ЛитМир - Электронная Библиотека

– Быстрее, Кора!

– Но я не могу…

– Нет, можете! Зацепитесь за меня, ну!

Они неслись вверх над краем обрыва к ожидавшему их «Протерусу».

* * *

Дьювал помогал Мичелзу подняться через люк.

– Что происходит там, снаружи?

Мичелз тяжело дыша, стащил с себя шлем.

– Мисс Петерсон попала в западню в клетке Хенсена. Грант пытается освободить ее, но она окружена антителами.

Дьювал широко раскрыл глаза.

– Что мы можем сделать?

– Я не знаю. Может быть, он сумеет ее вытащить. В противном случае нам следует уйти отсюда.

– Но мы не можем оставить их здесь, – возразил Оуэнс.

– Конечно, нет, – подтвердил Дьювал. – Нам всем троим следует выйти наружу и… А почему вы вернулись назад, Мичелз? – спросил резко он. – Почему вы не там, не снаружи?

Мичелз враждебно посмотрел на него.

– Потому что я ничем не могу помочь. У меня нет мускулов Гранта или его реакции. Я мог только помешать. Если хотите помочь, можете выйти наружу сами.

– Мы должны вернуть их назад живыми или… в другом виде, – сказал Оуэнс. – Они деминиатюризируются примерно через четверть часа.

– Тогда все ясно! Закричал Дьювал. – Надеваем наши костюмы и выходим наружу!

– Обождите, остановил их Оуэнс. – Они возвращаются. Я подготовлю люк.

* * *

Рука Гранта крепко сжимала штурвал задвижки люка, в то время как над ними горел красный сигнальный огонь. Он перебирал руками антитела на спине Коры. Защемив шерстевидные волокна между большим и указательным пальцами, он ощутил их мягкую пружинящую податливость, а потом наткнулся на жесткую сердцевину, которая больше не поддавалась.

«Это пептидная связь», подумал он.

Туманные воспоминания о курсе колледжа всколыхнулись в нем. Когда-то он мог написать химическую формулу части пептидной цепи, а тут была она сама. Если бы у него был микроскоп, мог бы он рассмотреть отдельные атомы? Нет, Мичелз сказал, что они расплывутся и исчезнут, чтобы он ни делал.

Он поднял молекулу антитела. Сначала она плотно приклеилась к нему, затем поддалась и отпала. Отпала целая связка, и Грант, шлепая по ним, заставил их повернуть назад. Но они не разъединились и снова возвратились, ища место, куда можно прикрепиться.

У них не было мозга, даже самого примитивного, и было бы ошибочно думать о них как о чудовищах или хищниках или даже как о фруктовых мушках. Они были просто молекулами, атомы которых были соединены таким образом, что заставляли их с помощью слепого действия межатомных сил прикрепляться к поверхности, которая им подходила.

Из глубины памяти в мозгу Гранта всплыла фраза: «Силы Ван-дер-Ваальса». И ничего больше.

Он продолжал выщипывать «пух» со спины Коры.

– Они прибывают, Грант! – закричала она. – Давайте войдем в люк!

Он оглянулся. Они шли по их следу, чувствовали их близость. Их звенья и цепи взлетали высоко над краем пропасти и опускались вниз, словно слепые кобры.

– Нам придется подождать, – сказал Грант.

Свет над люком стал зеленым.

– Все в порядке. Пошли.

Он начал поспешно вращать маховик.

Антитела уже окружили их, но предпочитали Кору. Они уже были чувствительны к ней и теперь почти не колебались. Они прилипали и присоединялись, покрыв ее плечи и наложив свой шерстистый рисунок поперек ее живота. Они заколебались над выступавшими формами ее груди, словно не могли понять, что это такое.

У Гранта не было времени помочь Коре в ее безрезультатной схватке с антителами. Он оттянул дверцу люка, втолкнул туда Кору вместе с антителами и последовал за ней.

Он с силой нажал на дверцу люка, но антитела продолжали валить валом. Преодолевая их упругость, дверца закрылась, но жесткая основа антител не позволяла ее захлопнуть до конца. Он напряг спину, пытаясь преодолеть это сопротивление, и ухитрился повернуть маховик, закрывающий дверь. Дюжина маленьких шариков шерсти, совсем маленьких и почти раздавленных, если рассматривать их по отдельности, извивалась в щели между дверцами люка и стенкой. Но сотни других, не попавших в ловушку, заполняли жидкость вокруг них. Давление воздуха выталкивало жидкость, его шипение раздавалось у них в ушах, но Грант в этот момент был занят исключительно отрыванием антител. Некоторые обосновались у него на груди, но он не обращал на них внимания. Диафрагма Коры, как и спина, была похоронена в них. Они образовали плотную ленту вокруг туловища от груди до бедер.

