ЛитМир - Электронная Библиотека

Когда стенка легкого движется вдоль реберной стенки, это не действует на нас?

– Мы или слегка ускоряем движение или слегка замедляем его. Вот и все.

– Ну? – Грант удивился. – А при плеврите что-нибудь происходит с этой мембраной?

– Конечно происходит. Когда плевра инфицирована и воспаляется, каждый вздох причиняет боль и кашель.

– Что произойдет, если Бенеш закашляется?

Мичелз пожал плечами.

– В нашем нынешнем положении, я полагаю, это будет фатальным. Нас разорвет на части. Однако нет никакой причины для кашля. Он находится в состоянии гипотермии и глубокого покоя, и его плевра – поверьте мне на слово – в хорошем состоянии.

– Но если мы будем раздражать ее…

– Мы слишком малы для этого.

– Вы уверены?

– Мы можем говорить только о вероятности. Вероятность кашля в настоящий момент слишком мала, чтобы о ней беспокоиться.

Его лицо было совершенно невозмутимо.

– Я понимаю, – сказал Грант.

Он посмотрел назад, чтобы увидеть, что делает Кора.

Она и Дьювал были в рабочем комнате, их головы низко склонились над верстаком.

Грант поднялся и направился к дверному проему. Мичелз последовал за ним.

Лазер лежал разобранным в секции из опалового стекла, освещенной снизу ярким молочным светом, каждая часть его ярко и четко обрисовывалась на световом фоне.

– Каковы же общие повреждения? – решительно спрашивал Дьювал.

– Только эти детали, доктор, и это сломанное пусковое устройство. Вот и все.

Дьювал, казалось, задумчиво пересчитывал детали, осторожно касаясь каждой пальцем и передвигая ее.

– Ключевым является этот разбитый транзистор. Из-за него мы не можем теперь зажечь лампу, а это – конец лазеру.

– Разве у вас нет запасных деталей? – вмешался Грант.

Кора посмотрела вверх и виновато отвела глаза от решительного взгляда Дьювала.

– Нет ничего из того, что стоит на шасси, – сказала она. – Нам нужно было бы захватить второй лазер, но кто мог… Если бы он не открепился…

– Вы это серьезно, доктор Дьювал? – мрачно спросил Мичелз. – Лазером нельзя пользоваться?

Нотки нетерпения проскользнули в голосе Дьювала.

– Я всегда серьезен. А теперь не мешайте мне.

Он, казалось, погрузился в размышления.

Мичелз пожал плечами.

– Так вот значит как. Мы прошли через сердце, наполнили воздухом емкости в легких, и все ни к чему. Мы не можем пойти дальше.

– Почему нет? – спросил Грант.

– Конечно, мы можем пойти дальше в смысле физической возможности. Только в этом нет никакого смысла, Грант. Без лазера мы ничего не сможем сделать.

– Доктор Дьювал, есть ли какой-нибудь способ осуществить операцию без лазера? – спросил Грант.

– Я думаю, – огрызнулся Дьювал.

– Тогда поделитесь своими мыслями, – огрызнулся в ответ Грант.

Дьювал посмотрел на него.

– Нет, не существует никакого способа осуществить операцию без лазера.

– Но веками операции проводились без лазера. Вы прорезали стенку легкого своим ножом, это же была операция. Вы можете удалить тромб с помощью ножа?

– Конечно, я могу, но при этом я задену нерв, и это выведет из строя всю долю мозга. В данном случае нож будет подобен кровавой бойне по сравнению с лазером.

– Но вы можете с помощью ножа спасти жизнь Бенеша, не так ли?

– Думаю, может быть, и смогу. Однако это не означает, что я обязательно спасу его сознание. Действительно, я почти с уверенностью могу предположить, что операция с помощью ножа приведет Бенеша к серьезной умственной неполноценности. Вы этого хотите?

Грант потер подбородок.

– Вот что я вам скажу. Мы направляемся к тромбу. Когда мы доберемся до него, мы воспользуемся ножом, если у нас не будет ничего, кроме него, Дьювал. Если мы потеряем наши ножи, мы воспользуемся нашими зубами, Дьювал. Если вы не захотите, это сделаю я. Мы можем потерпеть неудачу, но мы не оставим нашего дела. Между прочим, давайте посмотрим на это…

Он протолкнулся между Дьювалом и Корой и взял транзистор, аккуратно уместившийся на кончике его указательного пальца.

