ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вы могли бы предупредить меня, – сказал Грант.

– У вас ведь нет причин находится здесь, не правда ли? – спросила она.

Она подняла лазер, и игнорируя предложенную им помощь, направилась к складскому помещению.

– Да, мисс, – смиренно сказал Грант. – Впредь, когда я буду около вас, я буду более тщательно выбирать место, куда положить руку.

Кора оглянулась, пораженная и до некоторой степени даже растерянная. Затем она на мгновение улыбнулась.

– Осторожно, щеки могут лопнуть, – сказал Грант.

Ее улыбка тут же исчезла.

– Я вас предупредила, – сказала она холодно.

Она направилась в лабораторию.

Сверху раздался голос Оуэнса:

– Грант, проверьте радиостанцию!

– Хорошо, – отозвался Грант. – Я увижусь с вами, Кора. Потом!

Он проскользнул в свое кресло и в первый раз взглянул на радиопередатчик.

– Похоже, что устройство работает азбукой Морзе.

Мичелз поднял глаза. Сумрачное выражение сошло с его лица.

– Да, технически сложно передать голос через миниатюризированную зону. Я полагаю, вы умеете работать с азбукой Морзе.

– Конечно.

Он отстучал короткую радиограмму. Через некоторое время система внешней громкоговорящей связи в комнате для миниатюризации разразилась звуками такой громкости, что их свободно было слышно в «Протерусе».

– Радиограмма получена. Подтвердите правильность. Радиограмма гласит: «Мисс Петерсон улыбнулась».

Кора, только что вернувшаяся в свое кресло, оскорбленно сказала:

– Вот беда…

Грант наклонился над передатчиком и простучал: «Правильно»

Ответ на этот раз пришел в закодированной форме. Грант прослушал, а потом сообщил:

– Радиограмма, полученная снаружи: «Приготовиться к миниатюризации».

6. Миниатюризация

Грант, не зная, как готовиться, остался сидеть на своем месте. Мичелз вскочил с почти импульсивной стремительностью и посмотрел вокруг, как бы делая последнюю общую проверку.

Дьювал, отложив в сторону карту, начал копаться в своих привязных ремнях.

– Вам помочь, доктор? – спросила Кора.

Он поднял на нее глаза.

– А? О, нет. Все дело заключается в том, чтобы правильно установить эту пряжку. Вот мы и в порядке.

– Доктор…

– Да?

Он снова поднял на нее глаза и вдруг с беспокойством заметил, что она хочет что-то сказать ему, но не решается.

– Какие-нибудь неполадки с лазером, мисс Петерсон?

– О, нет. Просто мне очень жаль, что я была причиной ссоры между вами и доктором Рейдом.

– Пустяки, не думайте об этом.

– Спасибо вам, что вы уладили вопрос о моем участии в этой экспедиции.

Дьювал сказал серьезным тоном:

– Для меня совершенно необходимо, чтобы вы были со мной. Я не могу ни на кого другого так положиться, как на вас.

Кора направилась к Гранту, который до сих пор следил за Дьювалом, а теперь нарочито копался в собственном снаряжении.

– Вы знаете, как это действует, – спросила она.

– Это выглядит более сложно, чем обычные самолетные привязные ремни.

– Да, действительно. Этот крючок вы зацепили неправильно. Позвольте мне.

Она наклонилась над ним, и Грант увидел совсем близко от себя ее щеку и уловил слабый нежный запах духов. Он сдержался.

Кора тихо сказала:

– Я сожалею, что была сурова с вами, но у меня положение очень трудное.

– Временами я нахожу его восхитительным. Нет, простите меня. Это случайно выскользнуло.

Она продолжала:

– В ОМСС я нахожусь в таком же положении, как и многие мужчины, но на каждом шагу я натыкаюсь на препятствия, вызванные моим совершенно не имеющим отношения к делу полом. Ко мне или слишком предупредительны, или слишком снисходительны, а я не хочу не того, ни другого. Не в работе, во всяком случае. Это часто расстраивает мои планы.

В голове Гранта промелькнул напрашивавшийся ответ, но он не высказал его вслух. Когда он постоянно удерживался от очевидного, это стоило ему напряжения большего, вероятно, чем он мог бы выдержать.

