ЛитМир - Электронная Библиотека

– Закройте один глаз, мисс Петерсон, – сказал Дьювал, – чтобы сетчатке не нужно было ресенсибилизироваться.

Снова вспыхнул луч лазера, а когда он погас, Кора закрыла открытый глаз и открыла закрытый.

– Он работает, доктор Дьювал! – взволнованно воскликнула она. – Мерцание продвигается вперед прямо на глазах. Осветилась целая область.

К ним подплыл Грант.

– Как дела, Дьювал?

– Неплохо, – сказал Дьювал. – Если бы я сумел теперь разрезать его поперек и снять давление на одну важную точку, я думаю, весь нервный канал был бы освобожден.

Он поплыл к другой стороне.

Грант крикнул ему вслед:

– У нас в запасе меньше 3 минут!

– Не мешайте мне, – ответил Дьювал.

– Все в порядке, Грант, – сказала Кора. – Он все сделает. Какие-нибудь неприятности с Мичелзом?

– Есть немного. Оуэнс держит его под арестом.

– Под арестом?

– Только в случае…

* * *

Находясь внутри «Протеруса», Оуэнс бросал быстрые взгляды через иллюминатор.

– Я не знаю, что делать, – бормотал он.

– Просто оставайтесь здесь и дайте убийцам делать свое дело, – насмешливо сказал Мичелз.

– Вы ответите за это, Оуэнс.

Оуэнс молчал.

– Вы не можете верить, что я вражеский агент.

– Я не во что не верю, – сказал Оуэнс. – Давайте обождем, пока счетчик времени не покажет 2 минуты, и, если они не вернутся мы уйдем. Что в этом плохого?

– Хорошо, – сказал Мичелз.

– Лазер работает, – сказал Оуэнс. – Я вижу вспышку. И знаете…

– Что?

– Тромб. Я вижу вспышки по ходу нервных импульсов там, где я раньше их не видел.

– А я не вижу, сказал Мичелз, всматриваясь в окружающую тьму.

– А я вижу. Я говорю вам, он работает. И они вернутся. Выходит, что вы ошибались, Мичелз.

Мичелз пожал плечами.

– Очень хорошо, тем лучше. Если я ошибся и Бенеш останется жив, мне больше ничего не нужно. Только…

В его голосе прозвучала тревога.

– Оуэнс!

– Что?

– Что-то не в порядке с входным люком. Этот чертов болван Грант, должно быть, был слишком взволнован и не закрыл его как следует. И был ли он взволнован?

– Но что не в порядке? Я ничего не вижу.

– Вы что, слепой? Жидкость просачивается. Взгляните на шов.

– Но он был мокрым еще тогда, когда Кора и Грант удирали от антител. Разве вы не помните?

Оуэнс наклонился, рассматривая люк, а Мичелз, крепко зажав в руке отвертку, с помощью которой Грант открывал панель радиостанции, сильно ударил ее рукояткой Оуэнса по голове.

Глухо вскрикнув, Оуэнс, оглушенный, упал на колени.

В лихорадочном возбуждении Мичелз снова ударил его и стал втискивать волочащую ноги фигуру в плавательный костюм. На его лысине выступили крупные капли пота. Открыв крышку люка он втолкнул туда Оуэнса. Быстро впустив в люк воду, он открыл внешнюю дверь с панели управления, упустив важный момент для наблюдения за ней.

Ему следовало бы отвести корабль, чтобы удостовериться, что Оуэнс беспрепятственно вышел через люк, но у него не было времени.

«Нет времени, – подумал он. – Нет времени.»

В неистовстве он вскочил в купол и стал изучать приборную панель. Что-то можно было покрутить, чтобы включить двигатель. А, здесь! Он торжествующе затрепетал, когда ощутил отдаленный стук работающего двигателя.

Он посмотрел вперед, в сторону тромба. Оуэнс был прав. Мерцающая световая точка бежала вдоль длинного нервного отростка, который до сих пор был темным.

* * *

Теперь Дьювал работал лазерным лучом короткими вспышками с малыми интервалами.

– Я думаю, вы уже почти победили его, доктор, – сказал Грант. – Пора уходить.

– Я почти закончил. Тромб распался. Еще одна порция. О, мистер Грант, операция прошла успешно.

– И у нас есть 3, а может, и 2 минуты на то, чтобы выйти. Теперь назад в корабль…

– Здесь кто-то еще, – сказала Кора.

Грант развернулся и рванулся к свободно дрейфовавшей фигуре.

