ЛитМир - Электронная Библиотека

Только теперь Зоя смогла оценить заботу Алексиса о родных. Во всяком случае, эта семья не отплатила ему черной неблагодарностью. Она даже не могла себе представить, что скажут об их помолвке те Теодору из Афин. Предположила, что лопнут от злости.

Зоя решила окончательно отвлечься от всех сомнений и беспокойств. Впереди – самая увлекательная часть круиза.

Они двинулись в путь в пятницу вечером, проведя еще одну дополнительную ночь в гостинице, поддавшись уговорам родни. При прощании Зоя почувствовала, как щемит сердце. В следующий раз она приедет навестить этих милых людей, когда сама станет Теодору. А вот они вряд ли смогут прибыть на бракосочетание из-за занятости делами.

– Если хочешь, то мы снова в этом году еще раз завернем сюда, – предложил Алексис. Они смотрели вдаль на исчезающий за горизонтом остров. – Может быть, даже в конце сезона.

Зоя подсчитала, что это будет месяцев через пять.

– Во время свадебного путешествия? – откровенно спросила она, но вдруг увидела, что Алексис отвел глаза в сторону.

– Если, конечно, мы поженимся. Я думаю, нам не нужно спешить.

– Если… – хрипловато спросила Зоя. – Ты в чем-то сомневаешься? Ответ последовал через пару минут. Тон был сдержанным.

– Ничуть не сомневаюсь. Однако вопрос о свадьбе нужно решать только после того, как я встречусь с твоими родителями.

Зоя ощутила внутреннюю пустоту. Он ей не доверяет! Полным доверием светились его глаза только один-единственный раз, когда он сжимал ее в объятиях, но, вероятно, оно было особого рода – сексуальное.

На пути к Криту перед ними раскинулся безбрежный морской простор. Сразу после второго завтрака появились, резвясь на волнах, дельфины; все с любопытством следили за этими грациозными морскими животными, выпрыгивающими из воды, как торпеды.

Бассейн был достаточно вместительным, чтобы принять всех желающих поплавать одновременно, чем вся компания не преминула воспользоваться. Зоя гордилась тем, что среди мужчин Алексис очень выгодно выделялся безукоризненным телосложением. Она не смогла удержаться и скрыть свое восхищение от окружающих. Криста заметила:

– Вот теперь у меня нет никаких сомнений относительно ваших чувств к моему брату. Вы смотрите на него так, словно хотите целиком проглотить!

Зоя залилась горячей краской стыда, а потом смущенно рассмеялась.

– Я не знала, что это настолько заметно.

– Возможно, не всем, – возразила Криста. – В свое время я тоже все никак не могла глаз оторвать от Дэвида. Сейчас он, конечно, изменился, но раньше был просто красавцем.

– Охотно верю, – сказала Зоя, увидев, как тот вынырнул из воды.

– И теперь он все еще очень красивый мужчина.

– Меня не столько привлекла его внешность, – призналась Криста, – сколько то, что он отличался от наших мужчин. Прислушивался всегда к моему мнению, не считал дурой и никогда не давал понять, что я должна только делить с ним ложе и вынашивать его детей. Даже теперь в Греции женщины – существа второго сорта, у них нет равных гражданских прав с мужчинами.

– Я уверена, что Алексис не такой, – возразила Зоя.

– Возможно, но лишь до определенной степени, ведь он воспитан в таком же духе. Как вы думаете, сможете смириться с тем, что главой семьи будет он, признаете его превосходство?

Зоя слегка пожала плечами.

– Время покажет.

– Что же, и я надеюсь на это, – Криста улыбнулась сестре, которая шла им навстречу. – Тебе весело?

– О да! – София была очень оживленной. – Зоя, почему не искупаешься?

– Много съела за завтраком, тяжело, – лениво объяснила та. – Но сейчас пойду окунусь.

– Тогда и мне пора, – сказала Криста.

Наблюдая за гречанкой, которая с разбегу нырнула в бассейн, Зоя старалась отделаться от немного неприятного осадка, оставшегося у нее от слов этой женщины. Да, Алексис натура властная, но он не деспот, как она думала раньше. Нужно попытаться обуздать его натуру.

