ЛитМир - Электронная Библиотека

Волна мягко выбросила ее на берег, но вдруг Зоя словно пробудилась ото сна, к ней внезапно вернулось чувство реальности. Алексис, почувствовав ее состояние, приподнял голову и вопросительно посмотрел на нее.

– Что такое?

– Мы… опять забыли о предосторожности, – еле выдавила из себя Зоя.

– Мне было не до этого, – признался он. – По-моему, сейчас была малая вероятность беременности, – однако в голосе не было уверенности. – Мне трудно думать о предохранении, когда ты так неожиданно приходишь ночью.

– Значит, лучше бы я не делала этого? – спросила она.

Он неожиданно отстранился и повернулся на бок, оперев голову на руку. Довольно грубовато сказал:

– Иногда мне кажется, что ты вообще не хочешь иметь детей.

– Неправда! – Зоя лежала неподвижно, чувствуя себя несправедливо обиженной. – Просто незачем беременеть, пока наши отношения не определились окончательно, если вообще это когда-нибудь случится.

Голос Алексиса стал низким и сипловатым.

– В чем-то сомневаешься?

– Во многом, – Зоя села, руками обхватив колени, пытаясь сдержать накатившую дрожь. – Нас связывает только… это. И так будет всегда.

– Почему бы этому не быть? Мы ведь уже помолвлены.

– Еще не поздно все отменить, – Зоя отлично понимала, что говорит не то, что у нее на душе, но остановиться уже не могла. – Уверена, все поймут правильно, лучше позже признать ошибку, чем никогда. Тебе и в голову не пришло бы жениться на мне, если бы не предположение о ребенке. Впрочем, и я об этом не думала.

– Пусть так, – Алексис говорил совсем грубо. – Но я не позволю…

– Ты не позволишь! – ее голос дрожал от ярости. – У меня, хоть ты и не заметил, есть собственная голова на плечах!

– Очень легкомысленная голова, – он привстал, закипая гневом. – Зачем было приходить сегодня, если ты намерена нарушить данное слово?

Она пожала плечами, стараясь хоть немного защититься.

– Я и раньше говорила, что не только мужчина, но и женщина может поддаться страсти. Во всяком случае, ты ничего не слышал от меня о каких-то намерениях. Я только говорю, что нам следовало бы хорошенько задуматься обо всем, что случилось.

– Я свое слово держу. Ты, между прочим, тоже связана обязательством, – и намека не осталось на прежние нежные чувства. – Что я должен сделать, чтобы убедить тебя?

«Скажи мне, что любишь меня», – оцепенело повторяла про себя Зоя. Но ничего подобного не дождалась.

Он промолчал, когда она встала с постели. Деревянными пальцами нащупала свою шаль. Сорочка куда-то подевалась, но не было сил ее искать. Всего только миг пробыла Зоя на небесах. Она уже почти смирилась. Лучше хоть что-нибудь, чем ничего.

Зоя вышла, даже не взглянув на него. Он лежал, наверное, подумала Зоя, заснул. Уже час, как поднялся сильный шквальный ветер. Шаль хлопала по ногам. Небо затянули тучи. Капитан Димитрис говорил накануне, что будет шторм, хотя предположил, что не очень сильный.

Выйдя на корму, Зоя удивилась, заметив, что соседней яхты уже нет. Прошел всего лишь час. Странное время те выбрали для прогулок, хотя Зоя ничего не понимала в таких вещах. Сейчас ее состояние было таким, что не хотелось думать о постороннем.

Штормило часов до четырех утра, но в заливе было не так страшно. Когда ветер немного утих, Зоя заснула. Встала она в половине восьмого, чувствуя себя отдохнувшей, и услышала разговор на палубе: с якоря нужно сниматься часа через два – ветер успокоился, но на море еще опасно.

– Похоже, прогноз оправдался, хотя я не ожидал такого шторма, – сказал Дэвид. – Хорошо, что не попали в бурю. Кто знает, когда снялась с якоря та яхта?

– Димитрис говорит – в половине третьего, – заметил Алексис. Его глаза небрежно скользнули по Зоиному лицу. – Но я сам не видел.

– Я тоже мгновенно отключился, – согласился Дэвид. – Интересно, что заставило их выйти в море?

– Наверное, рассчитывали переждать шторм в ближайшем порту.

– Они успели добраться туда? – немного беспокойно спросила Зоя.