– Это и есть поврежденный?

– Да, – сказала Кора.

– Если его закрепить или заменить новым, сможете ли вы сделать лазер работоспособным?

– Да, но его никак нельзя закрепить.

– Предположим, что у вас есть другой транзистор примерно такого же размера и выходной мощности и достаточно тонкий провод. Сможете ли вы присоединить его?

– Я не думаю, что смогу. Это требует очень большой аккуратности.

– Наверное, вы не сможете. А что скажете вы, доктор Дьювал? Ваши пальцы хирурга должны суметь это сделать, несмотря на Броуновское движение.

– Я мог бы попытаться с помощью мисс Петерсон. Но у нас нет деталей.

– У нас они есть, – сказал Грант. – Я могу их достать.

Он захватил тяжелую металлическую отвертку и решительно направился назад, в носовое отделение. Он подошел к радиостанции и без колебаний начал отвинчивать панель.

Мичелз, шедший за ним, схватил его за локоть.

– Что вы делаете, Грант?

Грант стряхнул его руку.

– Я добираюсь до ее кишок.

– Вы что, демонтируете радиостанцию?

– Мне нужен транзистор и провод.

– Но мы останемся без связи с внешним миром.

– И что?

– Когда придет время извлечь нас из Бенеша… Послушайте, Грант…

– Нет, – сказал Грант нетерпеливо. – Они могут следить за нами по нашей радиоактивности. Радиостанция нужна только для пустых разговоров, и мы можем обойтись без нее. И действительно обойдемся. Или молчащее радио, или смерть Бенеша.

– Тогда хоть вызовите Картера и сообщите ему об этом.

Грант на мгновение задумался.

– Я вызову его, но только для того, чтобы сообщить, что других сообщений не будет.

– А если он прикажет вам подготовиться к извлечению?

– Я откажусь.

– Но если он прикажет вам…

– Он может извлечь нас силой, но я не буду оказывать ему в этом содействия. До тех пор, пока мы находимся на борту «Протеруса», стратегические решения принимаю я. Мы проделали слишком большой путь, чтобы отступить, и потому мы отправляемся к тромбу, чтобы ни случилось и чтобы ни приказал Картер.

* * *

– Повторите последнее сообщение! – закричал Картер «Раскулачиваем радиостанцию, чтобы починить лазер. Это наше последнее сообщение».

– Они прерывают связь, – безучастно произнес Рейд.

– Что случилось с лазером – спросил Картер.

– Не спрашивайте меня.

Картер тяжело опустился на стул.

– Прикажите подать сюда наверх кофе, ладно, Дон? Если бы я знал, что могу уже уйти, я заказал бы двойное виски с содовой, а потом еще два. Нас просто сглазили!

Рейд дал знак принести кофе.

– Может быть, саботаж? – предположил он.

– Саботаж?

– Да, и не прикидывайтесь невинным младенцем, генерал. Вы предвидели такую возможность с самого начала, иначе зачем было посылать Гранта?

– После того, что случилось с Бенешем по пути сюда…

– Я знаю. И я, в частности, не доверяю ни Дьювалу, ни девушке.

– Они в полном порядке, – сказал Картер.

Он скорчил гримасу.

– Они должны быть в полном порядке. Каждый, кто работает здесь, должен быть в полном порядке. Нет способов сделать безопасность еще более безопасной.

– Совершенно верно. Никакие меры безопасности не дают абсолютной уверенности.

– Все эти люди работают здесь.

– Но не Грант, – напомнил Рейд.

– А?

– Грант не работает здесь. Он чужак.

На лице Картера появилась судорожная улыбка.

– Но он правительственный агент.

– Я знаю, – сказал Рейд. – А агент может вести двойную игру. Вы посадили Гранта в «Протерус», и началась цепь неудач или того, что выглядит как неудача.

Подали кофе.

– Это смешно, – сказал Картер. – Я знаю этого человека. Для меня он не чужак.

– Когда вы в последний раз видели его? Что вы знаете о его внутреннем мире?

– Забудьте об этом. Это невозможно.

Но, размешивая сливки в своей чашке с кофе, Картер проявлял некоторые признаки беспокойства.

34
{"b":"2190","o":1}