– Мичелз! – закричал он. – Нет, это Оуэнс. Что…

– Я не знаю, – сказал Оуэнс. – Я думаю, он стукнул меня. Я не знаю, как попал сюда.

– Где Мичелз?

– На корабле. Я по…

– Двигатели корабля включены! – закричал Дьювал.

– Что?! – воскликнул Оуэнс. Он вздрогнул, – Кто?…

– Мичелз, – сказал Грант. – Это он за пультом управления.

– Почему вы покинули корабль, Грант? – зло спросил Дьювал.

– Этот вопрос я задаю себе сам. Я надеялся, что Оуэнс…

– Я виноват, – сказал Оуэнс. – Я не думал, что он действительно вражеский агент. Я не мог…

– Беда в том, – сказал Грант, что я сам не был полностью уверен. Теперь, конечно…

– Вражеский агент! – в ужасе воскликнула Кора.

– Раздался голос Мичелза:

– Эй, вы, все назад! Минуты через 2 появятся белые кровяные тельца, и в это время я уже буду на пути к месту назначения. Весьма сожалею, но у вас была возможность отправиться со мной.

Корабль сильно накренился и описал широкую дугу.

– Он выжимает из него полную скорость, – сказал Оуэнс.

– Я думаю, – добавил Грант, – что он метит в нерв.

– Именно это я и сделаю, Грант, – донесся зловещий голос Мичелза. – Только несколько драматичнее, чем вы думаете. Сначала я уничтожу то, что сделал этот напыщенный святоша Дьювал, не столько из-за самой операции, сколько для того, чтобы повредить ткань, что вызовет немедленное появление на сцене белых кровяных телец. Они позаботятся о вас.

– Послушайте! – закричал Дьювал. – Подумайте! Зачем это делать? Подумайте о вашей стране!

– Я думаю о человечестве! – в бешенстве прокричал в ответ Мичелз. – Самое важное – не дать информации военным. Неограниченная миниатюризация в их руках приведет к всемирному уничтожению. Если вы, идиоты не видите этого…

«Протерус» теперь пикировал прямо на только что освобожденный нервный отросток.

– Лазер! – отчаянно закричал Грант. – Дайте мне лазер!

Он схватился за инструмент, с силой вырвал его у Дьювала.

– Где кнопка пуска? Ладно, неважно. Я ее найду.

Он направил его вверх, пытаясь перехватить летевший на полном ходу корабль.

– Дайте максимальную мощность! – крикнул он Коре. – Полную мощность!

Он тщательно прицелился, и луч света толщиной с карандаш вырвался из лазера и затрепетал.

– Лазер вышел из строя, Грант, – сказала Кора.

– Ну, тогда подержите его. Я думаю, что все-таки попал в «Протерус».

Было трудно определить, действительно ли это так. Тусклое освещение не позволяло ясно рассмотреть происходящее.

– Я думаю, вы ударили по рулю, – сказал Оуэнс. – Вы убили мой корабль.

Его щеки под маской вдруг стали влажными.

– Куда бы вы ни попали, – сказал Дьювал, – корабль стал явно плохо управляемым.

Действительно, «Протерус» заносило из стороны в сторону. Его прожекторы вспыхивали то вверху, то внизу, описывая широкую дугу.

Корабль снизился, грохнулся на стенку артерии, пролетев мимо нерва, что вызвало общий вздох облегчения, и устремился в лес дендритов, цепляясь за них, обламывая и снова цепляясь, пока не упал там грудой металла, запутавшегося в толстых гладких волокнах.

– Он не попал в нерв! – воскликнула Кора.

– Он причинил достаточно повреждений, – проворчал Дьювал. – Из-за этого может образоваться новый тромб. А, может быть, и нет. Я надеюсь, что нет. В любом случае белые кровяные тельца сейчас будут здесь. Нам лучше уйти.

– Куда? – спросил Оуэнс.

– Если мы выйдем по оптическому нерву, мы доберемся до глаза через минуту и даже меньше. Следуйте за мной.

– Мы не можем оставить корабль, – сказал Грант. – Он ведь деминиатюризируется.

– Но мы не можем его взять с собой, – ответил Дьювал. – У нас нет иного выбора, как попытаться спасти свою жизнь.

– Мы, наверное можем что-то сделать, – настаивал Грант. – Сколько времени у нас осталось?

– Нисколько! – выразительно произнес Дьювал. – Я полагаю, что мы уже начали деминиатюризироваться. Через минуту мы увеличимся настолько, что привлечем внимание белых кровяных телец.

45
{"b":"2190","o":1}