– Они сжимаются, Грант, – сказала она.

Через маску он увидел гримасу боли на ее лице и мог слышать, какого труда стоит ей говорить.

Вода быстро спадала, но они не моги ждать. Грант начал стучать во внутреннюю дверь.

– Я не могу ды… – проговорила Кора, задыхаясь.

Дверь открылась, еще оставшаяся жидкость влилась внутрь корабля. Через отверстие просунулась рука Дьювала, схватила руку Коры и втащила ее внутрь.

Грант последовал за ней.

– Господи боже, посмотрите на них! – воскликнул Оуэнс.

С выражением отвращения он начал срывать антитела, как это делал Грант.

Почти весело Грант сказал:

– Теперь это легко. Просто стряхните их.

Этим занимались все. Антитела падали в слой жидкости на полу толщиной в дюйм или около того и слабо шевелились в нем.

– Они, конечно, приспособлены к действию в жидкости, – сказал Дьювал.

– Когда они окружены воздухом, молекулярное притяжение меняет свою природу.

– Пока их снимают… Кора…

Она тяжело и судорожно дышала. Дьювал осторожно снял с нее шлем, но, внезапно разразившись слезами, она припала к руке Гранта.

– Я так испугалась, – сказала она, всхлипывая.

– Мы оба испугались, – заверил ее Грант. – Теперь вы не будете считать страх позором? Знаете, страх имеет свое назначение.

Он гладил ее волосы.

– Он заставляет поступать адреналин в кровь, так что вы можете плыть намного дольше и быстрее и больше выдержать. Эффективный механизм страха служит прекрасной основой для героизма.

Дьювал раздраженно оттолкнул Гранта.

– С вами все в порядке, мисс Петерсон?

Кора глубоко вздохнула и сказала – с трудом, но твердо:

– Совершенно в порядке, доктор.

– Нам нужно убираться отсюда, – сказал Оуэнс.

Он уже находился опять в своем куполе.

– Теперь у нас практически совсем не осталось времени.

16. Мозг

Телевизионные приемники в контрольной башне снова ожили.

– Генерал Картер…

– Да, что теперь?

– Они снова двигаются, Сэр. Они вышли из уха и быстро двигаются к тромбу.

– Ха!

Он посмотрел на отметчик времени, который показывал 12.

– Двенадцать минут…

С рассеянным видом он поискал сигару и обнаружил ее на полу, куда уронил, а потом наступил на нее. Он поднял сигару, глянул на ее плоскую раздавленную форму и с отвращением отшвырнул.

– Двенадцать минут. Могут ли они все еще успеть, Рейд?

Рейд сидел, скорчившись в кресле, вид у него был жалкий.

– Они могут успеть. Они, может быть, могут даже избавиться от тромба. Но…

– Но?

– Но я не знаю, сумеем ли мы извлечь их вовремя. Вы знаете, мы не можем проникнуть в мозг, что-бы вытащить их оттуда. Если бы мы могли сделать это, мы бы в первую очередь проникли туда для ликвидации тромба. Это означает, что они должны добраться до мозга, а затем отправиться в какую-то точку, откуда их можно извлечь. Если же они не уйдут…

– Мне принесли две чашки кофе и сигару, но я не могу сделать ни одного глотка и ни одной затяжки, – ворчливо заметил Картер.

– Они достигли основания мозга, Сэр, – пришло сообщение.

* * *

Мичелз снова сидел за своими картами.

Грант стоял за его плечом, рассматривая лежавшую перед ним мешанину линий.

– Этот тромб здесь?

– Да, ответил Мичелз.

– Это выглядит довольно далеко. У нас только 12 минут.

– Это не так далеко, как кажется. Мы теперь будем плыть без всяких препятствий. Мы будем у основания мозга меньше, чем через минуту, а оттуда вообще рукой подать…

41
{"b":"2190","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Психотерапия, и с чем ее едят?
Вурд. Богиня вампиров
Черный лебедь. Под знаком непредсказуемости
Когда ты станешь моей
Сам себе MBA. Самообразование на 100 %
Смертные машины
После Карлоса Кастанеды. Дальнейшие исследования
Легкий способ бросить курить