся.

– Не совсем так. Теперешняя моя должность остается за мной, пока я не уйду на пенсию через пять лет. С моей отставкой ее ликвидируют, – он искоса взглянул на Зою. – Вот уж не думал, что вы найдете применение своим способностям в качестве гувернантки для Софии.

Ее словно ударили хлыстом.

– Я не гувернантка.

– Ну, компаньонка. Какая разница? Я этим не хочу сказать, что у вас плохая работа. Потом я заметил большие перемены в Софии по сравнению с прошлым моим приездом. Раньше она была очень замкнутой, – снова улыбка. – Если бы Криста была такой, то нам бы не быть вместе.

– Наверное, она сильно вас любила, – тихо проговорила Зоя, – раз решилась оставить семью и родину.

– Я тоже любил. У нас не было выбора. Отец не захотел даже встретиться со мной. В конце концов она прибежала ко мне, как говорится, в одной рубашке, потому что он собрался отправить ее к дяде на Санторини. Конечно, после этого она не виделась ни с отцом, ни с матерью. Вы знаете, что та умерла после родов?

– Да, – Зоя замолкла, размышляя о поступке юной Кристы, решившей пожертвовать всем ради любви к мужчине, и задала вопрос себе: будь она гречанкой, смогла бы сделать то же самое?

– Должно быть, для Кристы было счастьем наладить отношения с Алексисом?

– Разумеется. Как говорят янки, он – свой парень, – в паузе чувствовалась некоторая осторожность. – Между вами что-то произошло?

Зоя ощутила, как мышцы живота сплелись в тугой комок. Сказать Дэвиду, чтобы он не вмешивался не в свое дело, значит, дать утвердительный ответ. Зоя попыталась успокоиться и сосредоточиться на том, чтобы внешне не выдать себя.

– Так, пустяки. Алексис печется о нас с Софией, другого интереса у него нет.

21
{"b":"219","o":1}