– Вряд ли им удалось попасть на какой-нибудь остров, на севере ближе всех – Тира, на востоке – Касос и Карпатос. Значит, шторм застал их в открытом море, – Алексис внимательно наблюдал за ней. – Чем ты так озабочена?

Зоя неопределенно повела плечами.

– Просто дружеское участие. На борту было несколько англичан.

– Все были англичане, – вмешалась Криста. – И все мужчины, хотя прошлой ночью на борт пригласили девиц.

Дэвид с любопытством посмотрел на нее.

– А ты откуда знаешь? Криста рассмеялась.

– Я тоже получила приглашение, когда прогуливалась по палубе в одиночестве, пока ты собирался. Меня заверяли, что там гораздо веселее, чем на «Гестии» в компании наших «зануд-мужчин». Предполагалось, что я захвачу с собой «роскошную рыжуху», тут я поняла, что я для них скорее средство, – последние слова Криста произнесла, улыбнувшись Зое. – Они ведь ваши ровесники, а не мои.

В отличие от Дэвида, Алексис не нашел в рассказе ничего забавного. Зоя поняла, что он разозлился. Оставалось только надеяться, что Алексис не заподозрит ее в том, что она подала повод.

Криста тут же выразила сожаление, что рассказала эту историю в присутствии Алексиса.

– Совсем забыла, – сказала она снисходительно, – что наши мужчины себялюбивы и горды. Алексису неприятно слышать, что какие-то иностранцы позволили себе фамильярничать. Даже хорошо, что они уплыли. Иначе он вполне мог бы туда отправиться и потребовать сатисфакции.

Зоя вполне допускала такое. Для Алексиса не было ничего важнее самолюбия. Лучше тем на яхте не попадаться им на пути.

С якоря снялись в одиннадцать часов, решив не заходить в Айос-Николаос, а плыть прямо на Карпатос. Над Критом ветер еще гнал рваные тучи, но море уже безмятежно синело, как прежде. Дул только прибрежный бриз, но таких высоких волн Зое видеть еще не приходилось. Как только вышли в открытое море, на нее накатила тошнота, с которой она тут же начала сражаться, но безуспешно.

Она лежала в постели, когда пробили склянки – подали завтрак. Через несколько минут к ней зашла София и сразу расстроилась, увидев, что Зоя совсем расклеилась.

– Я думала, тебе просто хочется побыть одной, – извиняющимся голосом сказала девушка. – Теперь вижу, что ты совсем больна.

– Все в порядке, просто нужно немного полежать, – слабым голосом успокоила ее Зоя. – Все равно в горло ничего не лезет.

– Пойду расскажу Алексису, – решительно сказала София.

Она быстро вышла, Зоя не успела ее отговорить. Спустя несколько минут показался Алексис. Он захватил с собой несколько таблеток и прошел в ванную, чтобы налить свежей воды.

– Тебе стало плохо еще до того, как мы покинули залив, – сказал он, подавая стакан, который она взяла, чуть привстав на постели; он присел рядом, протянул таблетки. – Болезнь лучше предупредить, чем лечить потом. Держи, они скоро подействуют.

«Если только я смогу их проглотить», – подумала Зоя, но подчинилась, стараясь не смотреть на лекарство.

– Тебе сразу полегчает, если выйдешь на палубу, – сказал Алексис. – Там почти не чувствуется качки.

Зоя потрясла головой и тут же отказалась.

– Полежу здесь, пока совсем не утихнет, – пробормотала она, – мне нужно побыть одной.

– Как хочешь, – голос снова приобрел резкость. – Попробуй уснуть.

Когда он ушел, стало еще хуже – и физически, и морально. Она лежала и вовсю жалела себя, но вскоре ее сморил сон.

Зоя вновь открыла глаза, на часах на прикроватном столике было без десяти четыре. Она осторожно потрогала голову и обнаружила, что дурнота прошла. Теперь яхта покачивалась в ином ритме. Зоя села на постели и прислушалась – моторы не работали, а на палубе что-то происходило.

Медленно поднялась с постели, постояла минуту, проверяя равновесие и потом выглянула наружу. В нескольких ярдах увидела ту самую яхту, что снялась с якоря в Ираклионе несколько часов назад, только теперь она повернула носом в противоположную сторону. Ошибиться она не могла. В это время от судна отделился ялик с тремя пассажирами на борту и поплыл в их сторону.

29
{"b":"219","o":1}