Глава девятая

Крит оставил потрясающее впечатление не только своей историей и археологическими находками, но и необыкновенным видом: это был остров, усыпанный цветами самых разных красок. В эту пору года даже камни оделись покрывалом, расшитым красно-зелено-белым цветочным узором.

Зоя предположила, что на этом самом большом острове архипелага, наверное, родился главный греческий бог – Зевс. Она давно интересовалась греческой мифологией, еще со школьной скамьи, когда учитель, который вел факультативные занятия, в дополнение к учебнику, решил рассказать им легенды о Беллерофоне и Пегасе, о Персее и Андромеде, о Тесее, пришедшем на Крит, чтобы убить ужасного Минотавра. К сожалению, учитель чересчур увлекся и был вскоре уволен после того, как одна одиннадцатилетняя школьница доложила своим родителям о тринадцатом подвиге Геракла, познавшего за одну ночь пятьдесят дочерей соседнего царя!

Она рассказала эту историю в субботу, когда все сидели за обеденным столом, побывав перед этим в Кноссосе и Малие; все развеселились.

– Отличный мужик этот Геракл! – сказал Дэвид таким тоном, что Зоя решила: наверное, сожалеет, что у них с Кристой нет детей. Раньше она думала, что супруги специально не заводили потомства, чтобы пожить для себя, но могли быть и иные причины.

Криста выглядела совершенно безучастной, ничто не выдавало ее мыслей по этому поводу. Еще вчера ночью она была совершенно другой, тогда они с мужем не поехали вместе со всеми в Ираклион обедать, а остались на судне.

Завтра они поплывут на Айос-Николаос, оттуда возьмут курс на Карпатос. Что будет потом, Зоя не знала. Безусловно, если бы она захотела посмотреть какой-нибудь остров, Алексис был бы только рад ей угодить, но она предпочла, чтобы выбор оставался за ним.

Она отправила письмо, в котором сообщала новость, и надеялась, что родители его получат как раз ко времени возвращения в Афины. Писать было трудно, в любом случае она наносила родителям неожиданный и сильный удар, поэтому Зоя просто написала в конце: они с Алексисом полюбили друг друга и помолвлены, а перед этим приедут повидаться.

Из динамиков доносилась легкая музыка. На поверхность бассейна положили надежное покрытие; Алексис встал и пригласил Зою на танец. Прижавшись к нему, Зоя вдруг сквозь тонкий шелк платья ощутила движение его бедер, почувствовала, как кровь ударила в голову. Она подняла на него светящиеся любовью глаза, руки, обнимавшие ее, сжались еще сильнее в чувственном ответе.

– Сопротивление сломлено? – мягко спросил он. Зоя подумала, что он не совсем ее понял. Неужели она показалась столь откровенной? Конечно, он прав, физически она была уже готова. Если оставалась хоть крупица сопротивления, то только в голове.

– Как глупо, что я позволил тебе занять каюту рядом с Софией, – добавил он. – Этой ночью тебе придется прийти ко мне.

– Я не смогу этого сделать, – возразила Зоя. – Меня увидят.

– Если ты имеешь в виду матросов, то это не их дело.

– Может, ты и прав, но я все равно стесняюсь.

– Настолько, что не хочешь побыть со мной?

Она беспомощно взглянула на него, не понимая перемены настроения.

– Алексис, я хочу быть с тобой. Как ты можешь в этом сомневаться?

– Считаешь, что мужчина должен всегда приходить к женщине?

– Думаю, да.

– Смотри, ты требуешь равенства во всем, но за исключением того, что тебе не по вкусу.

Она разозлилась от его мрачноватой иронии.

– Какое это имеет отношение к равноправию? Неужели нужно все время думать только об удовольствии?

– Хочешь сказать, пользоваться каждым удобным случаем? Ждешь, чтобы я все это время вел монашеский образ жизни?

Зоя заметила растущее раздражение в его черных глазах. Там угасала любовь.

– Я никогда не жду того, – спокойно сказала она, – чего не могу позволить себе самой. Я просто не в состоянии выполнить твою просьбу, а ты не можешь прийти ко мне из-за Софии, поэтому нам обоим лучше вместе воздерживаться во время всего круиза.

27
{"b":"219","o":1}