Он сказал:

– Каков бы ни был ваш пол – и в этом вопросе я буду достаточно осторожен, чтобы не связывать себя – вы самый спокойный человек здесь, не считая Дьювала. Но что касается Дьювала, то, я думаю, он не знает, что находится здесь.

– Вы недооцениваете его, мистер Грант. Уверяю вас, он знает, что находится здесь. Если он спокоен, то это потому, что осознает – значение этой миссии превышает цену его жизни.

– Из-за тайны Бенеша?

– Нет. Потому что впервые осуществляется миниатюризация в такой степени и потому что она осуществляется с целью спасения жизни.

– Использование лазера не опасно? – спросил Грант. – После того, как он чуть не поранил мне палец.

– В руках доктора Дьювала этот лазерный луч уничтожит тромб, не повредив ни одной молекулы из окружающей ткани.

– Вы очень высоко оцениваете его способности.

– Их признает весь мир. У меня есть основание разделять это признание. Я постоянно работаю с ним до тех пор, как получила профессиональный диплом.

– Я полагаю, он не относится к вам ни слишком предупредительно, ни слишком снисходительно просто потому, что вы женщина.

– Нет, это не так.

Она вернулась в свое кресло и проскользнула в привязные ремни одним легким движением.

– Доктор Мичелз, мы ждем! – крикнул Оуэнс.

Мичелз поднялся со своего кресла и медленно пошел по кабине с отрешенным и неуверенным видом. Затем, быстро переведя взгляд с одного члена команды на другого, он сказал:

– Да.

– Он сел и поправил свои ремни.

Оуэнс свесился из своего купола, быстро проверил ремни каждого, снова влез в купол и пристегнул собственные ремни.

– О'кей, мистер Грант. Сообщите им, что мы готовы.

Грант передал сообщение, и почти тут же загремел громкоговоритель.

– Внимание, «Протерус»! Это последнее речевое сообщение, которое вы получите, пока ваша миссия не будет завершена. У вас есть 60 минут объективного времени. Как только миниатюризация будет окончена, находящийся в судне счетчик времени выдаст 60 показаний. Вы должны все время помнить об этих показаниях, которые будут уменьшаться каждую минуту на одну единицу. Если нет – повторно включите счетчик, если снова нет – полагайтесь на ваши субъективные ощущения течения времени. Вы должны выйти из тела Бенеша до того, как показания счетчика достигнут нуля. Если вы этого не сделаете, вы убьете Бенеша независимо от успеха хирургической операции. Удачи вам!

Голос умолк, и Грант не нашел ничего более оригинального для поддержки своего упавшего настроения, кроме как:

– Вот это да!

К своему удивлению, он обнаружил, что сказал это вслух. Сидевший рядом с ним Мичелз ухитрился выдавить слабую улыбку.

– Да, это да…

* * *

Картер следил за ними из наблюдательной башенки. Он поймал себя на том, что хотел бы скорее быть внутри «Протеруса», чем вне его. Это будет трудный час, и он желал бы в каждый момент знать о происходивших в этот момент событиях.

Он вздрогнул от неожиданной резкой дроби радиограммы, прозвучавшей через внешнюю сеть. Его помощник за приемным аппаратом тихо сказал:

– «Протерус» сообщает, что все в порядке.

Картер произнес:

– Миниатюризатор!

Соответствующая кнопка с надписью «МИН» на соответствующей панели была нажата соответствующим пальцем соответствующего техника. «Это как в балете, – подумал Картер, – где каждый на своем месте и каждое движение расписано – в танце, окончание которого никто не может предвидеть».

В результате нажатия кнопки стена в одном конце комнаты для миниатюризации исчезла. Из нее начал постепенно вылезать огромный ячеистый диск, подвешенный к проложенному по потолку рельсу. Он двигался к «Протерусу» и над ним, перемещался медленно и плавно на воздушной подушке, которая создавала его подвеску с зазором в одну десятую дюйма от рельса.

* * *

Находившиеся в «Протерусе» ясно видели этот диск с геометрически правильными ячейками. Он приближался, похожий на покрытой оспой чудовище.

15
{"b":"2190","o":1}